Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

АРХИЕПИСКОП ВИКТОР (ПИВОВАРОВ)

Архиепископ Виктор (Пивоваров) - Славянский и Южно-Российский (в миру Виктор Иванович Пивоваров). Родился 8 февраля 1937 года в с. Верх-Катунское, Бийского района, Алтайского края в семье простых крестьян. Крещен в младенчестве Тихоновским священником, заштатным. Отец был убит на фронте в первый год войны.

В 1951 году Господь послал в его семью исповедника Якова Федоровича Аркатова (1904-1991гг.), который прожил у них три года на положении квартиранта, а затем, еще много лет вблизи, до самой своей мученической смерти в 1991г.

Яков дал первое духовное образование будущему архиерею. Сам он за непризнание советской власти «богоданной», а социализма - за нормальное установление и за не участие в строительстве его, был во второй половине тридцатых годов взят в заключение, сбежал из него во время войны, десять лет скрывался в лесах и вернулся в село, откуда был взят. Он при чудесной помощи Божией стал продолжать жить там, что было немыслимо после побега из тюрьмы. Для безопасности существования пришлось ему юродствовать до самой смерти. Духоносность и дар чудотворения, которыми был Богом наделен Яков, наглядно показали Виктору, где же Истинная Церковь Христова. Для своего ученика он открывал сокровенные тайны Божии, а для других так и оставался нищим и юродивым мужиком. Храм московской патриархии он никогда не посещал и после 1937 года уже не получал причастия.

По окончании семилетнего образования Виктор поступил в техникум, т.к. в селе была школа только до семи классов. Но через год он решил бросить техникум, чтоб быть всегда простым рабочим, т.к. уже было невозможно избежать принудительного вступления в комсомол, как предварительную ступень для вхождения в партию большевиков. Специалисты всех уровней в советские времена могли рассчитывать на получение работы выше бригадира только чрез вступления в партию. Это был последний год жизни Сталина - его несносного фашизма, но еще более гнетущим был вой и плач по его кончине. Одни оплакивали его, чтобы похвастаться своей верностью советской власти и любовью к «вождю», и заработать тем какое-либо возвышение на работе или в партии. Другие - боясь, что за скудные слезы, могут быть подвергнутыми репрессиям или даже увезены в ссылку.

Духовная атмосфера эта была невыносимой, и Виктор искал путь для ухода из этого всеобщего безумия. В то время, чтобы сохранить верность Богу, нужно было выбирать одно из двух: или принимать подвиг юродства, подобно Якову, или же - если не юродствовать, то в таком случае, посвятить свою жизнь борьбе против большевизма и сергианства. И хотя второй путь был практически невозможен, но Господь, уготовал Виктору именно его.

Однако Виктор сделал попытку пойти иным путем: с двумя дружками, решил уйти в тайгу жить среди зверей, находя это более приемлемым, чем жизнь в коммунистическом "рае". Но через четыре дня, во время перехода одной дороги, они «случайно» встретились по смотрению Божию с близкими родственниками, отправившимися на розыски.

Позже Виктор еще пытался начать юродствовать. Уехав в отдаленное село, он искал место жительства, где бы мог поселиться и какое-то время работать, постепенно показывая себя неполноценным, а потом - окончательно «свихнувшимся». На вопрос о жилье местные жители указали на дом одинокой старой женщины. При первом взгляде на нее, Виктор определил ее ведьмой. Уже с порога она выпалила с озлобленностью: «Был здесь один такой, стал из себя дурака корчить! Так советская власть с ним быстро разобралась, тут же его в психушку отправили». Пришлось уйти от нее ни с чем. У встреченного жителя этого села расспросил об этой женщине, который поведал, что она знаменитая колдунья на всю Новосибирскую область. Ночь он провел в лесу за селом у костра, и по долгом размышлении избрал иной путь.

Это говорит только о том, что уже в детском возрасте проявлялась самоотверженность в стоянии в верности Богу. Началась трудовая жизнь и мрачное прозябание под коммунистическим игом. Особенно больным было ощущение того, что невольно состоишь в числе строителей царства сатаны на земле - социализма. Поэтому Виктор сделал клятвенное решение в 1962 году: никогда ничем не соучаствовать в этом строительстве. Это было социальное самозахоронение. Социалистическим было всё, куда бы ни поступил работать, в любом случае одинаково оказывался в царстве «зверя». Пришлось перебиваться случайными заработками у частных лиц. Но дух непримиримости с ложью, при знании того, что мир катится в погибель чрез большевистскую и сергианскую ложь, понуждали искать пути борьбы с этим.

Поэтому Виктор по благословению Якова отправляется в советскую семинарию для борьбы с сергианством внутри вражеского лагеря и для пополнения богословских знаний, необходимых в этой борьбе: нужен был доступ к академической библиотеке. Это было угодно Богу, что видно, как трудности поступления были преодолены посредством многих чудес по молитве Якова.

Перед отбытием Виктора в Москву, Яков напутствовал его следующими словами: «Вот, Виктор, ты идешь один во враждебный мир. Не ищи в этом мире того, у кого бы ты мог поучиться. Ты найди хотя бы того, кто бы мог у тебя поучиться. Я всю жизнь проискал, да кроме тебя так никого и не нашел.»

Заранее было сделано решение, не вступать ни в какой компромисс с сергианством и не принимать священство от сергианских иерархов, что и было исполнено. Годы учебы были труднейшим испытанием. Духовная академия МП в то время являлась главным гнездом сергианства и находиться там катакомбнику, в этой атмосфере лжи, было неимоверно тяжко. Приходилось пребывать в постоянном духовном сражении с нагромождением лжи и заблуждений. Все чувствовали, что Виктор не является частью их среды, но милостью Божией ограждался от расправы. Приходилось присутствовать за богослужением в их сергианском храме, и молиться Иисусовой молитвой. Были случаи: какая-нибудь колдунья (которых в советских храмах всегда было изобилие), начнет вслух всем говорить: «Ишь ты, не хочет одной молитвой со всеми молиться».

Постоянно вращаясь и полемизируя с сергианами, Виктор старался по-возможности испытывать людей на верность Богу, ища скрытых рабов Божиих. Особенно он пытался найти таких среди «духовников» и «прозорливцев», с какими имел возможность общаться. И Господь открывал ему их подлинное лицо. Так архим. Наум отсылал Виктора каяться в КГБ в антисоветчине, а архим. Кирилл (Павлов) утверждал, что нарушение поста является тягчайшим грехом, а вступление в комсомол суть всего лишь личное дело каждого. И в МДА, и Троице-Сергиевой Лавре и в других уголках России, где бы не приходилось Виктору иметь общение с такими «прозорливцами», он обнаруживал у них прелесть бесовскую. Долгое время общаясь с такими людьми, владыка полностью удостоверился, что среди них не осталось уже скрытых верных Богу никого.

Однако в околоцерковной среде находились действительно рабы Христовы. Так, в Троице-Сергиевой Лавре обитали в то время юродивые Александра, монахиня Павлина и др. Александра однажды сказала Виктору: «Вон, ваши архиереи, смотри: раз, и уже в Америке. А на завтра, глядишь, - раз, и уже там - на том свете!». И действительно в это время митр. Никодим летал в Америку, а через некоторое время после этого скончался в резиденции папы Римского. Но Виктор ответил ей, что «они, такие же мои, как и твои», и оба рассмеялись.

О другой юродивой - монахини Павлине знакомая девушка однажды рассказала Виктору, как она расспрашивала ее, какой парень годится ей в мужья. О многих она спросила и не услышала одобрения. Спросила и о Викторе.

- Что скажешь о нем? - спросила девушка.
- Ума палата, - ответила Павлина.
- А он годится мне в мужья?
- Нет, у него совсем иной путь жизни.

После этого многие стали считать, что Виктора ждет монашество. Но он объяснил, что она имела в виду не монашество, а истинную Церковь, к которой эта девица не относится.

Постоянная война с ложью продолжалась на протяжении семи лет пребывания в семинарии и академии. Там у Виктора появлялись частичные единомышленники, как из студентов, так и из преподавательского состава. Но стать настоящим борцом против сергианства смог лишь один о. Лев Лебедев. И тот сначала не мог поверить Виктору, отправившись даже к "сухумским старцам" за советом. Те также ему подтвердили, что «если еще сохраняется благодать в Московской патриархии для немощных, то велика милость Божия». А в Сухуми о. Лев обратился к юродствовавшему архимандриту Серафиму за советом по некоторым вопросам, и, получив ответ, собрался уходить. А тот его остановил и сказал: «Приходил ко мне один священного сана и говорит: батюшка, помолитесь обо мне: когда я говорю ектению «о богохранимой стране нашей, властех и воинстве ея», у меня рука не поднимается. А я ему и отвечаю: как же я за тебя молиться буду? Ведь ты знаешь и делаешь!».

О. Лев только по уходу от него понял, что он это говорил про него самого. Он старался получить подтверждение истинности убеждений Виктора, и чрез эти слова получил это. Ведь лживость этого прошения ектении, введенной митр. Сергием (Страгородским) является основным предметом отступления, которое критиковал всегда Виктор. После этого «похода» он окончательно отрекся от сергианства, став уже на путь истинный, который привел его в РПЦЗ.

После окончания академии, нужно было рукополагаться в священники или продолжать учебу в аспирантуре, где в обязательном порядке нужно давать подписку в КГБ о сотрудничестве. Виктор молился, чтобы Господь раньше этого срока помог уйти ему из академии, чтобы не покидать академию демонстративно на обозрение врагов Православия. Так и произошло.

Концом учебы в академии послужило то, что ему в числе других пришлось войти в малую оппозицию сергианскому собору 1971 года, на котором был «избран» «патриарх» Пимен - один из единственной кандидатуры. Студент академии Виктор раздал воззвание низшего духовенства и мирян архиереям московской патриархии с призывом изменить курс МП несколько вправо. Это послужило причиной отчисления из академии с последнего курса.

Вместе с ним был изгнан, ранее отправленный в заочный сектор за связь с диссидентами, иеродиакон Варсонофий (Хайбулин) (теперь архим. МП).

По молитвам своего духовного отца, Якова Федоровича Аркатова, уже тогда владыке было открыто толкование Апокалипсиса. Необходимость в истолковании пророчеств являлась крайняя, так как православный мир жаждал знания правды, причин засилия лжи и зла. Но при написании была опасность допущения ошибок, и только милостью Божией они открывались вовремя. Так, к примеру, допустив ошибку в толковании о «звере, выходящим из земли», (что есть социализм), по молитвам своего духовника, владыка получил указание от Бога, на эту ошибку. И волей Божией вскоре появился на свет первый вариант толкования апокалипсиса с названием «В ОБЪЯТИЯХ СЕМИГЛАВОГО ЗМИЯ». Один экземпляр этой книги о. Лев Лебедев показал «архиеп.» Пимену Саратовскому. Тот с ревностью заявил: «Ее как можно быстрее надо распространять. Это очень теперь необходимо». Но ей не суждено было быть распространенной. О ней узнал КГБ и стали ее искать. Те же люди, у которых хранился основной экземпляр, сожгли страха ради большевистского.

Но третья часть книги, каким-то образом, была переправлена за рубеж и там была отпечатана, тогда еще Архиепископом, Виталием (Устиновым) в Монреале в 1984 году под авторством «Неизвестного автора из советского союза», и получила от него самый лестный отзыв:

«Предлагаемая читателю статья является исключительным явлением во всей нашей русской зарубежной серьёзной прессе. Автор - неизвестный православный русский человек, безусловно глубоко верующий мыслитель, обладающий всесторонним знанием истории Церкви, канонического права и богословия. Этот труд написан честным и совестливым человеком, что придаёт всей статье огромный нравственный авторитет в наш век, когда так редко можно услышать с высоты кафедр гуманитарных наук свободного мира, неискажённую витийствующими разсуждениями, чистую правду. Это произведение, которое войдёт в историю русской православной богословской мысли, есть не что иное, как духовный и нравственный уничтожающий анализ всех устоев возглавителей советской патриархии. Шестидясетилетнее существование этого церковного организма пошатнуло многие хрупкие совести некоторых мирян и даже кое-кого из клириков, но этот чистый голос истинной Церкви Христовой, раздавшийся из самых недр России, безусловно оздоровляюще воздействует не только на наше русское рассеяние, но и на паству в самой России.

Эту статью необходимо прочитать всем нашим пастырям и церковным людям, в особенности тем, кто часто посещает нашу родину, чтобы понять глубокую трагедию, которую переживает вся истинная русская православная паства в пределах СССР.

Прочитав этот труд всем станет понятно, какую большую ответственность возложил Господь на Русскую Православную Зарубежную Церковь - сохранить верность Христу.»

С изгнанием из академии началось нищенское прозябание, теперь уже, с семейством, т.к. Виктор в 1970 г. женился. Это он признает за величайшую ошибку своей жизни.

Идти работать в социалистические предприятия он не мог в силу сделанного еще в 1962 году решения не участвовать в строительстве социализма. Знакомые постоянно понуждали принять священство от сергианского духовенства, но это было для него равносильно иудинскому предательству и его виселице. Пришлось наниматься работать в сергианских храмах на рыночных условиях: его труд - их деньги без оформления на работу. Занимался ремонтом храмов, иконостасов, работой по двору или сторожеванием. Одновременно занимался проповедью антисергианства. Надо сказать, за это священство МП его не очень рьяно преследовало до какой-то поры. Лишь тогда, когда он уже был диаконом РПЦЗ и написал антисергианскую статью «Кто такие карловчане» в казачьей газете, архиеп. Исидор (МП) стал требовать от всех, избегать с ним какого-либо общения.

В 1992 году он чрез своих учеников узнал об открытии приходов от РПЦЗ. Его начали уговаривать рукоположиться в Славянск-на-Кубани во вновь открытый приход. Виктор отказывался, ссылаясь на немощь, но у него была острая нужда через архиерея отправить в Синод написанную им книгу «Апокалипсис и наше время». Когда же он предстал пред еп. Варнавой и его секретарем прот. Алексием Аверьяновым, оказалось, что отказаться не возможно, и он был рукоположен в дьякона 5 апреля 1993 года. Однако мирного служения не получилось. Славянский приход оказался на территории еп. Вениамина (Русаленко), который получил при рукоположении звание «Кубанский», при неимении здесь в подчинении ни одного прихода. Началась борьба за отвоевание Славянского прихода у еп. Варнавы. В конце декабря 1993 года диакон Виктор был рукоположен еп. Варнавой в священника, хотя надо сказать, не совсем законно, т.к. Синод сделал решение отозвать еп. Варнаву из России, о чем он не известил рукополагаемого им Виктора. Синод повелел о. Виктору войти в подчинение еп. Вениамину с совершением над ним хиротесии. Дождавшись окончательного решения Собором о положении еп. Варнавы о. Виктор вынужден был подчиниться указу Синода. Так он оказался под началом будущего раскольника.

Это время - с начала 90-х и по сей день, можно охарактеризовать, как период нескончаемых расколов. И в такой обстановке о. Виктору приходилось постоянно вступать в конфронтацию с закосневшими раскольниками: Лазарем (Журбенко) и Вениамином (Русаленко), чтобы самому остаться в лоне Церкви.

Еп. Вениамин был воспитанником и келейником архиеп. Лазаря (Журбенко), оставаясь и далее уже в епископском сане проводником его воли. А архиеп. Лазарь в это время уже творил раскольные дела. Он в 1993 г. за выход из подчинения Синоду РПЦЗ с еп. Валентином (Русанцовым) был отправлен на покой, однако вместо покаяния они рукоположили еще троих «епископов» и создали свой ВВЦУ, за что оба отправлены под запрет. Была постоянно и у еп. Вениамина предрасположенность к расколу. Так на епархиальном собрании в г. Ростове в 1996 году он объявил повесткой дня отделение от Синода, и лишь благодаря протесту о. Виктора решения по этому вопросу не состоялось.

ХХI век начался в РПЦЗ также с серии расколов. О. Виктор начал публиковать свои статьи, направленные против лавровского раскола на страницах газеты «Православное обозрение», издаваемой свящ. Павлом Симаковым. В это же время пришлось заниматься строительством храма. Нужда в построении храма была великая, т.к. приходилось служить на квартире в частном доме, какой по требованию наследников хозяйка решалась продавать. О. Виктор стал в молитве просить своего наставника, убиенного за веру в 1991 году о помощи, и помощь вскоре пришла: Господь послал человека, который стал финансировать стройку безмездно - «ради Бога». К началу расколов храм уже был готов.

Лазаревский раскол готовился на глазах о. Виктора. На Собор 2001 года вопреки обещанию на Воронежском собрании духовенства 4-5 сентября 2001 г. сражаться против готовимого архиеп. Лавром раскола ни архиеп. Лазарь, ни еп. Вениамин не поехали. Прибыл на него один еп. Агафангел, но уже в это время, как говорил о. Виктор, Агафангел, судя по разговору на собрании, отойдет к арх. Лавру. Архиереи же Лазарь с Вениамином вместо борьбы с расколом скрылись и целых два месяца не объявлялись. Они лишь откликнулись позже на вызов митр. Виталия. Пред этим состоялся острый разговор между о. Виктором и еп. Вениамином. Последний настаивал на том, что нужно приложить усилия и добиться отделения от Синода, объявив автономию Российских приходов. О. Виктор это назвал расколом, не имеющим ни какого обоснования. Еп Вениамин в свою очередь говорил, что его просят священники возглавить приходы на территории России, подчиненные митр. Виталию, и показал письмо иером. Дионисия (Алферова), с такой просьбой. Ни какие силы готовившийся раскол остановить не могли, поэтому о. Виктор вышел из его подчинении под власть Синода митр. Виталия, а лазаревцы послали к митрополиту арх. Иринея (Клиппенштейна) любыми окольными путями исхлопотать благословение на раскол - «автономию». Раскол они произвели, рукоположив 4 своих епископа в августе 2002 года.

В 2003 году архиеп. Варнава и его секретарь прот. Вениамин Жуков стали просить о. Виктора принять епископский сан. Никакие отговорки не действовали. То, что он был ранее женатым, не является помехой, т.к. уже 20 лет в разводе. На церковный развод бывшая жена согласна. Ссылка на неспособность нести такой крест тоже не явилась веским аргументом. Пришлось указывать на нищенство: нет денег на поездку за границу, а ехать необходимо вдвоем, чтоб получить рукоположение и помощнику. В ответ было обещано оплатить дорогу. Тогда о. Виктор в свою очередь заявил, что если Господь усматривает быть ему епископом, то разве не пошлет денег на дорогу, ведь послал же Он деньги на строительство храма. Это было сказано, как требуемое подтверждение воли Божией, и оно явилось: через три дня присылают, чего-то ради, знакомые люди с севера, как раз, нужную сумму денег. Ни о. Виктор с близкими, ни сами, пославшие деньги, не могут понять, что их тогда подвигло пожертвовать о. Виктору столь большие средства. Далее отказываться от посвящения в епископы было уже грешно.

Решение Собора 17 мая 2003 года на рукоположение о. Виктора в епископы сразу вызвало бурную реакцию в среде раскольников лазаревцев, созвавших 22 июня т.н. «12 совещание Российских архиереев». Начались выискивания «не каноничности» священства о. Виктора. Архиеп. Варнава, настаивавший на Соборе на кандидатуре о. Виктора, тут попадает под влияние недоброжелателя о. Виктора - иером. Серафима (Баранчикова), признававшегося в рапорте в Синод в том, что 15 лет был в содомской связи с архим. Иосафом Обоянским, и в том, что женился после рукоположения в иеромонахи, нажил ребенка, бросил их, потом женился на другой и также имеет от нее дитя, и принят архиеп. Варнавой в келейники. И этого мало: архиеп. Варнава в это время оказался «в послушании» у диак. Германа Иванова-13, который в большой дружбе с лазаритами - братьями Алферовыми: свящ. Тимофеем и еп. Дионисием (РИПЦ), ненавидящими о. Виктора. О перемене настроения архиеп. Варнавы о. Виктора предупредили заранее. В назначенный день рукоположения это открылось. Архиеп. Варнава подал указ, заранее заготовленный, об отстранении от епархиального секретарства прот. Вениамину Жукову, также нелюбимому раскольниками лазаревцами, и отказался рукополагать о. Виктора, сославшись на «двойное его рукоположение в священство» (разумеется, хиротесия, совершенная согласно указа Синода, виновником чего был сам арх. Варнава), и сбежал. Позже раскольники указывали на этот эпизод, и что архиеп. Варнава позже, будто бы, пострадал за отказ рукополагать о. Виктора. Фактически же причиной прещений на него было уклонение к раскольникам и неканоническое принятие расстриги Баранчикова. О. Виктора рукоположили в отсутствие архиеп. Варнавы соборно 4 епископа во исполнение решения Собора. Именоваться стал еп. Виктор Славянским и Южно-Российским, хотя в управление его была вверена вся Европейская часть России. По преемству он получил 18 священников, а через год уже имел 35.

Обширность епархии с таким количеством священства и забота о благе Церкви понуждали еп. Виктора искать кандидатов на рукоположение в епископы, в сослужение себе на этой территории. Однако увеличение штата епископов в России не очень устраивало зарубежных иерархов, имеющих всего лишь по 1-2 приходов. И особенно это пугало теневого управителя церкви секретаря Синода прот. Вениамина Жукова, которому больше нравились кандидаты еврейской национальности, и не хотелось увеличивать епископат в России. Стали строиться препятствия в выезде в Мансонвиль кандидатов для представления Митрополиту. Начались недовольства и еп. Виктором, подогреваемые раскольными публицистами. В процессе их раскрылись многие негативные стороны деятельность могущественного Секретаря - «серого кардинала» Жукова. Стало наглядным то, что церковью управляет он чрез личного секретаря митр. Виталия Л.Д.Роснянскую. Он назначает дату и повестку дня соборов и подает на подпись рукой Митрополита Роснянской, которая указывает ему: «Подпиши». Также пока еще не совсем понятна его любовь к людям еврейской крови, которыми он старается окружить митр. Виталия, и из числа которых предлагает в кандидаты на епископство. Так он настойчиво добивался держать в помощниках иером. Виктора (Парбуса), и когда еп. Виктор отозвал его обратно в Россию, то матушка о. Вениамина встречает его во Франкфурте и везет в Париж, где его без согласия еп. Виктора держат полгода. Кстати теперь он получил от любимчика полную мзду: иером. Виктор ушел к противникам прот. Вениамина - новым раскольникам, рукоположился там в епископы, и запретил своего благодетеля в служении. Не оказался ему верным и свящ. Стефан (Красовицкий), которого он старался провести в епископы. В Мансонвиле прот Вениамин готовился создать в мужском монастыре при Митрополите сестричество во главе со сбежавшей из Израиля некоей Еленой. К этому надо добавить то, что чрез Красовицкого начала было насаждаться вера в благодатность таинств Московской патриархии. Жуков отстаивал эту точку зрения, хотя не понятно, почему он не в МП? Все это не терпело отлагательств в нормализации

После удаления из Мансонвиля иером. Виктора (Парбуса) в скиту митр. Виталия оказались только сам Митрополит и Роснянская. Служить некому, в любой момент митр. Виталия могут просто украсть лавровцы, которые в это время созвали свой "четвертый всезарубежный собор". По просьбе Митрополита и Роснянской выехали туда в помощь Виноградова Ирина Николаевна с своим престарелым отцом Николаем Петровичем. Еп Виктор старается туда направить иером. Дамаскина для совершения богослужений, которого почил и в кандидаты на епископский сан, а прот. Жуков через мафиозную сеть закрывает ему въезд в Канаду. Тогда приближенные Митрополита решили вызвать в Мансонвиль еп. Виктора, исхлопотав визу в обход связей прот. Вениамина, для совершения богослужений и для поисков выхода из катастрофического положения в церкви. Препятствий не оказалось, т.к. это явилось не ожиданным для противников этого шага. Пред этим внезапно скончался архиеп. Сергий Монреальский член Синода. По этому поводу приехал Заместитель Первоиерарха архиеп. Антоний (Орлов). Состоялся серьезный разговор между митр. Виталием, его заместителем архиеп. Антонием и нарочито вызванным из России правящим самой крупной епархией в России еп. Виктором. Картина предстала мрачная. В Синоде остались присутствующие Первоиерарх, его Заместитель. Тяжело больной еп. Варфоломей и еп. Владимир (Целищев), на которого собрался уже крупный компромат в разных нарушениях. Усугублялось положение еще и тем, что церковью незаконно управляет протоиерей Секретарь Синода. Было сделано решение Митрополита с Заместителем созвать Синод, и срочно стараться урегулировать положение.

Дата Синода была назначена на 28 мая, но на него не явились ни прот. Жуков ни еп. Владимир, который с этого времени даже не послал ни одного ответа. Ответил прот. Вениамин после указанной даты, что не явился в связи малого срока, отпущенного на подготовку. Это уже был бойкот. Им не понравилось еще то, что на вдовствующую Монреальскую кафедру после смерти архиеп. Сергия Первоиерарх назначил временно управляющим архиеп. Антония, а не еп. Владимира, рассчитывавшего занять ее. Прот. Жукову в свою очередь естественно не понравилось то, что Синод созывает сам Первоиерарх, а не он. Отозвался только больной еп. Варфоломей, сказав, что по состоянию здоровья явиться на Синод не может, более года он по болезни не совершал богослужений, а перед Синодом его состояние еще сильнее ухудшилось. На вопрос, может ли он свой голос передать кому-то, допустим еп. Виктору, специально вызванному в Синод, он с радостью согласился, будучи расположен доверием к нему. Таким образом, кворум набрался и Синод состоялся, на котором тут же был назначен повторный Синод на 17 июня с повесткой для о рассмотрении деятельности Секретаря Синода прот. Вениамина Жукова и жалоб, поступивших в адрес еп. Владимира (Целищева). Также в повестке Синода значилось рассмотрение деятельности мирянина Петра Будзиловича, который подозревался в растрате средств, порученного ему, Фонда Митрополита Виталия, с которого Церковь так и не получила ни копейки. Но вместо того, чтоб явиться незамедлительно на Синод и утрясти эти вопросы, все трое: Жуков, Целищев и Будзилович распространили на всех подчиненных им сайтах мерзкую клевету о захвате власти в церкви Первоиерархом, его Заместителем и приехавшим из России еп. Виктором. Начался раскол. Новые протестанты, устроившие бойкот законно созванному Первоиерархом Синоду по большевистски принялись собирать подписку священников в защиту прот. Жукова. Подписались в основном евреи, так как Жуков покровительствовал им. Поступили требования созвать Собор со стороны еп. Антония (Рудей), марионеточно преданного Жукову, и еп. Анастасия (Суржик), верного служителя буквы, хотя надо сказать, всегда не впопад. Был назначен Собор на 17 июля, на который опять же не явился никто из этих деятелей, не смотря на то, что их звали письменно и по телефону и митр. Виталий, и Заместитель его архиеп. Антоний (Орлов) около 10 раз. Вместо явки прот. Жуков и еп. Владимир собрали сторонников и захватили митрополичий скит, пленив Первоиерарха. Чрез предавшуюся им Роснянскую, они заставили подписывать митр. Виталия абсурдные указы, в числе которых был об отмене Собора «по причине неявки многих архиереев». За неявку в целях бойкота на созванный Первоиерархом Собор лишают сана, а не отменяют Собор. Для прикрытия своих подлостей они вызывали несколько раз полицию к митр. Виталию, чтоб он подтвердил свое решение об отмене Собора и высылке созванных им членов его. Но полицейское обследование пришло к выводу, что он уже «не владеет ситуацией», не может вспомнить, кто такие называемые ими лица, и зачем они тут. Собор пришлось проводить без бойкотирующих лиц. Были рукоположены в епископы, вызванные заранее и представленные Первоиерарху архим. Стефан (Бабаев) и иером. Дамаскин (Балабанов). Еп. Виктор был возведен в архиепископы. Никого Собор не определил под запрещение, хотя все знали, что в день окончания его Жуков непременно скомпонует свой «указ» о запрещении участников Собора за «подписью» митр. Виталия, хотя он уже не мог в то время сознательно подписываться, что и не преминуло случиться. И хотя в любом случае даже подлинный указ синода входит в силу только после утверждения его Собором. Прот. Жуков тут же в «церкви» стал наводить свои порядки, распределяя епархии по своим сторонникам, хотя опять же это должен делать Собор. Настолько все дела раскольников были абсурдны, что приходилось дивиться, и великий служитель буквы еп. Анастасий мирился с этим, что доказывает истину: революционер в Ангельском ли мире или в Церкви всегда верный служитель неправды. И надо сказать, все противившиеся законному Собору теперь разбежались, основав новые расколы, и друг друга люто ненавидят.

По окончании Собора все вернулись в свои места служения. Вскоре скончался митр. Виталий. Заместитель его архиеп. Антоний (Орлов), став местоблюстителем по канонам, созвал новый Собор в г. Щербинка Московской области в ноябре 2006 г.. Собор избрал в митрополита архиеп. Антония с именованием: Московский и Всероссийский. Синод был возвращен в Россию, а церковь вернула себе именование, определенное Поместным Всероссийским Собором 1917-18г. - Российская Православная Церковь (РосПЦ) ввиду того, что преемство Тихоновской ХРоссийской) Церкви разделять было уже не с кем . Был рукоположен еще еп. Афанасий (Жюгджа) и принят из лавровского раскола и рукоположен в епископы архим. Иоанн (Зиновьев). Началось кратковременное затишье.

Некогда сказал преп. Серафим Саровский, что современные ему т.н. бытоулучшительные партии, развиваясь, приведут к воцарению антихриста. Но сатана является не только воспитателем радетелей земного пресыщения, но в первую очередь творцом лжи и внедрителем ее в массы. Каждая же ложь имеет далеко идущие цели - опять же для воцарения антихриста. Так в начале прошлого века им была придумана ересь имябожества, которая распространяется и сейчас. Цель ее явная, ввести в привычное признание имени Иисус, вмещающим всего Бога. Антихристу ничего не стоит взять себе это имя и объявить себя Богом. Ересь эта была осуждена Константинопольским патриархом и его Синодом, потом также осуждена Священным Синодом РосПЦ в 1911году, но она жива по сей день.

И вот вскоре после Щербинского Собора в нашу церковь стала проникать подобная ересь - царебожество. Содержанием своим она имеет осуждение всех и вся в предательстве Царя, обвинение всех кроме него в крушении России. Возвеличивание царя до уровня наместника Христова на земле и до непререкаемости авторитета имеет очень давнее происхождение, можно сказать со времен Римской империи, когда императоров объявляли высшими жрецами, божественными и ставили их статуи для принесения им жертв. И еще раньше было обожествление фараонов и царей Вавилонских. Церковь также за великое благодеяние Константину Великому стала воздавать высшие почести императору. В России же Петр I уже не постеснялся объявить себя главой Церкви, и почти наместником Христа, в силу помазанности Богом.

Разработал эту ересь «научно» некий профессор Уральского института человек явно неверующий и возможно еврей М. Бабкин, собрав все архивные данные о революционных днях, компрометирующие духовенство и русский народ. Эту вновь открытую Америку подхватил помощник и секретарь еп. Дамаскина (Балабанова) Антон Кузнецов, постаравшись внушить «правдивость» ее незадачливому, но с большими позывами к исканию чести, своему патрону. В своей статье Кузнецов дошел до того, что заявил о русском народе, что «этот народ не имеет право на существование». Началась полемика по этому вопросу чрез переписку. Архиеп. Виктор, положивший всю свою жизнь на борьбу за торжество истины, сразу увидел далеко идущие планы распенших Христа, в их борьбе с православием и восстал против этой новой ереси. Полгода шло препирательство его со своим бывшим учеником и выдвиженцем в епископы еп. Дамаскиным, но, как всем известно, от ереси мало кто отказывался, т.к. чрез нее входит сатана в принявшего в себя высшую ложь. В июне 2007 года был созван Собор в г. Славянске-на-Кубани, на котором осудили это лжеучение, еп. Дамаскина отправили на покой за нераскаянность. Но он, вернувшись к себе в Щербинку, «возвел» себя в «митрополита», а своего сторонника с темным прошлым еп. Иоанна (Зиновьева) «экзархом» всея Украины. И так образовался новый «осколок».

Ересь царебожества от этого не исчезла, но стала распространяться, невзирая на всю ее абсурдность. Ее подхватили некоторые из патриотов, потом взял на свое вооружение восставший против патр. Алексия 2 еп. Диомид (Дзюбан), показавший себя вначале почти исповедником. Он противникам ереси царебожества, т.е. всем кроме себя, приписал ересь «цареборчества». Собор 1917-18гг. он объявил «разбойническим» за неподдержку Царя, а всю Церковь Российскую Православную больше после Собора не существующей. Далее он единолично «рукоположил» своего брата в «епископы» и возвел его в должность председателя его «Священного Правительствующего Синода», образованного им согласно с указом Петра I. Каким образом он получил апостольское преемство от дореволюционного епископата, будучи рукоположенным в отступнической МП? Сие никому не известно.

Но и он также уже нашел себе ревностных сторонников в раскольнической среде: священников Легостаева и Жумабаева и великого «правдолюба» - публициста П.Будзиловича. Думается, что к воцарению антихриста сторонников этой ереси будет чрезмерно много. Антихрист по слову преп. Нила Мироточивого скажет Илии и Еноху, отвергающим его печать: «Как смеете вы так говорить предо мною, самодержцем и царем?». Так что целью сатаны в создании новой ереси является опять же «узаконение» власти грядущего антихриста. И с ересью этиой еще предстоит большая борьба, т.к. она продолжает проповедоваться жидовствующими на полное уничтожение Церкви. А ведь царь был не менее духовенства и народа повинен в катастрофе 1917 года. Он должен был положиться на волю Божию в сохранении наследника и не держать у Престола хлыста Гришку Распутина. И отрекаться от престола Он не имел права особенно в момент государственной опасности. Тем более он не имел права лишать наследования престола своего малолетнего сына. Это говорится не для хулы на царственных мучеников, но для защиты Церкви и Русского народа.

И опять же архиеп. Виктору приходится сражаться на передовой с этими ересями. Вступив в борьбу со всякой ложью, со дня поступления во вражескую, для него, семинарию, и до сего дня основной своей задачей ставит борьбу за чистоту Православия, за торжество истины и за обращение всех на путь верности Богу. Во всех его многочисленных статьях и в книге «Начало и конец» наличествует именно эта цель.


Статьи этого Автора:

Комментарии  

 
#1 Владимир 14.08.2011 09:09
Дорогой отец Благословите на успенский пост, Владимир Людмила. Долгие лета.
Цитировать
 
 
#2 Владимир 12.05.2013 19:24
Быть в гуще событий раскольного характера в Православии и не стать самому раскольником - призвание настоящих пастырей мирян. Преклоняю перед вами голову.
Цитировать
 

Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru