Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Священномученик Павел, епископ Старобельский

ЦЕРКОВЬ В ПУСТЫНЕ
(Второе письмо епископу)

Священномученик Павел, епископ Старобельский

Священномученик Павел, епископ Старобельский

25 мая 1928 г.

Отче, друже и святителю. Так как подлинная легализация внешней организации Царства Божия, или Церкви Христовой, в условиях пребывания последней в Апокалипсическом, эсхатологического типа, государстве, не только истребляющем религию, но и искореняющем инстинкт Богоощущения, представляет собою явный абсурд, то совершенно ясно, что «легализация» (в кавычках) Православной Церкви в современных церковно-исторических условиях может быть попущена государством только временно, и то лишь ценой превращения Церкви – Девы, Невесты Христовой в Блудницу, а ответственных представителей Церкви в провокаторов, вредителей и предателей разной марки и нагрузки (см. доклад Бухарина на VIII с'езде ВЛКСМ, 6-го мая с.г.). Думаю, что хвастать после этого и всенародно величаться церк. «легализацией» могут только окончательно обалдевшие церковные головотяпы, либо до конца исподличавшиеся из группы Сергиевских активных работников. Этих людей легко можно понять. Но для меня совершенно непонятны те лица из благочестивых архиереев, которые, видя в легализации лишь временный вид на жительство в стане Апостасии (отступления) спокойно защищают грязное дело и работу м.Сергия.

Для Православной Церкви остался один выход – уйти в пустыню. Хорошо ты советуешь мне все творить с рассуждением, а посему думаю, не посетуешь на меня за обилие рассуждений. Что значит уход Церкви в пустыню и как его понимать.

Я, грешный, думаю, что не подобает нам, сынам Правосл.Церкви, руководствоваться в церковной жизни бестолковыми и антицерковными идеями, выросшими на почве крайнего религиозного фанатизма и своеобразных условий древне-русского (XVI–XVII век.) церковного быта и подражать примерам старообрядческих раскольников. Старообрядческий раскол по своей идеологии представляет собою явление болезненное, ненормальное, антицерковное, так как расценивал русское Государство XVII–XVIII века, как беззаконное Апокалипсическое государство (XIII гл. Апок.), а Православную Церковь – как Церковь Антихриста. Неудивительно, что уродливая идеология старообрядцев-раскольников приняла крайне уродливые формы в сектах и дальнейших дроблениях (бегуны, странники и др.секты в расколе).

Уход же Православной Церкви в пустыню Божию, это явление совсем иного порядка. Уход этот обычно обусловливается наличием крайне неблагоприятных для Церкви исторических условий (напр., эпоха гонений язычества на Церковь Христову в до-никейский период, эпоха Юлиана Отступника, эпоха иконоборческой ереси) и поэтому представляет собою явление нормальное и глубокоцерковное. Уйти в пустыню это вовсе не значит удалиться от дел церковных, а, наоборот, значит возвращение к церковной деятельности в пустынной обстановке. Уход в пустыню на данной ступени церковно-исторического бытия – это по возможности отказ в церковно-организационном отношении от публичного оказательства, столь раздражающего сейчас смертельно раненную голову Зверя, по попущению Божию, на конец веков начинающую временно исцеляться (Апок. XIII, 3). Уход в пустыню в данный момент, это – упрощение православно-церковной организации до такой степени, на которой возможно для Христианской Церкви православное бытие без ущерба свободе и независимости Дома Божия, или живущих в царстве Христове на земле. М.Сергий, как тебе известно, продал свободу Церкви православной и взамен получил штемпель, печать, канцелярию с принадлежностями и известную нагрузку в обеспечение мирного и безмятежного жития себе и единомышленникам. И дело теперь идет гладко. Церковью управляют на основах дружбы другие хозяева, м.Сергий с единомышленниками выполняет задание по нагрузке, а православно-церковная организация разваливается. Уход в пустыню при таких обстоятельствах представляет единственный выход из тяжелого положения и означает он отказ от преступной и Богоотступной «легализации» и неизбежно связанной с нею политнагрузки и совершенное предание себя в руки Бога Иаковля, знающего, как спасать достояние Свое. В твердой памяти о словах Тайнозрителя мы должны в церковно-организационном отношении возвратиться к до-никейским образцам церковного бытия, или ко временам, которые переживала Прав.Церковь в эпоху иконоборческой ереси. В том и другом случае Церковь пребывала в пустыне. У нас имеется богатейший святоотеческий материал, из которого не трудно заключить, как нам жить в Дому Божием в эпоху гонений на Церковь Христову и Веру православную. Я не собираюсь указывать частностей. Сам Бог и практическая церковная жизнь укажут формы и образ церковного бытия. Идея всегда находит соответствующую форму. Господь, наставивший Израиля в пустыне, не оставит без руководства Церковь Свою. Ведь, обходилась же Православная Церковь Русская в пустынном житии своем (со времени изгнания, на основании декрета Совнаркома, Православной Церкви из общества, суда и школы до опубликования Богоотступной Сергиевской декларации от 16/29 июля 1927 года) без легализации, и хотя внешне благодаря воздействию ликвидкомов, админотделов и друг.учреждений претерпевала большие лишения и скорби, но внутренне укреплялась, собирая вокруг себя могучую православно-церковную рать. А что дала Церкви Православной Сергиевская легализация. Отвергнув надежду на Бога, милующего и спасающего, м.Сергий самочинно, без согласия митрополита Петра и вопреки мнению Российского епископата, бросил пустыню Божию, Самим Богом и приговором истории определенную для Церкви Христовой на дни гнева Божия, подружился с Богоотступлением, благословил беззаконие («ваши радости – наши радости, ваши неудачи – наши неудачи» – из декларации м.Сергия) и получил в кавычках легализацию с чуждой для православной Церкви нагрузкой. В результате имеем новый раскол и новую смуту. Неужели и после этого Сергиевского опыта не ясно, что отказ от легализации и жизнь в пустыне в данный исторический момент есть единственно нормальный образ православно-церковного бытия.

Ты пишешь, что «нельзя видеть спасение Церкви в том дроблении и бегстве в пустыню, пока не угонят». А я скажу тебе на это, что нас и Церковь Христову – уже скоро будет одиннадцать лет – как изгнали в пустыню, изгнали из общества, как «паразитическое сословие в государстве, эксплоатирующее народную темноту, поддерживающее эксплоататорские классы, одурманивающее народное сознание, препятствующее строительству социализма». Только вот мы с тобою никак не хотим понять этого, все оглядываемся назад, все стремимся к изгнавшему нас миру и через сие обращаемся из столпов церковных в столбы соблазна и злосмрадия, от них же первый есть м.Сергий. Разве мы не можем сказать сейчас вместе с апостолом: «нам последним посланникам Бог судил быть как бы приговоренным к смерти» (1 Кор. 4, 9). Разве в данный момент Церковь Христова не пребывает в пустыне. А вспомни сонмы изгнанников за правду Христову, населяющих теперь большею частью приполярные страны. А где пребывает глава Церкви Всероссийской и другие Богомудрые и знаменитейшие из иерархов. Разве это не Церковь Христова, – разве это не пустыня. А ты все еще ожидаешь пока угонят. Остался только ты один, а прочие уже давно в пустыне. А если ты ожидаешь пока угонят м.Сергия, то я скажу тебе на это, что таких архиереев, которые поют «осанна» Люциферу, даже антихрист не станет угонять, потому, что и ему такие пригодятся.

Далее ты говоришь, что «нужно руководствоваться посольством и наставлением Спасителя ученикам»: «будьте мудры, будьте просты». Согласен с тобой. Но ведь Церковь Христова и пастыри ее, согласно примеру Господа и святых Его апостолов, осуществляют это посольство, или выступая на историческую сцену в благоприятные моменты истории, или благовествуя в пустыне, когда Сатана пытается поглотить Св.Деву. (Ср. аналогии из земной жизни Христа Спасителя и свв. апостолов). Я уверен, что если бы ты задумал в ряде Богословских чтений осветить церковно-догматическое учение об Антихристе и других смежных вопросах в строго православном духе, то едва ли бы закончил цикл лекций и удержался на месте – тебе по-неволе пришлось бы заканчивать свои проповеди в пустыне. Сейчас мы переживаем такой грустный момент в истории Православной Церкви, когда свободно и право править слово истины можно не на общественно-историческом поприще, а лишь только в пустыне. Поэтому уходящий от грязной Сергиевской легализации к формам пустынно-церковного бытия отнюдь не нарушает данного ему Спасителем посольства. Кто сейчас понял это, тот истинно причастился Богомудрия и евангельской простоты. Сейчас церковно-исторические обстоятельства сложились так, что только в пустыне сохранить можно свободу Церкви и чистоту Православия. Правда, по грехам нашим мы не готовы к этому образу церковной жизни, но это уже особый вопрос. М.Сергий услаждается легализацией и думает, что спасает Церковь, но Царство Божие не нуждается в Сергиевских комбинациях, а то, что приговором истории и судом Божиим обречено на гибель, не спасти ему никакими комбинациями. Не думаю, что тебе удастся избежать пустыни. Благочестие, которое ты возлюбил, и Пастыреначальник Господь Иисус Христос, вырвут тебя из обновленческого Сергиевского болота и приведут тебя неизбежно в пустыню, если судьбы Божии определили дальнейшее развитие Российской Апостасии.

Ты думаешь, что уходить в пустыню преждевременно, а я, наоборот, думаю, что заниматься вопросами церковной легализации уже поздно, – доказательством тому Сергиевская «легализация», вызвавшая в православной Церкви великую разруху, конца которой не видать. На историческую сцену выступила новая господствующая группировка церковная, – Сергиевская, и вот теперь господствующие церковные группировки (обновл. Григор., Серг.) об'единенным фронтом, вместе с темными силами ада, обрушились на православную Церковь, избегающую Богоотступнической легализации. Подобно провокаторам, представители этих господствующих течений спешат указать «внешним» на своих противников как на контрреволюционеров, препятствующих «церковной работе», или как на людей «иного настроения», подлежащих устранению (См. Сергиевская декларация). Еще полгода, еще год пройдет – и Православная «без нагрузки» церковь, быть может лишена будет возможности спокойно совершать публичное Богослужение за отсутствием храмов, которые будут сосредоточены в руках тех, кои исповедают Православие с нагрузкой. Я лично и сейчас уже пребываю в пустыне. Не время ли и тебе уйти от Сергиевской «легализационной» ловушки, чтобы должным образом управить души верных к вечному спасению. Ведь все равно не спасти нам тех, которые Православную Веру и Церковь отожествляют с храмовым зданием и перезвоном колоколов. Такие христиане, в связи с предстоящим закрытием храмов, сами собой ликвидируются.

А посмотри-ка что делается кругом. Вникни в знамения времени. Великая родина наша и вселенная переживают небывалую в мировой истории эпоху апокалипсического характера. Увертюра к «музыке» грядущего уже исполняется. Наблюдаемая уже сейчас постепенная политическая и хозяйственно-экономическая концентрация Вселенной сопровождается в жизни народов крайней поляризацией и обостренностью борьбы между двумя политическими и социально экономическими государственными системами, нашедшими свое конкретное выражение в политических и экономических организациях всемирного значения. Вытекающая отсюда неизбежность международных потрясений в конце концов приведет исстрадавшуюся Вселенную к единству как в политическом, так и в хозяйственно-экономическом отношении, потому что мир спешит к единству, чтобы создать необходимые условия для беспрепятственного явления лжемессии, человекобога, Всемирного повелителя, грядущего во имя свое (Иоан. 5, 43). Пристально внимай, как Русская апостасия стремится, не без успеха, превратиться в апостасию всемирную: она открыто провозглашает лозунги и эмблемы апокалипсическо-эсхатологического характера. Характер современной монеты и апокалипсическая символика цветов в современном обществе – блестящая иллюстрация и подготовка к грядущему. Не упускай из виду, что уже во всей Вселенной проповедуется новое «Марксово евангелие» которое, по мысли теоретиков социализма, вытеснит христианство и христианскую культуру, – культурно-политически и экономически завоюет Вселенную и переустроит человеческое общество на началах материалистического социализма и безбожия. Я и сейчас не могу без волнения вспомнить о том, что крайне загадочный и недоступный пониманию древних и новейших толкователей конкретный смысл 17 ст. XIII гл. Апок., при свете современных событий и социально-политических теорий (хлебная монополия) отчетливо и совершенно конкретно выявляются. Расположившаяся на огромном пространстве Вселенной Апостасия, опираясь на Боговраждебное государство, говорит гордо и богохульно. Достаточно, мне кажется, вспомнить, что задача искоренения христианской Церкви в пределах СССР, после XV партс'езда, с небывалой до сих пор ударной силой поставлена в программу дня. Из докладов ответственных руководителей (см.докл.Бух. 6 мая на VII с'езде В.Л.К.С.М.) видно, что задание будет проводиться согласованными мерами «политизированной экономики» и – «экономизированной политики» с такою твердостью, которая сделает неизбежным уход Церкви в пустыню. Несчастны, конечно, и жалки те безбожники, которые мечтают об искоренении христианской веры. Но антирелигиозники не ошибаются в том, что им удастся уничтожить церковных головотяпов и ликвидировать тех заблудших вождей, которые, через так называемую легализацию, перестали принадлежать к Нетленному Телу Церкви Христовой. Наступил сейчас момент, когда Церковь всерьез и надолго должна отказаться, при современных условиях жизни в С.С.С.Р., от всяких [попыток] легализироваться и найти другие формы своего церковно-исторического бытия. Теперь сам видишь, что я своевременно ушел от грязной новообновленческой легализации.

Далее ты высказываешь, что мы не можем уклоняться от легализации и жить по пустынному самовольно без благословения. Это было бы правильно в том лишь случае, если бы у пустынников был православно-церковный центр. Но по грехам нашим Господь лишил нас этого центра. Не обращаться же нам к м.Сергию, возглавляющему ныне группу преосвященных вредителей, продавших свободу Церкви и создавших на основах модернизированного Богоотступления Церковь – Блудницу. Сейчас, за отсутствием общепризнанного центра, приходится действовать самочинно. Такого рода самочиние не только не преступно, но даже похвально. Вспомни осень 1926 года, когда два известных тебе, но безизвестных и малоименитых Прав.Церкви, самочинника по милости Божией явились носителями общерусского православно-церковного сознания, составили зерно или ядро Второго Поместного Собора Всероссийской Церкви и вынесли решение, которое неизбежно разделила бы вся Церковь Русская, если бы Господь благословил момент. Ведь для того чтобы образовать православно-канонический собор поместного или Вселенского значения, вовсе нет надобности собирать в одно место иерархию и представителей духовенства и мирян. Ведь соборность Церкви осуществлялась и в до никейский период церковной истории, когда собирать собор не было возможности. Соборность в до-никейское время осуществлялась через живое общение между членами Церкви Христовой. Да в былое время к последнему способу прибегал и сам м.Сергий. Припомни лето 1926 года, когда м.Сергий разослал епархиальным архиереям проект декларации и просил всех архипастырей по обсуждении проекта на местах представить свои соображения. Но в 1927 году ему до зарезу понадобилась легализация. Итак, два «самочинника» оказались по милости Божией носителями Всероссийского Православного сознания, так как к ихнему решению неизбежно присоединились бы, а может быть еще и присоединится, вся православная Церковь. А вот и другой пример. М.Сергий и его синод, несмотря на главенствующее положение в Русской Церкви и каноническое правопреемство, оказались самочинниками, благодаря утрате ими, впоследствии дружбы с безбожием, церковно-кафолической истины и отрыву их от православно-церковного сознания. Отсюда следует, что и самочиние вещь отличная и дело доброе, если оно соответствует кафолической истине и проявляется как протест против злочестия.

Вот тебе еще пример. В сентябре прошлого года 1927 один известный тебе грешный архиерей, не взирая на свое ничтожество, прервал молитвенное и всякое другое общение как с м.Сергием, так и с активными последователями его, так как не мог уверовать в спасающую силу Церкви – Блудницы, а спустя 6–8 месяцев великий сонм архиереев, во главе с тремя местоблюстителями и другими Богомудрыми иерархами, также осудили Сергиевскую легализацию. Пройдет еще полгода, – убежишь и ты с прочими честными архиереями, ибо с м.Сергием останутся лишь те, которые все продали и которым по тем или другим обстоятельствам нет возврата к Матери родной, – Церкви Православной.

Но если ты уж так нуждаешься в Сергиевском благословении на удаление к пустынной деятельности, то ведь м.Сергий заблаговременно преподал его всем желающим. В своей декларации от 16/29 июля 1927 года м.Сергий всем иерархам, несогласным с его декларацией, предлагает устраниться от управления церковными делами. Чего же еще тебе надо. А патр.Тихон в самый день смерти своей, в особой декларации (предсмертное завещание), благословил образовать комиссию для изгнания из Церкви тех иерархов, которые не станут разделять идей, провозглашенных в его декларации. А ведь декларация патр.Тихона, известная под именем предсмертного завещания патр.Тихона, нисколько не уступает декларации Сергиевой, а местами даже превосходит отступлением. Таким образом, желающий уйти к пустынной деятельности имеют благословение не только м.Сергия, но и патр.Тихона.

Тут мимоходом хочу сказать несколько слов о патриаршей декларации, которая по воле Промысла Божия неожиданно для живущих превратилась в предсмертное завещание. Если это завещание подложно, то да будет проклят тот, кто смастерил его; если же этот документ изготовлен святейшим под великим давлением со вне, то да простит ему Господь невольное преступление. А если этот документ, написанный патриархом в результате какого то катастрофического сдвига в его мировоззрении (ср.воззвание Патр.Тихона 1918 г. и декларацию 1925 г.), выражал внутреннее состояние святейшего автора и должен был стать программой его дальнейшей церковной деятельности, то в благоговейном размышлении о столь неожиданной кончине Святейшего нам должно возблагодарить Господа, ниспославшего нам по милости Своей, ради молитв благоговейно чтивших Святейшего, меньшее испытание и допустившего осуществлять столь Богопротивное задание более подходящим для сего лицам. Ты пишешь, что в процессе борения принял во внимание мнение патр.Тихона с епископами. Но, я думаю, тебе хорошо известно, кто окружал Святейшего, как часто Святейший под влиянием обстановки ошибался и каялся; и если бы не милость Божия, да даниловская архиерейская застава, то обновленчество канонической конструкции появилось бы гораздо раньше 1927 года и принесло бы Русской Православной Церкви неизмеримо больше беды, чем обновление по Сергию, которое уже на все 100% ликвидировано.

Отказ от легализации и переход к пустынному житию бесспорно единственный для Православной Церкви модус православного церковного бытия в пределах С.С.С.Р. На другие замечания твои о положении Православной Церкви в Китае, Японии и др.странах, о внутренней и внешней стороне Православной Церкви, о христианской закваске и легализации, как временном виде на жительство, отвечу в следующих письмах. Прости помолись за грешного брата, да и сам скорей спасайся. Посмотри, вся Православная Церковь всколыхнулась и вся она единодушно осудит новообновленческий Сергиевский раскол.

Богу нашему, спасающему нас от лести диавольской и укрепляющему верных Своих в Православии и благочестии, слава во веки веков. А м и н ь.

 

("Дело митрополита Сергия". Документ №122).


Источник: http://www.portal-credo.ru/site/?act=news&id=102576


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru