Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Священномученик Сергий Мечев

БЕСЕДА О ЦЕРКВИ

Священномученик Сергий Мечев

Священномученик Сергий Мечев

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Приступая к изучению святоотеческого подвижнического опыта с целью воспользоваться им в своей жизни, нужно прежде всего осознать, что же мы представляем собой как члены Церкви, в каком отношении стоим друг к другу, к святым — одним словом, что же такое Церковь, в которую мы пришли и где думаем единственно получить спасение? Ведь мы понимаем, что вне Церкви нет спасения, что без нее мы не можем двинуться по пути духовного делания. Что такое Церковь по существу и что она дает входящим в нее верующим?

Учение о Церкви мы находим во всей церковной письменности, начиная от Посланий апостольских и далее у всех отцов Церкви. Особенно четко оно изложено и подчеркнуто первыми главными учителями: Василием Великим, Григорием Богословом и Иоанном Златоустом; встречается и у русских отцов Церкви, в частности у Тихона Задонского и у жившего в наши дни отца Иоанна Кронштадтского. Это учение мы забыли, оторвавшись от него, и тем лишились правильного понимания нашего спасения, что не может не отразиться на самом деле спасения.

Мы знаем, что митрополит Филарет в «Катехизисе» определил Церковь как общество верующих, связанных одними Таинствами, обрядами, иерархией и т. д. Но спрашивается: каково же это общество в своем существе, каково его отличие от прочих человеческих обществ и в чем его высшая ценность? В святоотеческих писаниях мы не находим определения Церкви как некоего человеческого общества. Сама Церковь учит по-иному. По ее учению, она есть Тело Христово. Как для общего искупления человечества Христос воплотился, принял тело человека, так для спасения каждого верующего Он оставил Тело Свое на земле. Мы, входя в Церковь, входим в Тело Христово, становимся членами этого Тела.

Выражение и раскрытие приведенного определения Церкви мы находим уже у апостола Павла. В Послании к колоссянам он пишет: Ныне радуюсь в страданиях моих за вас и восполняю недостаток в плоти моей скорбей Христовых за Тело Его, которое есть Церковь (1:24; см. также 1:18). А в Первом послании к коринфянам, говоря им о дарах духовных, он пишет: Ибо, как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело, — так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, иудеи или еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом. Тело же не из одного члена, но из многих... И вы — тело Христово, а порознь — члены (1 Кор. 12:12-14.27). Ту же мысль мы видим у него в Послании к ефесянам: Мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф. 5:30).

Итак, все мы, живущие в Церкви, составляем вместе единое Тело, Глава коего Христос, а каждый в отдельности является маленькою частью целого. Приводя слова апостола хлеб, егоже ломим, не общение ли Тела Христова есть? (1 Кор. 10:16), Иоанн Златоуст объясняет, что апостол не сказал слово «причастие», так как «хотел выразить нечто большее, показать великое единение. Приобщаясь, мы не только делаемся участниками и сообщниками, но соединяемся со Христом. Как тело (Христово) соединено со Христом, так и мы чрез этот хлеб соединяемся с Ним. <...> Именно сказав: общение Тела, [апостол] хочет выразить еще теснейшую близость и говорит: один хлеб, и мы многие одно тело (1 Кор. 10:17)». Этот Хлеб есть Тело Христово, и причащающиеся делаются Телом Христовым — не многими телесами, а одним Телом. «Как хлеб, составляясь из многих зерен, делается единым», ведь наличие в нем зерен неприметно по причине их соединения, рассуждает далее Иоанн Златоуст, так и мы, соединяясь друг с другом и со Христом, «питаемся не один одним, другой другим, но все одним и тем же Телом. Потому [апостол] и присовокупляет: ибо все причащаемся от одного хлеба (1 Кор. 10:17)» (Иоанн Златоуст, сет. Беседы на Первое послание к коринфянам, 24:2).

Возьмем аналогию. Часть моего тела живет не самостоятельно, но я живу в ней. Разве палец мой или рука живут, а не я живу в пальце или руке? Органы моего тела как бы не имеют личной жизни, но входят в мою жизнь. И когда, скажем, пальцу причинили какое-нибудь повреждение, ведь страдаю я, а не палец. То же самое происходит в Церкви. Когда мы входим в Тело Христово, то отказываемся от своего отдельного существования, чтобы было по слову апостола Павла: не я живу, поживет во мне Христос (Гал. 2:20). Как в теле живет не каждый отдельный член его, а тот, кому они принадлежат, так и в Теле Христовом живем уже не мы, члены этого Тела, а живет в нас Христос.

Итак, что же такое Церковь и как мы в ней живем? Прежде всего, это не есть некоторая организация, как, например, приход. Приход нужен нам для наших действий, но не составляет сущность Церкви.

Вспомним, что делал Христос на земле. Он принес в жертву Себя, Тело Свое, пострадал, но разве Он создавал Свою организацию? Правда, маленькая организация была — двенадцать самых близких Его учеников, затем еще семьдесят близких и несколько сот последователей. Но что же дальше? Вот Христа распяли, и все ученики Его разбежались, изменили Ему, организация нарушилась. Но разве можно видеть в этом неуспех дела Христова? Нет, Христос пришел вовсе не для создания организации, а для того, чтобы дать Свое Тело людям, которые восприняли бы Его, сделались Его частью и через то получили спасение. В этом смысле понятно требование Спасителя отдать Ему свою душу, делаясь частью Его Тела: Ибо кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее; а кто потеряет душу свою ради Меня и Евангелия, тот сбережет ее (Мк. 8:35).

С этой точки зрения становится понятной и заповедь о любви друг к другу (см.: Ин. 13:34). Любить друг друга мы должны как члены одного Тела, из любви Христовой. Как, если у меня болит палец, страдаю я, так и в Церкви: когда страдаю я, страдает Христос. А потому и всякая помощь, и духовное врачевство других людей есть услуга Самому Христу. И потому отнюдь не в переносном, а в прямом и точном смысле скажет Христос на Страшном Суде: Ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня (Мф. 25:42-43). И на вопрос людей: Когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице? — ответит: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне (Мф. 25:44-45).

Нужно не только понять это определение, но постоянно помнить его, прочувствовать, проникнуться им и воспитать себя в его свете. Ибо если мы будем жить как члены Церкви — Тела Христова, то будем иметь общение и с Главою Тела, а это и есть настоящая духовная жизнь. Толкуя стихи 4 и 5 главы 12 Послания к римлянам,

Иоанн Златоуст говорит, что единение в Теле Христовом есть основание для взаимной любви христиан. «И [апостол], когда ведет речь о внешних, говорит: Если возможно с вашей стороны, будьте в мире со всеми людьми (Рим. 12:18); когда же рассуждает о своих, говорит: Будьте братолюбивы друг к другу с нежностью (Рим. 12:10). Там требует, чтобы они не ссорились... а здесь повелевает любить друг друга и не просто любить, но любить сильно. Любовь, говорит он, должна быть не только не притворная, но крепкая, горячая, пламенная... Не жди, чтобы другой проявил к тебе любовь, но сам стремись к нему и начни первый, так как тогда ты приобретешь награду и за его любовь» (Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Послание к римлянам, 21, 2).

Итак, Церковь есть Тело Христово, а не общество. И проводить свою жизнь в Боге нужно, ясно осознав, что я живу уже не сам, но как часть в Теле Христовом — не я живу, но живет во мне Христос (Гал. 2:20).

В этом также есть путь к смирению. Это понятие Церкви — не слова, не рассуждения только, его нужно воспринять всем своим существом, как это было у отцов Церкви. Тогда станут понятны и отношения между членами Церкви, ибо я должен любить их уже не потому, что они мне нравятся или что они мне близки, а потому, что они, как и я сам, являются частями Тела Христова, в них — в каждом по отдельности и во всех вместе — живет Христос. Вот мы пришли и ищем спасения в Церкви. Ну а как те, которые вне Церкви (сектанты)? Мы знаем, что говорят они: во мне Христос, в тебе Христос, в нем Христос — мы собрались и образовали церковь. Будто за какое-то достоинство наше, за нашу чистоту вселяется в нас Христос. Православное учение говорит нам не то. Оно говорит, что не Христос вселяется в нас по заслугам нашим, а мы, недостойные и грешные, по Его неизреченной милости к нам, вошли в Его Тело и живем в нем.

Православную Церковь часто упрекают: вот, мол, у вас там и грешники и прелюбодеи — разве это Церковь? Но не то же ли говорили о Христе, не так ли и Его осуждали, когда Он ел и пил с мытарями и грешниками (см.: Мф. 9:7; Мк. 2:16)? Как Христос пришел взыскать и спасти погибшее (Мф. 18:11; 19:10), так и Церковь существует для грешников, а не для праведников. Здесь мы, по великой милости Господней, очищаемся Телом и Кровью Его, и если не отсеклись еще своими проступками от Тела Его, то не страшны нам упреки других, ибо ведь Христос всех звал и приходящего к Нему не изгонял вон, а прощал и очищал.

Поэтому на упреки мы отвечаем, что грешники, приходящие в Церковь, каются, желают жить лучшей жизнью, понимают, что не имеют сил сами исправиться, и верят, что в Церкви Христос очистит их. Вот глубокое различие между Церковью и всяким мирским сообществом: разве в сообщество допустят вора или блудника? На раскаяние его не посмотрят, а захотят, чтобы он прежде на деле доказал, что он исправился, и тогда, может быть, его примут. Церковь же поступает не так. Здесь кающиеся тотчас же принимаются, входят в Тело Христово, очищаются и получают возможность жить в Боге. И нам не страшно, когда нам указывают на этих грешных людей. Да, они грешные, но хотят исправиться и идут к исправлению, хотя, быть может, и часто падают. Но и тогда они тотчас же могут искупляться и омываться Кровью Господа. В конце каждой литургии, после приобщения, священник вкладывает в потир частицы, вынутые из просфор за членов Церкви, и говорит: «Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде, Кровию Твоею честною...»

Одним словом, мы должны совершенно перестроить наше понятие о Церкви. Это не есть какая бы то ни было организация, вроде приходской общины или хотя бы даже всей Русской Церкви. Внешняя организация нужна для нас, но не в этом, не в общественной жизни — главное дело Христово. Основа Его дела — Пречистые Его Тело и Кровь, ибо Христос не только воплотился, пострадал при Понтийском Пилате и искупил нас когда-то, но и дал нам Свое Тело, которое есть Церковь. Об этом учили отцы Церкви, а мы об этом позабыли.

Когда мы начинаем жить духовной жизнью, то не живем уже сами, как те, кто не в Церкви. В нас живет Христос, Который в нас и страдает, и плачет, и соединяет всех нас в Себе. И это не потому, что мы какие-то особенные, достойные, а лишь потому, что мы — члены одного Тела. Святые отцы чувствовали это и передавали нам. В древние времена у далеких предков наших единение верных в Церкви было полным: народу же веровавшему бе сердце и душа едина (Деян. 4:32).

«А теперь не так, но совершенно напротив: между всеми множество разного рода браней; мы — члены — расположены друг к другу хуже диких зверей. Христос соединил с Собою тебя, настолько отделившегося от Него; а ты не хочешь даже с братом соединиться надлежащим образом, но отделяешься от него, удостоившись от Владыки такой любви и жизни» (Иоанн Златоуст, свт. Беседы на Первое послание к коринфянам, 24, 2). «Все, что бы ты ни делал для брата, восходит к Владыке твоему, и Он, как бы Сам получив от тебя благодеяние, вознаграждает тебя за это»(Он же. Беседы на Послание к римлянам, 21, 3).

Вы видите, Иоанн Златоуст сам чувствует себя частицей Церкви — Тела Христова, чувствует, как другие частицы отсекаются, отъединяются от этого Тела, и он скорбит, негодует, умоляет не порывать живой связи с Церковью и с ее Главою — Христом.

Подведем теперь итог. Церковь есть Тело Христово, а все мы — члены этого Тела; в нас живет Христос, но не потому, что мы достойны этого, а потому, что мы вошли в Его Тело и «предали» свою душу, чтобы жить во Христе. Я люблю Бога и не любить Его не могу, ибо живу Им, Его жизнью. Точно так же я люблю своих братьев именно как членов единого Тела. И это не слова только, а сама жизнь, что в лице братьев я накормил Христа, помог Христу. Это основная предпосылка истинного делания.

Чтобы спастись, чтобы жить подлинной жизнью, необходимо приобщиться Плоти Христовой. И вот от апостолов и до учителей наших дней преподается нам учение, что этой Плотью, дарованной Христом миру, является Его Святая Церковь. Вступая в нее и приобщаясь Тела и Крови Христовых, мы, отсеченные, присоединяемся к Телу и начинаем жить Его жизнью.

В этом отношении понятна молитва священника над кающимся: «Примири и соедини его Святей Своей Церкви», — ибо совершение греха от нее отъединяет.

В Церкви мы спасаемся вовсе не потому, что пришли в некую организацию, — забудем об этом понятии, оно не может быть применено к Церкви. Церковь есть Тело Христово, и если, входя в нее, мы будем продолжать жить сами по себе или же потеряем приобретенное вначале живое единство, то станем мертвы и составим лишь одну видимость Тела Христова.

И как недостойно приступающие к Святым Тайнам приобщаются Телу и Крови Христовым не во исцеление души и тела, а в суд и во осуждение, так и мы, живя недостойно в Церкви, вместо спасения получаем себе ад и осуждение. Да, нужно всецело перестроить свое отношение к Церкви, нужно живо почувствовать себя членом Церкви как единого Тела Христова, и только тогда, только этим путем мы достигнем истинной совместной жизни во Христе.

Аминь.


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru