Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

С. Зотов

«СВОИ»...

(Повесть невозвращенца).

Сталин

Мне, определенно, не повезло в жизни. Я был из породы тех, кого обычно называют неудачниками.

До войны жил, надо прямо таки сказать, скверно. Зимой 1942 года, вместе с четырьмя сотнями ивановых, петровх, сидоровых попал я в плен.

Вскоре нас всех отправили на работу в Румынию. Здесь, при одной немецкой части, мы выполняли самые разнообразные работы. Позднее немцы пытались, вместе с рабочей командой, с боем прорваться к границе союзного государства, но судьба решила иначе. Группа была окружена превосходными силами румын. Все солдаты были обезоружены и раздеты.

— Русски ти? — обратился к военнопленным румынский офицер.

— Да, русские...

— Очень хороший...

Под сильным конвоем четыреста были доставлены в одно из сел, служившее передаточным пунктом. Здесь началось.

— Построиться по-четыре! — раздался приказ.

Построились.

— Раздеться: — указали на тех, кто лучше был одет.

Разделись.

— Снять обувь! — выбирали сапоги румыны.

Сняли...

Румынские солдаты обходили строй и тщательно проверяли тощие мешки военнопленных. Началось мародерство. Все, что нравилось изменникам, немедленно отбиралось.

— Это мое! — протестовали русские.

В ответ сопротивляющийся получал удар прикладом.

Избитую толпу окружили пулеметами. Так прошла ночь, тягучая и страшная, жуткая своей неизвестностью.

— Сейчас будем передавать вас товарищам! — объявил офицер.

Через час после этого прибыли приемщики: капитан красной армии с группой автоматчиков.

— Вот они, домнуле капитану! — рассыпался румын.

И, любезно раскланявшись, удалился.

— Построиться по-одному! — рявкнул капитан.

Команду выполнили четко. И думалось тогда: «Свои пришли. Разберутся. Мы не виновны. Поймут...»

Капитан медленно обходил строй. Вот он остановился перед Алексеем Злобиным, 25 летним крепышем из Майкопа.

— Откуда?

— С Кавказа.

— Почему в плену?

— Разбили нашу дивизию, - товарищ капитан.

— Я тебе не товарищ, предатель...

Выстрел, и кровь вспенилась в светлых волосах Злобина. А капитан подошел с пистолетом к следующему. Высокий, худой тот стоял в старой зеленой пилотке и в мундире. Босиком — сапоги сняли румыны.

— Доброволец?

— Никак нет, товарищ...

— У немцев служил?

— Пленный я.

— Врешь! Изменил!

Выстрел.

Медленно обходил строй советский офицер, представитель армии, борющийся за демократию, за освобождение из под немецкого «ига» братьев по крови. Каждого долго и упорно сверлили его, не знающие пощады злые глаза.

Постоянно раздавалось:

— Выйди из рядов!

К такому немедленно подбегали автоматчики. Сопротивляющуюся жертву отталкивали в сторону. И здесь, на глазах у всех, расстреливали.

— Сомкнуть ряды!

Сомкнули... Молниеносно.

Холодные лапы смерти присыпали сединой волосы уцелевших.

— Полицейские есть?

Строй молчал.

—  Старосты есть?

Молчание.

— Добровольцы, выходи!

Никто не откликнулся.

Рассвирепевший инквизитор бегал вдоль линии строя и бил резиновой плетью всех, без разбора, без причины.

Строй безмолвствовал, не прячась от града ударов, не прося пощады. Теперь каждый видел, и не только видел, но и чувствовал, как обращаются «свои».

— Всех найду! Лучше не прячьтесь! — вопил вспотевший капитан, без устали работая плетью.

Автоматчики не отставали от начальства. Они бегали по рядам и били, били, били. Прикладами. В голову, в грудь, по рукам, в живот, в спину. Наконец. — устали...

— По - порядку... рассчитайсь — гаркнул капитан, тяжело дыша и вытирая платком обильный пот.

— Двести семнадцать прозвучал глухой отклик.

А было четыреста... Четыреста!

— Ну, теперь вас особый отдел пересмотрит.

Чекисты подробно допросили каждого.

— Где родился? Проживал?

Сказали.

— Каким военкоматом был мобилизован и когда?

Ответили.

— Где, при каких обстоятельствах и с кем попал в плен?

Не отставали до тех пор, пока каждый не заполнил подробную анкету. И как полагается — били, кричали, вспоминали мать.

— ...разсчитайсь!

— Сто двадцать три!

Перед молчавшим строем долго ходил старший чекист.

— По правилу надо было бы вас всех расстрелять. Все вы—изменники родины, предатели, фашисты... Но сов власть гуманна. Мы решили еще раз проверить вас. Проверить боем. Все вы зачислены в штурмовой батальон. Все вы кровью должны смыть позор предательства! Когда кончится война, тогда мы еще раз пересмотрим. И если вы уцелеете, то мы подумаем, стоит ли вас простить?

И нас отправили на самые тяжелые участки. Штурмовой батальон 236-й стрелковой дивизии.

После четвертой атаки я снова попал в плен к тем, от кого еще так недавно меня «освободили».

Я был последним из четырехсот «освобожденных»... Последним из ста двадцати трех бойцов штурмового батальона 236-й стрелковой дивизии. Сто двадцать два так и не дождались будущего «пересмотра» их судьбы.

С. Зотов.

Германия, 1947 г.

 

(Русское Слово. 1947, №55).


Комментарии  

 
#1 Галина Ивановна 17.05.2013 00:09
Чудовищные времена были явно,а теперь завуалированно. За что они все погибали?Если б они знали?!
Цитировать
 
 
#2 р.Б. Лидия 28.05.2013 10:33
Полное ненависти и злобы к роду человеческому открывается мерзкое лицо темных сил, выбравших своим орудием капитана, подобно проявляющих себя со дня падения Адама и очень метко изображенных художником. Остается надеяться, что мальчишки умирали с именем Господа нашего на устах.
Господи, помилуй.
Цитировать
 
 
#3 Константин 11.06.2013 09:53
Врет г-н Зотов. Оно и понятно - было написано это в 1947-м году. Архивы есть в свободном доступе - если кто хочет узнать сам - вперед в архивы России, Германии и пр. Есть архивы по гражданской войне.
Умный перепроверит, а ... поверит.
Вот только непонятно - Зачем это публикуется сегодня? Какая-то ненависть ко всему. Опять делимся на своих и чужих?
Цитировать
 
 
#4 иерод. Иона. 11.06.2013 14:19
Умному «безумцу»:
Довоенные и даже ленинские архивы остаются закрытыми, не то что военные. Значительная часть их, как о коллективизации например, была тщательно «прибрана» или уничтожена. Таких случаев в газетах того времени можно найти массу, даже со стороны чисто советских людей. Ведь приказ Сталина гласил: пленных у нас нет, есть только предатели. Статья была написана в 1947 г., потому что до этого по германии рыскали НКВД-исты и публиковать подобное было просто не безопасно. О зле большевизма, тем более во время войны почти ничего не публикуется. Вы же возлюбили сатанинскую ложь и просто зомбированы ей.
Цитировать
 
 
#5 иерод. Иона. 12.06.2013 12:19
Об архивах, как советские сатанисты переписывали историю:
slovo13.livejournal.com/841557.html
Цитировать
 

Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru