Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

ЧРЕЗ ЛАБИРИНТ «ЦЕРКОВНОЙ» АПОСТАСИИ

1. В среде гомосоветикусов Московской патриархии.

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Писать о себе, о своих впечатлениях не очень приятно при остром осознании своего ничтожества и своей греховности. Однако, прожив долгую жизнь в разных общественных условиях и убедившись, что никто не может дать разумного объяснения глубинных причин, движущих жизненными процессами нашего народа и тех сил, какие создают и управляют ими, решил описать некоторые эпизоды жизни в разное время. Но для того, чтоб охарактеризовать какое либо явление, нужно коснуться своего отношения к нему с позиции своих воззрений, своей веры. Жить же пришлось и в сталинские дни, далее во время «хрущевской оттепели», брежневского «развитого социализма», потом пришлось лицезреть горбачевскую перестройку, ельцинскую «демократию» и теперь видеть плоды путинской плутократии. Сейчас же приходится прямо сказать: даже теперь об этих политических направлениях никто не может сделать четкий истинный анализ. А что же можно сказать об освещении действительности с идеологических, богословских или философских позиций? Миром управляет ложь, и никто этого не видит. Видеть все в истинном свете могут только богопросвещенные люди, т. н. смиренномудрые чада Божии, а их нет. За неимением же мудрых пастырей приходится нам – овцам Божиим с великим страхом обращать взор к Богу и взывать к Нему, чтоб просветил наш ум и управил нами.

Однажды некий молодой человек задал мне вопрос: «Могли ли Моисей и пророки ошибиться при написании Библии?» Я ответил: « Они ошибиться не могли, потому что были просвещены Духом святым». Самому мне довелось неоднократно убедиться в этом при освещении важных вещей. Даже в разговоре на богословские темы сразу чувствуешь, что высказал неверную мысль. Было и такое: я писал книжку с названием «Под пятой семиглавого зверя», в которой начал освещать деятельность патр. Тихона и уже написал, что он допустил каноническую ошибку, назначив по завещанию себе преемников. Далее хотел привести каноническое правило о том, что епископу непозволительно по завещанию передавать власть другому. Но в этот момент я почувствовал, что Дух отошел от меня и я просто отупел, не соображая, что писать далее. Пришлось молиться и просить Бога, чтоб открыл причину. Ночью я увидел сон. У меня в гостях А. И. Солженицын, которого я очень уважал. Он высыпал мне на стол фотопленки и книжки с фотографиями текстов разных документов. Я подумал, что вот тут я найду объяснение моей ошибки. Солженицын попрощался и удалился. Я проснулся. Утром меня навестил один дружественный мне студент Московской духовной академии и в разговоре сказал, что моему другу священнику в Москве дали два Вестника РСХД из Парижа. Я поинтересовался: нет ли в них материала о патр. Тихоне? Он ответил, что один номер посвящен ему. Я сказал, что сейчас же еду к нему и уехал. Через два часа я уже был у своего друга. Тут же запечатлел на пленки нужный материал, вернулся и проявил их. Утром я уже читал то, что нужно мне. Оказывается, Патриарх назначил по завещанию преемников по повелению Поместного Собора, чтоб преемники замещали автоматически пост без созыва нового Собора в случае его смерти или ареста, потому что в тех условиях созвать Собор уже, похоже, будет невозможно. Решение же Собора является вполне каноничным.

Я привел этот случай не для того, чтоб показать, что отмечен особой милостью у Бога. Милость Божия действительно коснулась меня тем, что Господь послал ко мне в семью жить, когда мне было еще 12 лет, действительного своего избранника и чудотворца. Чрез него я видел много чудесного и много откровений, предупреждающих об опасности, о предлежащем будущем и для укрепления меня в борьбе с окружающей ложью. Часто оказываясь в одиночестве пред лицом могущественных противников: сергиан и раскольников, бывал на грани отчаяния, но Господь являл откровение и я вновь ободрялся. Все же это подавалось по молитве моего чудесного наставника. О нем я могу сказать кое-что.

Этому человеку еще в его детстве было открыто будущее России и Русского народа, в частности то, что скоро придет безбожная власть, которая будет всеми силами стараться всех ввести в неверность Богу. Ему же лично сказано, что он сохранит верность Христу. С этого момента он поставил целью своей жизни хранение во всем верности Богу, несмотря на все ухищрения врагов Божиих. Звался он Яковом Федоровичем Аркатовым. Когда ему было 16 лет, вернулся с войны старший брат – буденовец и богохульник. Однажды Яков не выдержал и даже чуть не пристрелил его за богохульство. Пришлось покинуть дом и скитаться. Вера же его и христианский опыт возрастали. 1932 год – начало безбожной пятилетки и коллективизации с карточной системой чуть не привел его к голодной смерти, потому что он не захотел вступить в строительство царства сатаны на земле и не получал карточку на продовольствие. Но Господь послал к нему алтайцев, которые его взяли к себе в горы и он там выжил. В 1937 году его арестовали и увезли с Алтая на Енисей в лагеря. Во время войны он сбежал и десять лет скрывался, большей частью в лесах. Потом он, опять же с Божией помощью, вернулся в мир, стал юродствовать и жил несколько лет в моем семействе. Позже ему добрые люди подарили избушку, в которой он жил до своей мученической кончины в 1991 году. Я жил поблизости и был постоянным его посетителем до дня своего поступления в семинарию по его благословению в 1964 году. Это были счастливые годы моей жизни. По его молитве я много видел чудесного и множество откровений, так необходимых в стоянии в верности Богу среди полного вражеского окружения. И поступлению в семинарию, как агента во вражеский тыл, сопутствовало тоже множество откровений, укрепляющих мою веру. Я просил Бога, чтоб Он открыл мне, будет Его благословение на поступление в советское церковное учебное заведение, и будет ли Его помощь в получение для этого документов, т. к. получить их после двухлетнего отсутствия практически было невозможно. Сначала я увидел в необычном тонком сне, что мне будет послан помощник, хотя семинария и явно вся МП была названа «мертвым царством». Наутро я уже увидел эту сущность, какая явилась помогать мне в получении важнейшего документа и сразу же удивила знанием моего положения и моих мыслей. Лишь после, когда он удалился в конце дня, я понял, кто это был. Позже я во снах часто его видел, как молчаливого попутчика, всегда показывающего, что он знает мои мысли.

Яков благословил меня на поступление во вражескую среду и сказал в назидание: «Виктор, ты идешь в тыл врага в одиночку. Запомни: не ищи себе того у кого бы ты мог поучиться. Ты найди хотя бы того, кто мог бы у тебя поучиться. Я всю жизнь проискал такого, да кроме тебя никого не нашел».

Так с моего поступления в семинарию начался и мой жизненный путь в стоянии верности Богу и истине, как продолжение его жизненного подвига.

Яков Федорович хорошо понимал Апокалипсис и другие пророчества о последних временах и говорил мне, что сохранить верность Богу, не зная пророчества о нашем времени, невозможно. Я в этом убедился в процессе борения с сомнениями относительно его воззрений в сопоставлении с учением коммунистов и верящих им. В соответствии с учением Апокалипсиса я был уверен, что багряный зверь с семью головами и десятью рогами есть большевизм, а «жена» сидящая на этом «звере» суть Московская патриархия. Вторым же «зверем», выходящим из земли, является социализм, возглавляемый первым «рогом» его – Сталиным. Когда Яков рассказал, как проходила коллективизация в 1932 году с установлением карточной системы, отменой денег я понял и смысл числа 666. И вот, когда я охватил умом положение, в какое поставлен наш народ социализмом с его сетью социалистических обществ, коллективов, союзов, договоров и страхований, а также социалистических предприятий с их руководящими постами, то пришел к выводу, что их набирается никак не меньше 666-ти. Пораскинув умом, пришел к заключению, что спастись в этом мире чрез сохранение верности Богу практически почти невозможно. Может быть, только одно из двух: или, не сопротивляясь, войти в строительство социализма и быть обычным советским человеком. Но при знании о том, что этот режим является апокалиптическим зверем, за подчинение которому обещают пророчества погибель, тем большую знающим это. Или, чтоб получить спасение, нужно отказаться oт всякого соприкосновения с социализмом, т. е. похоронить себя для этой жизни. Я выбрал последнее. Мне было 16 лет, учился уже в техникуме и меня стали принуждать вступить в комсомол. Я знал, что при моих убеждениях это погибель верная, поэтому решил с двумя друзьями уйти в горы и там или умереть, или жить уподобившись медведям. Это был глупый шаг, но в то же время был испытанием верности Богу и решимости. Нас через четыре дня вернули, «случайно» встретившиеся в горах сестра с зятем, о чем, кстати, я уже был предупрежден откровением.

В 1962 году я повторил почти такой же поступок: сделал решение никогда не вступать ни во что социалистическое и ушел в самозатвор. Спустя два года Яков увидел откровение во сне: ему поручили отбирать людей для учения в какое-то духовное училище. И вот, в процессе этого он вспомнил обо мне и выкликнул меня. Тут же появился я и сел за парту. В этот момент произошел страшный скандал между окружающими нас. Он проснулся. Что это означает, я узнал позже. Я вскоре решил посвятить жизнь борьбе со всякой ложью, учиться этому и бороться за каждую душу. Этот же путь, естественно, сопряжен с враждой всех окружающих, что и видел Яков в откровении. И это сопровождает меня с того момента всю жизнь. Вскоре я поступил в семинарию при сопутствии явной открытой помощи свыше.

Теперь некоторые из раскольников, выдающих себя за исповедников-катакомбников, в действительности же являющиеся обычными советскими людьми, указывают на то, что я учился в сергианской семинарии и академии. Учился, но как агент от самого Бога, засланный в царство сатаны для борьбы внутри его. Всё связанное с поступлением, все откровения и чудесную помощь в поддержку мне описывать долго. Скажу сразу только: приехав в это советское «духовное» заведение, я сразу же обнаружил далеко не православный дух в среде сокурсников, профессоров и преподавателей. Поразительно было слышать чисто коммунистические суждения со стороны большинства окружающих, готовящихся стать «православными» священниками, монахами, а далее – возможно и епископами. Здесь я только воочию столкнулся с сущностью подлинного сергианства, с каким я сознательно шел вступить в борьбу. Все их убеждения зиждутся на словах ап. Павла: «Всякая власть от Бога», лукаво извращенных ими, без тени истинного понимания смысла. Приходилось объяснять и доказывать каждому, что власть, в данном случае, разумеется «кесаря» - чисто гражданская, не касающаяся вопросов веры или неверия. Богоборческая же «власть» является не кесарем, а антихристом, приход которого «по действию сатаны», а не от Бога. Когда же полностью придавишь такого аргументами, так, что отступать уже некуда, то выставляется им основной «догмат»: если все уверуют в твои идеи, то, что будет с церковью? Лжешь. Ты хотел сказать, что с тобой будет, если уверуешь? Тогда придется подтянуть пояс и претерпевать гонения, а далее и мученическую кончину. Но на это пойти мало кто готов и мало, кто способен. Наверно, не те времена, в которые говорил Спаситель:

«Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя» (Мф.16,24).

Особенно вызывало раздражение сергиан-учащихся утверждение, что основной грех митр. Сергия (Страгородского) состоит в Иудинском тайном сговоре с ГПУ – с открытыми врагами Христа. Этот аргумент ставил их принудительно перед дилеммой: не согласиться, значит признать себя врагом истины и почти коммунистом, а согласиться – то нужно быть антисергианином, отказаться от священства в МП.

Однажды я схватился спорить на такие темы со всем классом. От одного сокашника последовал такой аргумент: до революции церковь не была свободной. Я спросил его: «Ты веришь в то, что через исповедь и причастие человек наследует спасение?». «Да», - последовал ответ. «Так вот, в царской России считается, причащающихся было сто миллионов, а теперь в «свободной» России, если наберется десять, то уже хорошо». «Зато какая вера была и какая она теперь!? Тоже мне, счетовод!». «Вот и о вере надо сказать, - отвечаю я, - Раньше была крепкая и не лживая. А теперь трудно сказать, что она христианская». Тут я обратил внимание, что все смотрят куда-то за мою спину. Оборачиваюсь и вижу улыбающегося преподавателя архим. Анатолия (Кузнецова). «Виктор, мне очень понравились твои слова. Как-нибудь надо об этом поговорить с тобой». С тех пор он являл ко мне повышенную любовь, но поговорить нам так и не довелось. Теперь он архиеп. Керченский (МП), и связаться с ним пока я не нашел возможности, потому что резиденция его в Лондоне. Он из тех, какие на полпути к нам.

Любил я иногда подтрунить или даже резко одернуть сергианскую ложь, какого- либо профессора или епископа. Однажды на лекции в классе академии митр. Питирим (Нечаев) показал свою «озабоченность» о низкой образованности духовенства. Он с таким высоким апломбом высказал свою мысль и развел руками: «Вы знаете: у нас настоящих богословов очень мало, а церковных писателей совсем нет». Все как обычно молчат, делая вид, что внимают. Меня же толкнула та же забота, но в другом направлении. Я не удержался и задал ему вопрос: «А какую вы, владыка, видите причину этого?» Он неохотно ответил: «Ну, я думаю, что у нас не совсем правильно поставлено образование». «А вам не приходила мысль, что у нас отсутствует борьба с ложью. Ведь только в борьбе рождаются таланты». Это было равносильно ушату воды на голову. Молчание и пожатие плечами в ответ. Этими словами я указал на преступную сущность сергианства: компромисс со всякой ложью ради самолюбивой выгоды и благополучия. После он моим близким сказал обо мне, что я задавал провокационные вопросы.

Пребывая внутри сергианского сообщества, я почти не скрывал своей враждебности к их предательскому «церковному» курсу; иногда даже подчеркнуто демонстративно выказывал это с тщетным желанием вразумить хоть кого-то. Для того-то я и шел учиться в их семинарию и академию. Особенно меня раздражило их празднование 50-летия октябрьской революции. В стенах академии два зала были оборудованы под музей революции. В переднем месте поставлен был на высокой красной тумбе бюст «вождя», а стены были плотно обклеены революционными красными плакатами. Я зашел посмотреть. Ребята вкручивали лампочки в люстру и попросили меня прибрать лестницу. Я с радостью схватил ее и поставил, приклонив к лысой голове их боженьки. Один закричал: «Что ты делаешь!?… Нас тут всех расстреляют!». Я с раздражением выпалил: «Расстрелять вас и надо, предатели» и ушел. Назавтра по плану совершено было торжественное открытие «музея» с разрезанием красной ленты у входа, с показом и объяснением «экспонатов». После этого все отправились на праздничный концерт. Мне не позволили фотографировать, хотя это было мое «послушание». Велено помогать вести киносъемку. Когда-то в первые семинарские дни я видел сон. Вижу, студенческий хор исполняет песнопения духовного содержания. Потом он перешел на революционные. Я очень был во сне удивлен, что академический хор поет большевистские песни. Проснулся. И вот войдя в зал концерта, я услышал те песни. Потом читали студенты революционные стихи. Читал на белорусском наречии один из таких. Волновался, заикался. Полная тишина в зале. Все, затаив дыхание, слушали его икание. Я в это время мотал на руку гупер от софита. Наконец я не выдержал и с силой бросил на паркетный пол тяжелую связку этого шнура. Многие вздрогнули. Ректор, сидящий в президиуме, стал грозить обоими кулаками: «Уходи отсюда». Я засмеялся и встал за стенку входа. Здесь я обратил внимание на сидящих плотно в зале студентов и преподавателей с женами. Все смотрели на меня. На лицах нескольких лишь человек я увидел улыбку. Остальные выказывали на лице осуждение, и даже гнев: помешал их удовольствию. Они видели в моем поступке не горький юмор по отношению их мероприятия, а хулиганство, или еще хуже – антисоветский фанатизм. На душе было невыносимо горько. Я просил благословение Божие на борьбу за каждую личность, чтоб приводить к познанию истины, и в этот момент понял, что никого не приведешь к этому. Я вышел из зала с уверенностью, что теперь наконец-то меня исключат. Ночью в откровении увидел, что меня берут в академию. Исключили меня лишь четыре года спустя с четвертого курса академии за участие в призыве, обращенном к епископам, требовать от лица собора от правительства неких послаблений церкви. Меня друзья уговорили не подписываться под воззванием, потому что я был семейный, а подписались только Иерей Георгий Петухов, иеродиакон Варсонофий (Хайбулин) и Петр Фомин. Моей обязанностью было раздать воззвание всем участникам собора. Варсонофия и меня после этого вскоре исключили из академии, а Петухова отправили под запрет. Началась черная полоса в моей жизни. Меня тянули принять сан, но у меня было изначальное решение не принимать священство в МП. Ученье с целью борьбы мне было позволено. Теперь нужно было кормить семью: мать, жену, ни на что неспособную, на которой женился по ошибке, не разглядев скрытой шизофрении, и ребенка. Идти на работу в социалистические предприятия я не мог. Также входить в какой-либо сергианский приход и там зарабатывать тоже я не мог в разрез своим убеждениям. Тогда я стал прирабатывать по найму в сергианских храмах как вольнонаемный без членства: занимался ремонтом храмов, иконостасов, изготовлением икон для продажи в их храмах. Одно время даже занялся изготовлением поясов с молитвой «Да воскреснет Бог» и псалмом 90. Больная на голову жена развелась со мной в 1982 году, хотя ее с сыном приходится содержать до сего дня. Так я дотянул до 1993 года, когда, наконец, смог выйти на архиерея РПЦЗ.

2. Мое священнослужение в РПЦЗ, и первые раскольники.

Для того, чтоб прокормить семью я нанялся покрыть иконостас поталью под золото, сменив ею фольгу, которой был облеплен вместо снятой позолоты. Некогда красные большевики гонялись за каждой крупицей золота, чтоб их вождь мог отправить заморским банкирам в уплату долга за их помощь ему в захвате власти. Они придумали машинку, которой снимали начисто позолоту с иконостасов. Так вот за неимением больших средств решили покрыть места бывшей позолоты металлом, имитирующим золото. Для этого нанялся я с напарником. В подвале храма нашлось помещение, в котором я оборудовал мастерскую. Это место, между прочим, послужило мне для благого дела. Здесь собиралось постоянно до десятка молодых людей, которым я читал антисергианские лекции. Однажды, где-то в конце 1992 года, одна из числа их мне сообщила, что теперь Зарубежная Церковь стала открывать приходы в России. Она встретила на базаре священника от РПЦЗ из г. Славянска на Кубани, который открыл приход и служит там. Другой приход из катакомбников, тоже от РПЦЗ в ст. Саратовской. Мы решили навестить его, чтоб выйти на архиеп. Лазаря, в подчинении которого этот приход. Вскоре мы были уже там. Архиерея не было, потому что его резиденция в Одессе. На всякий случай я оставил свой адрес, чтоб сообщили мне, когда он появится.

Дом, в котором располагается этот приход, имеет обычный крестьянский бедняцкий вид. Под храм оборудована бывшая конюшня с одним небольшим окном в алтаре, которое закрыто щитом и видимо открывается очень редко из соображений конспирации. Еще есть два небольших строения во дворе, где живут хозяева и священник. Снаружи нет никакого знака, говорящего о предназначении этого дома. Внутри есть иконы. Как выяснилось после, это заведение является катакомбным скитом, имеющим с десяток насельников, из которых несколько человек обитают в этом доме, а другие приходят тайно, пробираясь по оврагу, заросшему кустарником. Рассказывали после, что в сельсовете смеялись: «От кого они прячутся, когда все у нас на учете». Мы приехали туда впятером: священник из МП и женщина из моих посетителей, я и шофер с женой из прихожан священника. Сидим. Заходит рослая женщина далеко не монашеского вида и нрава. С порога, не поздоровавшись, грубо спросила: «А это еще кто такие?». Другая, осторожно впустившая нас, ответила, что это священник с своими близкими людьми. Короче говоря, скит выглядел далеко не монашеским, больше похожим на сектантское обиталище. Далее пришлось только убеждаться в этом. Эти люди ищут спасения только для себя, считая весь остальной мир вражеским, не спасающимся. Позднее по моему настоянию они все же на крыше одного строения поставили крест. В дальнейшем они огородились высоким железным забором и никого, не проверив, не впускают по сей день. Не знаю, насколько живой мой дух, но мне это заведение почему-то почувствовалось пустым – без благодати.

Распрощавшись с этим местом, по дороге мне рассказали мои люди - священник и женщина, что они уже побывали на приходе в Славянске и им понравился и священник иеромонах Ермоген и его люди. Но этот священник и его паства вначале согласились на подчинение архиеп. Лазарю, теперь же хорошо узнав его, просятся в подчинение еп. Варнаве, который прислан в Москву от Синода РПЦЗ. Меня мои друзья принялись упрашивать, чтоб я навестил Славянск и потом рукоположился от Варнавы. На первое я согласился, а на второе нет, считая себя уже старым для этого и не подготовленным: ведь быть священником в те дни не от МП, считай, обречь себя на мученичество. После я согласился ехать и в Москву, но больше с целью встретиться с заграничным епископом и чрез него переслать за кордон написанную мной книгу. Однако, когда я появился в Москве в Марфо-Мариинской обители, где находилась резиденция еп. Варнавы на меня насели прот. Алексей Аверьянов с еп. Варнавой, чтоб я рукополагался. Аверьянов даже заявил, что «обо мне они наслышаны», видать по делам в академии МП.

Вернулся я в Славянск в сане дьякона РПЦЗ. Сразу же начал деятельность по открытию приходов со священником Валентином Голиковским, пожелавшим перейти к нам из МП и навестившим в то же время со мной еп. Варнаву. Начали готовить открытие прихода в Краснодаре. И хотя еп. Варнава не принял его сразу из МП, но дал испытательный срок до возвращения из-за границы, он все же считал себя относящимся к епархии еп. Варнавы. В это время обратились к нам казаки ст. Саратовской за благословением от лица еп. Варнавы на открытие от них прихода в помещении бывшей гимназии, которое они намерены выпросить у властей. Мы пообещали встретиться с ними через два дня. И вдруг узнаем, что объявился еп. Вениамин Черноморско-Кубанский РПЦЗ. Он сделал нам приглашение встретиться. Я, признаюсь, даже не предполагал, что есть еще епископ с таким именованием. Я навестил его с прот. Валентином Голиковским. Впечатление осталось пренеприятнейшее. Еп. Вениамин протестует против принятия (основания) еп. Варнавой прихода на его территории, т. к. он по наименованию является Кубанским. Я обратил внимание на бумажку на его столе, где было помечено: для архиеп. Лавра, приходы: Саратовский, Краснодарский, Славянский и (кажется) Азовский. Из четырех приходов у него настоящий только Саратовский скит, да и тот достался ему как подарок от архиеп. Лазаря, у которого он был долгие годы келейником. Славянский приход он только еще планировал захватить, а остальных двух вообще не существовало. Да и его епархия называлась «миссионерской», как территория для проповеди. К тому же в тот момент еще не было четкого территориального деления России на епархии. Приходы еп. Валентина Суздальского были по всей стране.

Уже в этой беседе я рассмотрел, с кем имею дело. Голиковский с радостью переходит в подчинение еп. Вениамину. Тот его принимает с такой же радостью и возводит в настоятеля несуществующего храма и в благочинного, не имеющегося штата священников и храмов. Начинаются планы расширения, но тут Голиковский «вспомнил», что у него «состарилась» автомашина и надо бы купить новую. Еп. Вениамин согласился на это, сказав, что у него есть, полученные от Синода 3 тысячи долларов. Но тут одна из помощниц сделала какой-то знак, да к тому же он взглянул на меня и пошел в попятную: «А может эти деньги лучше употребить на открытие прихода?». Я одобрил его это решение. Кстати, когда Голиковский покинул через пару лет еп. Вениамина, вернувшись в МП, на вопрос одного моего знакомого, почему он это сделал, ответил: «Признаюсь: я люблю деньги, а под началом еп. Вениамина это не светит». Именно ради денег он решил перейти в РПЦЗ из МП, надеясь произвести сборы за границей и развернуть деятельность на пользу кармана. Но когда он явился в Америку и проявил желание начать сборы, его там высмеяли, и он вернулся ни с чем.

С этого времени началась борьба между архиереями, вылившаяся в серию расколов. Еп. Варнава явно переценил свои силы и свои возможности, чрез что допустил несколько ошибок. Он к другим Российским архиереям будто бы относился с высока, будучи посланным от Синода. Также увлекся политической деятельностью, сблизившись с обществом «Память», возглавляемым Васильевым, производил демонстративные выезды, стоя на автомобиле с открытым верхом, или на белом коне пред их шествием с крестом в руке. Ошибкой был и его прием беглых священников, и их приходов от других архиереев. Наконец, под влиянием своего секретаря прот. Алексея Аверьянова он вошел в соглашение с безблагодатными украинскими автокефалистами. Все это использовалось противниками в борьбе с ним.

Противники же его имели не ошибки, а раскольничий дух. Архиеп. Лазарь уже в 1991 году делал попытку отделить Петербургскую епархию от РПЦЗ. Его за это осудил Синод и заставил каяться. В 1993 году в мае объявляет себя отделившимся от РПЦЗ архиеп. Лазарь (Журбенко), а 22 июня – Валентин (Русанцов). Причиной указывают неправильное поведение еп. Варнавы и желание обособления, т. к. они считают Российскую часть отдельной катакомбной церковью, а то, что получили апостольское преемство от РПЦЗ, то благодарны за братскую помощь в восстановлении священства. Полный абсурд. Разделения Церкви не было. Зарубежные епархии вели обособленную жизнь не по причине отделения от внутренних Российских, ушедших в катакомбы, а только в силу временной географической разделенности расстоянием. Настоящей же причиной являлось греховное властолюбие и скрытый порок, какой уже начал выявляться. Здесь только встает неразрешимый вопрос, что чему предшествует: грех -неверности или неверность Церкви и Богу - греху. У Иуды Искариота, мы знаем, что предательству предшествовал грех сребролюбия. У этих же архиереев был худший порок, исключающий принятие священства. Писатель публицист Штильмарк подал в Синод РПЦЗ показание на еп. Валентина, что он является содомлянином. Вопрос был поставлен на заседании Синода. В оправдание Еп. Валентин указал на то, что Штильмарк не является членом нашей церкви и свидетельство одного не принимается. Вопрос был закрыт. Однако я уже за год до этого знал этот факт. Настоятель Краснодарского храма (МП) Виктор Подгорный, у которого я по найму выполнял работы, узнав от меня, что я намерен рукополагаться в РПЦЗ, сказал мне: «Правильно делаешь. Я сам бы перешел в РПЦЗ, но уже стар – не выдержу нервотрепки. Только не вздумай принять священство от Валентина Суздальского. Я эту паскуду давно знаю. Учился в семинарии с ним и служил вместе в Бакинской епархии. И отовсюду его гнали за содомию». Я ответил, что еду к еп. Варнаве.

Архиеп. Лазарь мог быть только солидарным с еп. Валентином, т. к. позже стали известы показания и на него со стороны катакомбного монаха Епифания Чернова, обличающего его в том же грехе. И гораздо позже в 2006 году самому пришлось слышать показания, пользующейся доверием очевидицы Татьяны Орловой, о его беззаконии с келейником, каким в то время мог быть, ставший после епископом Вениамин (Русаленко). Так что в данном случае грех предшествовал предательству Церкви.

За объявление своих епархий отделившимися от РПЦЗ Лазарь Одесский и Валентин Суздальский были отправлены Синодом на покой. Но вместо покаяния они при поддержке еп. Григория Грабе создали свое ВВЦУ. В марте 1994 года эти два архиерея рукоположили своих троих епископов, без ведома и согласия Синода и Первоиерарха РПЦЗ. Синод 5 апреля признал ВВЦУ и рукоположенных этих епископов не законными. 29 ноября был созван Архиерейский Собор, который принудил Лазаря и Валентина покаяться, а рукоположения их объявил незаконными. Но эти «деятели», вернувшись в Суздаль в январе 1995 г., опять сослужили с рукоположенными ими «епископами», демонстрируя отделение от РПЦЗ. Синод 22 февраля отправил Лазаря и Валентина под запрет и потребовал покаяние и прекращение раскола, иначе последует лишение сана. На это пошел только архиеп. Лазарь и «еп». Агафангел, один из рукоположенных раскольниками. Валентин же стал продолжать раскольничью деятельность со своим ВВЦУ, рукоположил с помощниками еще 3 «епископа» и был лишен сана Синодом от 10 сентября 1996 г. Так родился первый «осколок» от РПЦЗ - первооткрыватель расколов последнего времени.

Меня и моего епископа Варнавы тоже коснулись эти события. Еп. Вениамин Кубанский в своей борьбе против еп. Варнавы добился указа, подписанного заместителем Секретаря Синода еп. Иларионом 18 июня 1993 г. в дни отделения Лазаря и Валентина от РПЦЗ о переходе в подчинение нашего прихода еп. Вениамину, без окончательного суда над еп. Варнавой, без его согласия. Указ был подозрительно не соответствующим канону и безграмотно оформленным, имел смысл направленности как бы к не существовавшему в РПЦЗ до этого момента приходу. Мы с настоятелем решили не подчиниться этому до выяснения сути. Узнав о приезде в Москву из-за границы нашего архиерея в конце декабря 1993 г., мы поспешили туда. Тут еп. Варнава вновь допустил ошибку: он скрыл от нас то, что ему было повелено только собрать документы и вещи и выехать из Москвы. Он же согласился на просьбу настоятеля рукоположить меня из дьякона в священника, т. к. он по болезни не может служить. На наш вопрос об его положении, он ответил, что все нормально. 30 декабря 1993 года он совершил рукоположение меня, и по возвращении я вступил в служение священником.

В ближайшее из воскресений я совершал проскомидию, готовясь служить Литургию. О том, что произойдет смешная сцена, я, конечно же, не догадывался. Опишу для разрядки. В алтарь буквально вбегает настоятель иером. Ермоген и сообщает: «Прекращай. Сейчас идем встречать архиерея. Бери крест на поднос». Спрашиваю: «Какого архиерея?». Он спешно отвечает: «Вениамина Кубанского. Только что сообщили. Мы его встретим во дворе, чтоб не запускать в храм». Выходим, стоим. Идет Вениамин с геройским видом. За ним шествуют о. Валентин Голиковский и монах Пахом, что с небольшим недоумком. Еп. Вениамин сразу спрашивает меня, никого не поприветствовав, хотя тут стояли не только мы с Ермогеном, но и прихожане: «Так, кто тебя рукополагал?». Я ответил: «Еп. Варнава». «Я не признаю это», - и, оттолкнув меня в сторону, прошел во двор к о. Ермогену. Тот плаксивым голосом обратился к Вениамину: «Ваше преосвященство, благословите вас поздравить…». В это время Голиковский сует мне лист бумаги и говорит громко: «На. Ты что не подчиняешься Синоду?» Я отстранил лист и сказал ему: «Оставь. Я знаю, какой массой грязи вы это заполучили». (Голиковский страниц десять написал «обличений» на Варнаву). О. Ермогену явно мешало это играть роль, и он с раздражением сказал: «Прекратите!». Голиковский же продолжал совать этот указ. Тогда о. Ермоген выхватил его и стал совать куда-то взад себя под ризу. «Стой! Не порви! – вскричал в испуге еп. Вениамин. - Это же подлинник!», и бросился отнимать бумагу. Он обхватил Ермогена в беремя, а тот закатился со смеха. Я кричу: «Отцы! Отцы, что вы делаете?!». С огорода бежит Пахом и кричит: «Что вы смотрите! Моего архиерея убивают!». Тут Ермоген достал бумагу и вернул еп. Вениамину, сказав опять плаксивым голосом: «Ваше преосвященство. Благословите…». «Ладно, читай» - вставил еп. Вениамин. Ермоген стал продолжать; «Благословите вас поздравить с захватом нашего прихода. Вы с Федькой Журбенко еще на брачном ложе это планировали…». Тут Вениамин уже не выдержал и выхватил бумагу, сказав: «Это пойдет в Синод». «Валяйте, вы на это только и способны». Тут еп. Вениамин обратился: «Ну, вы может, впустите меня в помещение?». Его провели в сторожку. Он разложил на стол бумаги и стал читать. Ермоген сказал ему: «Так вы что хотите отвоевать? Помещение не наше, а Нины Степановны, (он указал в строну присутствующей здесь хозяйки), мы вам не нужны, да и не пойдем к вам, а если пойдут прихожане, то надо сначала купить дом под храм и позвать их». «Как это купить дом? Сначала надо подписать договор о согласии их». Ермоген же настаивал: «Нет, вы сначала купите дом, чтоб они видели, а тогда зовите. Может кто-то и пойдет к вам». «Ну, хорошо. Кто староста?». Ермоген указал на хозяйку и сказал: «Да вот Нина Степановна». Вениамин схватил свои бумаги, и заявив: «Тогда нечего тут делать», удалился.

Целый год борьбы за этот приход оказался впустую. Но они стали упорно продолжать собирание компромата на еп. Варнаву и слать требования в Синод подчинить нас себе. Мы же продолжали служить. И вот где-то в октябре приходит указ еп. Вениамина о запрещения меня и о. Ермогена в служении. Мы ни одного дня не были в его подчинении, и он неизвестно, какой властью накладывает на нас запрещение за то, что мы не покидаем своего еще не запрещенного Собором Архиерея и не бежим к нему. Это выглядит подобно тому, как если бы встретившийся человек затребовал гражданку оставить своего мужа и идти за него замуж, иначе он ее убьет. О. Ермоген не признал этого запрета. Я же решил прекратить богослужения до окончательного решения судьбы моего архиерея Собором. Проходит два с лишним месяца, приближается праздник Рождества Христова, а приход остается без богослужений. Меня прихожане просят подчиниться Вениамину, чтоб продолжать службы. Наконец я узнаю о том, что Собор постановил отозвать из России еп. Варнаву, а священникам войти в подчинение другим Российским архиереям, мне – еп. Вениамину. Московские священники Алексей Аверьянов, Виктор Усачев, Иосиф Философов не захотели подчиняться еп. Евтихию, и после были отправлены под запрет. Я, получив это определение Собора, решил ехать к Вениамину. На требование покаяния и совершение хиротесии я ответил, что мне каяться не в чем, т. к. я не имел права оставлять своего архиерея до окончательного решения о нем Собора. А на хиротесию согласился, потому что рукоположение еп. Варнава совершил с отступлением от постановления ему Синодом. Так я с Рождества Христова 25 дек./7 января 1995 г. оказался под властью еп. Вениамина. Он своего добился и можно бы служить без раскола. Но не тут-то было.

В 1996 году еп. Вениамин собрал Епархиальное собрание в Ростове. Повестку дня он объявил на собрании: требовать от Синода 1. Снятия остатков всякого прещения с архиеп. Лазаря, и 2. Разрешения выйти из подчинения нам Синоду. В докладе он обрисовал прелесть раскольного бытия, заключив: «Вот когда мы отделимся от РПЦЗ, тогда у нас будет благотворная деятельность и мир». Собравшиеся священники, почти все кроме о. Нестора недавние выходцы из МП. Сидят и молчат в знак согласия. Я попросил слова. «Ну, говори», - ответил еп. Вениамин, махнув рукой в знак предчувствия неприятного. И я стал говорить: «Во-первых, в защиту архиеп. Лазаря я не скажу ни слова, потому что он раскольник номер один. Во-вторых, спрашивается: кем мы окажемся, если отделимся от РПЦЗ? Раскольниками, отделившимися от матери Церкви, ведь священство мы получили от нее? Или мы объявим себя «матерью церковью», а все Зарубежье определим на вечное изгнание? И о каком мире можно говорить, когда Лазарь ни за что не будет подчиняться Евтихию, с каким уже вы начинаете раздрание, указывая на то, что он освятил, не дождавшись вас, часовню в Цимлянске? Наоборот нам нужен архиерей на Русь от РПЦЗ с правами экзарха, чтоб мог вызвать каждого на ковер. И о деятельности, что можно сказать? Кто вам мешает заниматься деятельностью, а не развалом в своих епархиях? Еп. Вениамин выслушал и молвил: «Вы меня не правильно поняли. Я слуга Синода». И опять начать раскол не получилось, замолкло. Священники же советского производства после постепенно разбежались, потому что и тут в псевдокатакомбном течении никакого не нашли движения.

Присутствовавший здесь о. Владимир Горностаев как-то сказал мне: «Ты знаешь, почему Лазарь с Вениамином держатся катакомбного направления? Я считаю, потому, что ничего не хотят делать». О. Валентин Голиковский тоже покидая Вениамина, на прощанье сказал: «Ты полностью бездеятельный человек». В разговоре со мной еп. Вениамин сказал однажды: «Отец Виктор. Мы не будем так проповедовать, как бы кого зовем к себе. Кого Бог пошлет, того примем». Я ответил на это: «Странно. А для чего Христос послал Апостолов во весь мир на проповедь? И они шли и проповедовали, а не ждали, кого пошлет им Бог». «Но ведь то было другое время. А о нашем времени сказал Игнатий Брянчанинов: «Отступление попущено Богом. Да не покусится, кто немощной рукой остановить его». Я опять возразил: «Не о нашем времени он сказал. И он, и вы и даже преп. Ефрем Сирин, чье мнение приводите, не знали точного толкования пророчеств о последнем времени. Они заключали последние дни в один период трех с половиной лет царствования антихриста, а в действительности они по пророчествам делятся на три периода: отступление, проповедь Евангелия о последних днях, и наконец, приход антихриста на почву отступления. Они же считали, что отступление произведет антихрист, а придет, по-видимому, на благодатную почву. Такое исключено. Почитайте хотя бы 24 главу от Матфея и увидите это деление на три периода». Но «старое вино» псевдо-катакомбного безделья все же лучше. На что способны эти «катакомбные» архиереи, так это на творение раскола и борьбу за свою власть. Однако они молчали долго, пока не находилось достаточного предлога для начала такого раскола.

3. Слуги сатаны объединяются в борьбе за разъединение рабов Божиих.

Некогда Спаситель сказал ап. Петру: «Симон! Симон! Се, сатана просил, чтобы сеять вас как пшеницу, но Я молился о тебе, чтобы не оскудела вера твоя; и ты некогда, обратившись, утверди братьев твоих» (Лук.22,31-32).

Как видим: сатана борется за разъединение – сеяние как пшеницу рабов Божиих, и наоборот, объединение всех своих слуг. Это теперь видно во всеобщей глобализации и, в частности, в экуменизме на религиозной почве. В России, а далее во всем мире по слову Оптинского старца Нектария Церковь Христова будет исчисляться единицами:

«Раньше Церковь была обширным кругом во весь горизонт, а теперь она как колечко (1922г.), видишь ли, как колечко, а в последние дни перед пришествием Христовым она вся сохранится в таком виде: один православный епископ, один православный иерей и один православный мирянин. Я тебе не говорю, что церквей совсем не будет, может быть, они и будут, да Православие-то сохранится только в таком виде. Ты обрати внимание на эти слова. Ты пойми: ведь это во всем мире» (Россия перед вторым пришествием»).

Вот такой ответ на наш вопрос: почему столько много в Православной Церкви расколов, и число отступников растет? Слишком много дано прав сошедшему на землю дракону – сатане в борьбе с Царством Божиим. Нам же надо помнить: «Чем трудней борьба, тем славней победа».

Пришел 2000 год. Хотя считается он последним годом прошлого столетия, однако открыл собой начало нового времени в Церкви Христовой. Давно назревающее новое отступление проявилось на Соборе РПЦЗ – остатка истинной Церкви. Епископат ее явил давно скрываемую тягу к тридцати серебряникам земных благ в противовес чаяниям Царства небесного. Запретный плод всегда предстоящий пред глазами архиереев РПЦЗ в образе процветания сергианства, и древо, на котором зрел гибельный плод, особенно стало выглядеть «хорошо для пищи, и что оно приятно для глаз и вожделенно, потому что дает знание». И явился искуситель в виде еп. Евтихия (Курочкина) и склонил всех архиереев РПЦЗ вкусить плод сергианства. Он явил пред лицо их успехи МП в строительстве и открытии приходов и учебных заведений, и в признании ее «мировым православием», пред чем дрогнуло сластолюбивое сердце уже разлагающегося епископата. Были написаны Послания к пастве и к Сербскому Патриарху Павлу в духе расположенности к единению с апокалиптической блудницей. Подписались под ними все, кроме еп. Варнавы. Большинство были уже готовы к соединению с МП, но были и такие, которые не заметили под вуалью красивых слов петлю Иуды. Митр. Виталий, всегда выступавший против сближения и тем более соединения с «лжецерковью», тут не заметил подвоха. Еп. Агафангел (Пашковский), присутствовавший на собрании духовенства в Воронеже, осудившего деяние Собора за поползновение к соединению с МП, признался мне, что не видит ничего преступного в деяниях Собора 2000 г. Как же мы – десятки священников сразу увидели предательство, прочитав эти Послания? Когда привез их еп. Вениамин и дал мне, я, прочитав первые слова, воскликнул перед помощниками: «Нас предал епископат!». Это предательство могли не разглядеть гомосоветикусы, вскормленные молоком большевистской пропаганды, и хлебом социалистического коллективизма, но ведь большинство тут на Соборе были выросшие в зарубежных условиях. И опять я должен указать, как на причину современной слепоты, отсутствие желания изучать предупреждения нас об искушениях последних времен, заложенные в пророчествах. При всей суете, казалось бы, благих дел, у этих людей отсутствует страх погибели, духовная трезвенность. И не только это относится к архиереям РПЦЗ, побежавшим за архиеп. Лавром (Шкурлой), но и к тем, какие встали против его линии и присутствовали на Воронежском собрании. Где они теперь? Ведь только претерпевший до конца, тот спасен будет.

На собрании 5-6 сентября присутствовали три архиерея: Лазарь (Журбенко), Вениамин (Русаленко) и Агафангел (Пашковский). Было с десяток священников. Все были настроены оставаться верными митр. Виталию и его курсу противостояния соединению с МП. Архиереям предстояло явиться на Собор в октябре и бороться с отступлением. Однако архиеп. Лазарь уже отказался от поездки, сославшись на слабое здоровье. Еп. Вениамин неохотно соглашался, но когда с получением визы, явно намеренно дотянув до последнего дня, заявил, что визу не дали. Поехал один еп. Агафангел, но я уже чувствовал, что он не будет стоять за курс митр. Виталия, будучи так же далеко не исповедником, а гомосоветикусом. На вопрос: согласовали или нет свои действия с еп. Варнавой? ответил Агафангел: «С Варнавой на связь не просто выйти, да к тому же у него уклон в сторону политики, и что-то было в сближении с автокефалистами». Уже всё было понятно: бороться за верность Православию некому. Лазарь с Вениамином не явились на Собор, а Агафангел примкнул тут же к лавровцам против митр. Виталия, к тому же написал еще обличение, возводя вину за разделение на него. Однако при этом он доводит, что митр. Виталий перед началом Собора призывал всех не идти на него, называя его «собранием безответственных», направленным на соединение с МП. Далее он пишет, что его окружили архиереи и доказывали, что никто не намерен соединяться с МП. Митрополит был обманут отступниками, и согласился участвовать в Соборе, однако вскоре обнаружился обман, и он с помощью полиции сумел выехать в Канаду в свой скит. Здесь он объявляет о возвращении к власти в связи с отступлением епископата. Он был обязан это сделать для сохранения Православия, Церкви, паствы от погибели. В своем послании от 24 н./7 дек. 2001 г. он пишет:

«Возлюбленные о Христе верные священнослужители и пасомые РПЦЗ.

От нас ушли в полное духовное бездорожье сторонники и последователи т. н. самочинного митрополита Лавра, пытающегося захватить церковную власть в нашей Зарубежной Церкви. Увидев нестроения в нашей Церкви, я возвратил себе права главы Церкви. В ответ на это Синод архиеп. Лавра с участием епископов Михаила и Гавриила воздвигли на меня настоящие гонения. Меня подвергали арестам гражданские власти без малейшего указания какой-либо причины моей повинности. Исключительно ради очищения Церкви от подобных отступников с моим благословением и участием были совершены хиротонии новых епископов: еп. Сергия Мансонвилльского, еп. Владимира Сакраментского и еп. Варфоломея Гренадского, верных традиционному исповеданию Русской Православной Зарубежной Церкви, идя по стопам митрополитов Антония, Анастасия и Филарета.

Отступники во главе с архиеп. Лавром не могут считаться находящимися в ограде Церкви».

Его поддержал только еп. Варнава, с помощью которого был восстановлен епископат РПЦЗ.

Путь предательства Православия длился гораздо больше, чем у Иуды. Целых семь лет отступники двигались, скрывая предательство встречами и соборами, прикрывая каноничностью деяний. Еп. Агафангел двигался в общем фронте, слегка протестуя поспешности соединения. Наконец пришло злополучное 17 мая 2007 года, когда продажный епископат бросился в погибельные объятия «жены, сидящей на звере багряном» (Откр.17,3). В этот день еп. Агафангел нашел более полезным отойти от остальных, так как есть много священников и видных мирян РПЦЗ, которые не пошли с митр. Виталием и не захотели тонуть в МП с Лавром. Они надеялись, что найдется так же повисший между двух стульев епископ и возглавит их. Уже задолго до этого дня эти их чаяния публиковались и согласовывались. Вследствие этого он отошел от потерявших авторитет лавровцев, и возглавил противников их, создав свою «церковь». Теперь он их «митрополит» после содеянных многих канонических ошибок. Не считать это церковное образование расколом не возможно, потому что он утерял духовное преемство: и витальевское, и лавровское. Уже сам отход от митр. Виталия в числе отступников лавровцев, да еще пребывание в их числе шесть лет, со случаями проявления враждебных действий по отношению к РПЦЗ (В), уже считается укоренившимся расколом, равносильным ереси. Четкой же идеологической и исповеднической линии он не создал, лавируя между тем и другим. Внешнее «могущество» его образования имеет только видимость, т. к. вся паства его и сам он являют вид чисто советского общества с церковной обрядностью и терминологией. Это всего лишь новый «осколок» от РПЦЗ.

Теперь некоторые его последователи указывают на не каноничность действий митр. Виталия в уходе и возвращении к власти. Уход его, как видим, был вызван обманом архиереев, а это равносильно уходу на покой архиерея, подвергнутого насилию. Возвращение же оправдывает раскрытие обмана. И всякий здравомыслящий человек может согласиться с тем, что митр. Виталий поступил так, потому что на сто процентов был уверен в будущем уходе епископата, во главе которого он стоял до этого, в МП. И если бы этого не случилось, то мы могли бы винить его за ошибку, приведшую к расколу. Но произошло именно то, с чем он боролся и против чего предупреждал. Эти гомосоветикусы по сию минуту не видят греха в соединении с сергианами или пребывание в числе лавритов.

Но пора вернуться к оставленным пока архиереям Лазарю и Вениамину.

Как уже говорилось, архиеп. Лазарь и еп. Вениамин на собор не поехали, пообещав принимать участие по телефону. Были их некие предложения на собор, в виде следования всех архиереев их примеру: отводу своих подписей под Посланиями Собора 2000 года. Но это больше похоже на афишеровку своих деяний. Фактически же они скрылись и от митр. Виталия, и от архиеп. Лавра, и от своей паствы на целых два месяца. Прошло полтора месяца, а мы ничего не знаем. Кого поминать за богослужением, никакого указания нет. Я уже выразил возмущение при встрече с главной поклонницей Лазаря, что уйду из подчинения еп. Вениамину при дальнейшем таком отношении к нам. Тут же поступило извещение, что архиерей будет в Славянске после праздников; он сильно болел. Я приготовился к встрече: указать на дверь, если он вошел в подчинение Лавру. Наконец в середине декабря появился у меня на квартире еп. Вениамин. Он тоже капитально подготовился к разговору. Я встретил его сразу вопросом: «Ну, кому мы теперь подчиняемся?» «Синоду», - последовал ответ. «Какому Синоду? Лавра, что ли? Мне один известен Синод». «Старому Синоду. Дело в том, что теперь все встало на свои места. Все архиереи покаялись перед митр. Виталием». «Вот как! А как же архиеп. Лавр?», - спрашиваю вновь. «Ну, Лавр опять будет заместителем Виталия». Я, почувствовав фальшь, вновь спросил: «А об этом есть какие-то документальные данные?». «У меня нет, но у вл. Лазаря наверно есть», - продолжал лгать еп. Вениамин. «Ладно, посмотрим». И мы распрощались.

За прошедшие годы совместного служения я уже наслышался «правд» этих катакомбных «исповедников». И действительно через несколько дней я получаю известие с других источников, что никакого покаяния не было, наоборот, митр. Виталий подвергся гонению со стороны лавровцев и с помощью еп. Варнавы восстановил епископат, рукоположив 3 епископа. С еп. Вениамином вновь пришлось встретиться и продолжить разговор. Я спросил, почему он сказал ложь о покаянии епископов. Он ответил: «Мне сказал азовский староста, а он слышал в Одессе. Это там объявляли с амвона». «Ну, понятно, почему я и не верю ни одному слову Лазаря».

Тут разговор наш перешел на более серьезную тему. Еп. Вениамин стал объяснять мне, что нам необходимо добиваться «автономии» приходов в России. «Опять вперед к расколу?», - одернул я его. «Это не раскол, - стал доказывать он. – Мы постараемся получить благословения митр. Виталия на это. Он однажды мне сказал, что надо Российским приходам дать самостоятельность». Я возразил, что он мог говорить это тогда, когда не начались страшные разделения. «А зачем вам нужна «автономия?» - спросил я. «Российскими приходами должны управлять российские архиереи. Меня некоторые священники просят, чтоб я взял в управление все российские приходы, верные Виталию». Я удивленно воскликнул: «Тебя!? А что вам мешает управлять своими епархиями?» Это я сказал со смыслом, что они развалили свои епархии, от них разбежались священники. У Вениамина остался я один, да о. Нестор. «И кто же эти священники?» - спросил я. «Да вот смотри, что пишет хотя бы иером. Дионисий Алферов», - и он прочитал: «Владыка, мы хотели бы видеть тебя во главе всех российских приходов». «А мне он написал такое», - и я, взяв со стола письмо, прочитал ему одно место, где написано: «Я знаю, кто такой Лазарь и кто Вениамин, но нам куда деваться…». «Странно. Это еще что за двуличие. А впрочем-то, он же еврей».

Далее наш разговор перешел на тему «необходимости» автономии. Я эту затею охарактеризовал как прямой неприкрытый раскол, произведенный хитрым путем. Валентин Суздальский устроил раскол, прикрыв его благословением еп. Григория Грабе. Лазарь же с Вениамином решили прикрыть разъединение с РПЦЗ, используя благословение митр. Виталия. Я ему стал доказывать, что благословить автономию имеет право только Собор. Но он не хотел слушать. Тогда я заявил, что соучаствовать в подготовке раскола я ни в коем случае не буду, и потому ухожу в подчинение Синоду, если они не прекратят готовить раскол. Он же ко всему прочему стал доказывать, что Лавр имеет все шансы победить и будет иметь регистрацию от властей. Даже сказал, что уже обратился к «митр». Лавру и ждет ответ. Он забежал в алтарь, рассчитывая забрать антиминс, но не нашел его на месте. Вышел и спрашивает: «Где антиминс?» Я ответил, что ждал нашествия иноплеменников... Он не дал мне договорить, стал грозить обоими кулаками, сказав: «Ну, я тебе сделаю», и побежал к выходу. Я только и сказал: «Беги, раскольник».

6/19 декабря в день памяти свят. Николая Мирликийского я подал Прошение о переходе в непосредственное управление Синода. Вскоре был получен ответ от 18/31 декабря 2001 г. за подписью архиеп. Варнавы:

«Ваше Прошение после Вашего «Уведомления» от 6/19 декабря 2001 года нами получено.

На основании соборного архиерейского определения от 23 окт./5 ноября 2001 года и по благословению Владыки Митр. Виталия от 2/15 декабря 2001 г. «заниматься вопросами чиноприема… и принимать под омофор митр. Виталия от своего имени», определяю Вам на всех богослужениях возносить имя Высокопреосвященнейшего митр. Виталия Первоиерарха Русской Зарубежной Церкви и вслед за ним имя Преосвященнейшего Варнаву Архиепископа Каннского и Европейского».

Однако, не смотря на законность этого приема меня под управление заместителя Первоиерарха, какой, кстати, и рукополагал меня, и на то, что я покинул еп. Вениамина, прежде обличив его в подготовке раскола, он все же спустя 2 месяца после этого отправляет меня под запрет. Однако его запрет являлся незаконным, и я не обращал на него никакого внимания. Некую законность он имел бы, если бы эти два «катакомбных» архиерея не произвели этот раскол спустя каких-то полгода.

Таким же образом поступили 4 Курских священника, уйдя от Архиеп. Лазаря.

После этих событий митр. Виталий вынужден был сделать запрос к Лазарю и Вениамину, т. к. они уже больше полутора месяца не подают о себе известий. К тому же поступают вести, что они не поминают за богослужением имя Первоиерарха. Архиеп. Лазарь дает ответ митр. Виталию с обвинением священников, какие «незаконно» покидают его. Митрополиту же он чуть не клянется в верности. Не Церкви и не собору епископов, а только ему:

«Официально заявляю, что молитвенно, канонически и евхаристически пребываю с Вами, Ваше Высокопреосвященство МИТРОПОЛИТ Виталий. Мы возносили и возносим за богослужениями Ваше всечестное имя».

Дата написания значится 15/28 декабря 2001 года. О том, что целый месяц ноябрь по словам свидетелей он не поминал «всечестное имя» и где находился два месяца, что вынужден Первоиерарх делать запрос, - ни слова. В том же духе был в эти же дни дан ответ и еп. Вениамином. Так что они два месяца были в расколе и теперь «покаялись».

Однако это не остановило раскольников. Они послали пробивать дело к митр. Виталию своего архим. Иринея (Клипенштейна), который с помощью Виктории Рудзинской в отсутствие Людмилы Роснянской – секретаря Митрополита сумел какими-то хитростями заполучить его рукописное письмо с благословением Лазарю «совершить хиротонию новых епископов. Вам надлежит создать свой Архиерейский Синод, который был бы в согласии с нашим Арх. Синодом».

Однако далее он пишет:

«Я на очередном архиерейском Соборе сообщу всем нашим архиереям об таком положении. Будем с Россией единомысленны и единодушны при разных церковных администрациях».

Датировано 11 марта и имеет подпись митр. Виталия без печати. Уже из этого можно заключить, что это частное письмо, но не документальное распоряжение. Оговорка же о согласии в будущем с ним других архиереев на будущем Соборе исключает окончательность решения Митрополита. И само появление этого письма каждого наводит на подозрение относительно чистоты его происхождения. Но у раскольников получение такого «ценного» для них документа вызвало дикий восторг. Они вскоре собирают в Воронеже «Второе совещание духовенства» и в первый же день создают массу раскольничьих решений. Но назавтра приходит «поздравление» архиеп. Варнавы с их великим достижением, где звучат следующие слова: «Обман и позор» и критика их раскольничьих устремлений. Это вызвало шок. Вскоре добавилось и еще подобное известие от Американских архиереев, в котором они указывают канонические правила получения автономии, создания своего Синода и своего епископата, только по решению Собора, а не одного лица, хотя бы даже Первоиерарха. Начинается спор между Лазарем и Вениамином. Лазарь настаивает на срочном рукоположении епископов пока «горячо», а Вениамин предлагает сделать запрос Митрополиту. И он делает его, на что получает ответ: «Это принципиально важный вопрос, подлежащий решению Собора». Опять все рушится. Напрасны труды многих лет на создание раскола. Тогда архиеп. Лазарь обрушивается с ругательствами на наших Американских епископов, которые писали 20 апреля, что автономию не может дать один епископ, даже Первоиерарх. В своем Заявлении по этому поводу в ответ им пишет:

«Совещание Северо-Американских Преосвященных… на своем заседании 7/20 апреля отменило решение Митрополита Виталия, выраженное им в письме архиеп. Лазарю от 11 марта 2002 года о создании в России автономной церковной организации, имеющей право совершать и архиерейские хиротонии. Принято постановление, что такое решение может принять только некий собор».

Этим архиеп. Лазарь показал, что он абсолютно не сведущ в церковных канонах. Не может автономию давать один из епископов не потому, что «принято постановление» «викарных епископов», как он называет этих архиереев, а в силу установленного канона, основанного на правилах Соборов и 34 Апостольского правила, что главный архиерей ничего не делает без согласия остальных. Даже при выдвижении на рукоположение епископа должно быть получено согласие всех епископов поместной церкви или митрополичьего округа. Но уж очень хотелось архиеп. Лазарю быть главой пусть и маленькой своей «церкви». Это происходит по принципу Юлия Цезаря: лучше быть первым в провинции, чем вторым в Риме.

Этот желанный акт затянулся на целых два месяца с лишним. Раскольники всем доказывали, что они не сторонники раскола. Для этого был задействован многоговорящий помощник Лазаря Виталий Шумило. Он всячески старался внушить, что Лазарь совсем не способен на церковную революцию. Мне пришлось много с ним спорить. Перед самым собором он пишет в защиту Лазаря:

«Сейчас его обвиняют еще и в том, что якобы он хочет создать раскол. К сожалению многие этому верят, в т. ч. И вл. Варнава. Но если бы он хотел создать раскол, он это сделал бы уже давно. Между тем ничего этого нет, он сохраняет верность и преданность нашему законному Первоиерарху Митрополиту Виталию».

И, однако, спустя десять дней он это сделал. А пытался сделать раскол он, как видим, неоднократно, да не удавалось. В письме мне датированном 23 августа после беззаконного шага со стороны архиеп. Лазаря (первое рукоположение произведено 19 авг.), Виталий Шумило пишет, видимо, из-за отсутствия информации не зная, что раскол уже начался:

«Архиеп. Лазарь написал личное письмо Вл. Варнаве. Я должен был это письмо передать лично в руки Вл. Варнаве, но ответа так и не получил.. Так что Ваши упреки в том, что Архиеп. Лазарь, не примирим к Вл. Варнаве и намерен учинить раскол БЕСПОЧВЕННЫ».

Однако в это время уже происходили беззаконные хиротонии, совершаемые без ведома и согласия собора епископов РПЦЗ, ее Синода и Первоиерарха, к которой архиеп. Лазарь и еп. Вениамина хотя бы формально принадлежали. В течение нескольких дней они рукоположили 4 «епископа», кандидатуры которых не объявлялись и не утверждались. После трех хиротоний митр. Виталий пишет 7/20 августа:

«До меня дошли известия, что вы совершили хиротонии новых трех епископов. Если это действительно так, то я, как Первоиерарх РПЦЗ, официально заявляю, что эти хиротонии являются не каноничными. Тем более, что кандидатуры этих священнослужителей не были представлены для обсуждения всем архиереям. Как нам известно, вопросы новых хиротоний новых епископов, их титулов и учреждений новых епархий могут решаться только на Архиерейских соборах.

Прошу вас воздержаться от дальнейших ошибок».

Но раскольников уже ничто не могло остановить. Они спешат рукоположить еще четвертого «епископа. 8/21 августа им пишут 4 Северо-Американских епископа:

«Нам стало известно, что Преосвященные Архиеп. Лазарь и еп. Вениамин на днях завершили четвертую архиерейскую хиротонию. Это было сделано без согласия и ведома Собора Архиереев РПЦЗ. Такого рода действия подлежат церковному осуждению…

Уже в январе месяце сего года Преосвященные Лазарь и Вениамин обратились к Митрополиту Виталию с просьбой преподать им благословение на создание автономного управления в России. Естественно, что такое прошение подлежит обсуждению Собора. Эти преосвященные в дальнейшем действовали по первоначальному направлению и, видимо, признавая за одним только Владыкой Митрополитом законную власть в нашей Церкви, добились от него письменного благословения на произведение ими хиротоний и на создание церковного управления, в виде некоего параллельного Синода. Следовательно, деяния 2-го Воронежского пастырского совещания (17/18 апреля с.г.) происходили в плане создания таким способом нового церковного организма для России…

Когда еп. Вениамин запросил Митрополита Виталия о значении преподанного им благословения 11 марта, Вл. Митрополит ответил, что вопрос черезчур важный и нуждается в соборном решении…

Следовательно, произведенные хиротонии являются грубым нарушением Правил соборности Церкви…

Мы, архиереи РПЦЗ заявляем, что не приемлем ни этих антисоборных хиротоний, ни принудительных мероприятий для предоставления такой автономии…

Мы только можем заключить, что своими незаконными действиями Преосвященные Лазарь и Вениамин и иже с ними, поставляют себя вне состава Русской Православной Церкви Заграницей». Далее следуют подписи Митр. Виталия, Преосвященных Варнавы, Сергия, Владимира и Варфоломея.

1/14 ноября митр. Виталий в новом Указе, обращаясь к раскольникам, опять повторяет обличение их беззакония:

«Ввиду сего, мы напоминаем и подтверждаем то, что все наши пять архиереев РПЦЗ уже заявили и закрепили своими подписями в Определении от 8/21 августа с.г., а именно: своими незаконными действиями Преосвященные Лазарь и Вениамин и иже с ними, поставили себя вне нашей Церкви. Следовательно, обоих вышеупомянутых архиереев и духовенство им подчиняющееся – не считать клириками РПЦЗ».

Для Лазаря и лазаритов, оставшихся верными ему, и для Вениамина свершилась страшная духовная трагедия, какую они по духовной слепоте не разглядели, и не раскаялись. Некогда преп. Иоанн Дамаскин поступил иначе, будучи изгнанный из монастыря старцем. Он почувствовал живым духом погибель и не отступил от покаяния, пока не был прощен и вернут в монастырь. Он не стал обвинять старца и еще кого-либо, что его – известного богослова, борца с иконоборческой ересью, гонит какой-то необразованный чернец. Лазарь же со своей раскольничьей сектой обвинили Зарубежное духовенство, внушив себе, что они являются «истинными катакомбниками, продолжателями исповеднического подвига Священномучеников». В действительности же они все являются заурядными гомосоветикусами, да к тому же пребывающими в глубокой прелести. Меня они люто ненавидят за обличение их неправд. Когда я уже был епископом РПЦЗ(В), они не выдержали и написали на меня проклятье – лишение сана, за подписью всех: Журбенко, Русаленко, Алферова и Клипенштейна. Пришлось поверх их подписей написать: «Сей дикий вопль из преисподней гласит только о бессилии и закоснелости погибающих», и вернул им. И до этого и после они постоянно подчеркивали, называя меня «беглым священником». И совсем недавно некая лазаритка Феодосия Колесник написала письмо с обеливанием Лазаря, пытаясь доказать, что он вовсе не содомлянин. Это звучит подобно: «Сам дурак». Кстати она приводит то, что этот «катакомбник» заработал советскую пенсию, прирабатывая на советских производствах. Меня она называет «неканоничным», наверно, в сравнении с «каноничными» лазаритами. Их же «каноничность» теперь видит каждый прочитавший это описание.

Читать продолжение...

+ Архиепископ Виктор (Пивоваров)


Комментарии  

 
#1 Ляшок 28.03.2012 20:48
Спаси Христос, дорогой Владыко, за прекрасный и духовно отрезвляющий материал. Будем уповать, что он вразумит многих из тех, кто еще пребывает в лазаритской прелести. Если хотите знать мое мнение о РИПЦ, в которой я сам пребывал до последнего времени, то это странный гибрид сергианства с "псевдокатакомбными" суевериями, причем именно сергианство ныне там крайне усилилось за счет большого притока коммуноидно-патриотических адептов МП, в том числе "православных" сталинистов, антисемитов и распутинофилов, которые переходт в РИПЦ просто как в "лучшую" епархию МП. Ну и, конечно, произнесение одного Вашего имени уже вызывает среди духовенства и мирян РИПЦ страшное беснование и обвинения в Ваш адрес, доходящие до нелепостей. И еще одна характерная особенность РИПЦ - полное отсутствие в среде епископата и мирян личностей, способных творить во имя веры. Это полностью проявилось с уходом к еп. Агафангелу Иринея Клипенштейна и Дионисия Алферова. В общем, Ваше первое впечатление о лазаритах из начала 90-х по ст. Саратовской вполне отражает нынешнее состояние в данной "юрисдикции": духовная серость, заскорузлость на фоне буйно процветшего сергианства и постоянных разговорах о чипах, иэнэн в приходской массе. И это еще не касаясь разных сумасбродных криптоересей, проповедуемых в РИПЦ. Как известно, ересь - это помрачение сознания, рассудка. Кого хочет наказать Господь, того лишает разума. Лишенный разума субъект моментально "фанатеет" и перестает видеть мир вокруг себя. Когда сходятся несколько таких субъектов, тогда и образуется секта со своим устойчивым эгрегором, которая выталкивает из своей среды оказавшиеся там чуждые и здравомыслящие (в подлинном смысле этого слова) элементы. Беда в том, что подобные "истинные" церкви наряду с многочисленными сергианами бросают темную тень на Христианство. Но если есть тень, значит есть Свет Истины, независящий ни от количества своих приверженцев, ни от их социального статуса и положения в схизматической иерархии. И спасет нас, грешных и недостойных, только это.
Да поможет Вам Господь в Троице Сущий, дорогой Владыко, в вашей героической духовной и интеллектуальной аскезе и стоянии за Истину Христову! Да будет так! Аминь.
Цитировать
 
 
#2 Прот. Иоанн Савченко 30.03.2012 10:30
Аминь.
Цитировать
 

Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru