Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

В «ПОХВАЛУ» ТРУДУ «МИТР». ДАМАСКИНА «НА БОЖЬЕЙ ДОРОЖКЕ»

Название статьи «На божьей дорожке», которое дал «митр». Дамаскин (Балабанов), вызывает, по крайней мере, недоумение. Сразу приходит мысль: такие люди от скромности не умирают. И действительно ли он стоит «на Божьей дорожке»? Содержание его повести с великим самовосхвалением говорит об обратном. Однако, это еще не самое досадное: эта его стряпня, размещенная на сайте «Меч и трость» его помощника В. Черкасова, и на его сайте «Исповедник», пользуется спросом у какой-то части читающей публики. Очень не хотелось бы, давать отзыв на написанное в ней, но ведь человек трудился и ради чего? Показать мое лицо в самом отвратительном виде, чтоб возвеличиться самому и прославить новую ересь, какую он подхватил и тщательно внедряет в верующий мир. Поэтому из уважения к своему бывшему ученику я обязан сказать несколько «лестных» слов, в помощь его самовозвышению.

Во-первых, он пишет тут, как и в большинстве своих статей, с восхищением о своих путешествиях, о своих впечатлениях в виде рассказов «большой и толстой квакуши» из сказки В. М. Гаршина «Лягушка путешественница». Однако более всего характеризуют повесть Балабанова слова восхищенного хвастовства лягуши из одноименного детского мультфильма: «Вот лечу я! Лечу!». По-видимому, он представляет себя деятелем мирового уровня, что может с таким упоением выставлять свою персону на всеобщее обозрение, надеясь получить в ответ всеобщее восхищение. Об этом же говорят и постоянные его обращения к читателям: «Родненькие мои!», «Мои детушки» и т. д. Не прочь он и объявить себя «отмеченным»:

«Пишу, что было. А тороплюсь рассказать вам еще и потому, что боюсь не успеть, ибо, по великой милости Своей, Господь уже указал конец дней моих» (Митр. Дамаскин. «На Божьей дорожке». От автора).

Во-вторых, он в своей обширной статье старается отозваться обо всех, не разделяющих с ним его ересь царебожества, в духе Собакевича. Тем более, спрашивается, что он может лестного сказать обо мне, разоблачившем его еретическое «учение» и предавшем его за это анафеме? Но он хулит не за какие-то убеждения, заблуждения или ошибки, а за физические недостатки, как будто сам полностью избавлен от них. Так он пишет обо мне:

«Глядя со стороны, можно было подумать, что перед тобой сидит полусумасшедший или же совсем погрязший в духовной прелести человек. При чем человек, не абы там какой, а с церковно-наполеоновскими наклонностями. С претензиями на непогрешимость и пресловутый вождизм. Если бы не большая панагия на его впалой груди, то, непременно, так и подумаешь. Панагия же многих уводила в сторону от подобных дум. Увела она тогда и меня. Это сейчас, я столь критически отношусь к рассказам владыки Виктора и довольно точно их анализирую» (На Божьей дорожке. Ч.2 гл.1).

О панагие скажу одно: она самая дешевая и маленькая из всех предлагаемых в продажу, потому что не люблю тратиться на себя и выставлять себя на показ, тем более, что имею «впалую грудь».

Однако, спрашивается, через что явилось ему сейчас такое озарение, что он стал «довольно точно анализировать»? Не через то ли, что его осудили на Соборе за хулу на Священномучеников, на всю Церковь и на весь Русский народ? Его ненависть ко мне понятна, потому как я не разделяю его еретических воззрений, обличаю их. За это он приписывает мне лично свой грех: «церковно-наполеоновские наклонности» и «пресловутый вождизм», как будто не он, а я сам себя возвел в сан «митрополита всероссийского». Я никогда не рвался к власти, и это можно видеть даже из того, что не сам вступил на центральную кафедру, а продвинул его, что его и сгубило. И на его место при отправке его на покой я предложил не себя на эту епархию, а Афанасия (Жюгжду). От рукоположения в епископа я отказывался и поставил условием, что если Господь пошлет деньги на дорогу за границу вдвоем с помощником, тогда деваться уже будет некуда. И действительно через три дня присылают, чего-то ради, уехавшие на Север знакомые, сумму, достаточную для поездки и для покупки облачений. Тогда уже отказываться я не имел права, т. к. была явлена воля Божия видимым образом. Этому свидетели все близкие мне. К тому же высокий сан мне, если и нужен, то не для того чтоб рисоваться и афишировать свое величие, а единственно для весу моей проповеди эсхатологического исповедничества, суть которого «гений» Дамаскин так и не постиг. Это видно даже в его грязных суждениях обо мне или намеренных, или вызванных полным непониманием цели моей жизни и борьбы. Он видит во всем только превратное:

«Всю свою жизнь он пытался, хоть, как-то, самореализоваться. Писалось в стол много, а жилось трудно. Исключение из духовной академии. Неудачная женитьба. Частые хлопоты в поисках хлеба насущного. Невосполнимая потеря младшего сына. Потом сумасшествие жены. Вечное неустройство. И все это на фоне постоянной комплексации из-за маленького роста и как ему казалось, своего физического несовершенства».

Как это похоже на поведение некоего вида рептилий: сначала всплакнуть, а потом съесть. Из этого без прикрасы и злой направленности сказано только о неудачной женитьбе. Действительно, я не усмотрел шизофрению, приняв за подавленность сироты. Сына я утерял не младшего, а старшего, какому было три года и семь месяцев, он утонул, казалось бы, по недосмотру. Но это не могло повлиять на мой характер, т. к. сын за четыре дня сказал мне о своем отходе из жизни. Мы следили за ним, чтоб не случилось чего, однако я обсчитался днем, т. к. четвертый день был с пятницы вечера и до вечера субботы, т. е. суббота, а не пятница. В субботу мы перестали следить за ним, и он утонул, сорвавшись в яму с водой. Поэтому, зная об определении Божием, я не мог впасть в состояние уныния, как намекает Балабанов, из-за «потери» сына.

«Писалось в стол много». Неправда, все написанное мной реализовалось или в это же время для прихожан, или чуть позже в интернет.

«Исключение из академии». За что? Он этого никогда не упомянет, потому как остались свидетели, хотя бы семейство о. Льва Лебедева, бывшего в то время среди борцов с сергианством внутри МП.

«Жилось трудно», «частые хлопоты в поисках хлеба насущного», «вечное неустройство». Откуда это взял «радетель»? К богатству я никогда не стремился, как и к власти, и к славе. Но я многое умел и никогда не имел нужды, трудился, и первое время за счет этого содержал приход. Ко всему прочему меня не оставлял Господь. К примеру, средства на строительство храма я выпросил у Бога, и они тут же были посланы. А почему я не имел «Мерседес», он этого тоже не скажет. С 1962 года согласно со своими убеждениями я сделал пред Богом решение не участвовать в строительстве социализма, не состоять в его обществах, не работать в социалистических предприятиях. Пришлось жить случайными заработками. А как живется в таком случае, могут рассказать только некоторые катакомбники, испытавшие это.

Но всего гнилее являются слова: «Всю жизнь он пытался, хоть, как-то, самореализоваться». Как это гнусно! Я всю жизнь боролся с царствующей ложью, с режимом «зверя» и с сидящей на нем «блудницей» - МП. Если бы он был верующим человеком, то наверно усвоил бы учение, за которое я боролся, и понял бы, ради чего я жил: для «самореализации», или для победы истины. И стал бы я еще обращать внимание на свой рост и «свои физические несовершенства»? Разве такой уж великий «грех» быть нищим духом. Для такого еретика, как Балабанов, это наверно грех. Даже мои слова о причине моего согласия на рукоположение в епископа он постарался извратить в смешном тоне: « Владыка сказал мне одну странную вещь; что, будто бы и епископом, он стал для того, чтобы реализовать свои политические и богословские идеи. А если не удастся реализовать, то, хотя бы, погромче их высказать. Ибо, к словам православного епископа люди прислушиваются, все же, гораздо внимательнее и намного чутче, чем к словам простого священника». Здесь Балабанов извратил слова о. Глеба Якунина, пересказанные мной. Я хотел чрез Якунина переправить на Запад свою первую работу, какую, кстати, все же переправили позже, но не полностью. Она привела в восторг митр. Виталия (Устинова), что помещено недавно в Интернет. Так вот, Якунин отказался поспособствовать этому, сказав: «Понимаешь ли, Виктор: ты не имеешь имени, и тебя не возьмется публиковать не одно издательство. Вот если бы ты был профессор или епископ, то тебя бы с радостью схватили».

Но на то и имеют одаренность ересиархи, чтоб все извращать в злобном тоне.

Никогда я не влекся к «самореализации» и к «реализации политических и богословских идей», и чтоб их «погромче высказать». Какая чушь! Я был среди борцов с большевизмом и сергианством не для какой-то реализации своего честолюбия, а чтоб быть соучастником в разгроме царства лжи. Он сам ради «реализации» чего жил? Ереси царебожества, направленной на разрушение Церкви? Или ради возвышения своего имени до «митрополита Всероссийского»?

Будучи гением в своих глазах Балабанов пишет:

«Своеобразность владыкиного письма отдавала таким затрапезным провинциальным слоганом и такой глубинной дремучестью, что сразу же на ум приходило сравнение, будто это писал человек не двадцать первого века, а, по крайней мере, века, этак, шестнадцатого, а то и еще глубже».

Действительно я не обладаю даром художественного слова, да и не видел нужды развивать его. А вот он уж точно мнит себя писателем, почему и перекидывается с излияния кляуз, на самовосхваление и далее опять: «вот лечу я, лечу!». Что ж скажешь: талант! А ведь писал он этот шедевр не один, а явно коллективно с такими же помощниками: В. Черкасовым и А.Кузнецовым.

Но то, что пишут они обо мне, это не удивляет и не оскорбляет: собаки лают, а караван идет. Однако Балабанов на моей грешной личности не останавливается. В своем восхищении своим талантом, он льет также грязь на прот. Иоанна Савченко. Спрашивается для чего ему, такому «совершенному» изливать злобу на этого священнослужителя? Ведь он в борьбу с его ересью не входит, в самосвятском присвоении звания «митрополита» не обличает. И вообще не касается ни чем его персоны. Но зло и злопамятство берут свое.

«Отец диакон (теперь: протоиерей) мне не понравился… Отец диакон Иоанн своим обличьем и поведением мне очень здорово напоминал отца Федора из «Двенадцати стульев» Ильфа и Петрова. В нем кипела такая же шальная энергия. Бурлила точно такая же мало духовная и мирская суета. Вкупе с природной хохлацкой хитростью, и никчемной показушной простотой, она отбивала в сякую охоту длительного общения с этим рыжебородым и уже не молодым человеком. Широкое же и мясистое лицо отца диакона Иоанна, с колючими и хитрющими глазками, как и все остальное обличье, почти в точности копировало литературный портрет пресловутого отца Федора из известного художественного произведения. С этим человеком и его женой – матушкой Наталией, я и отбыл из деревни Амосовка на Кубань. Путь предстоял нам не такой и короткий».

И далее опять на несколько страниц восхищения своими впечатлениями в духе: вот лечу я…

Уж коли Балабанов любит сравнение, то приходится и его сравнить с неким приматом, любующимся перед зеркалом своей физиономией и приписывающим свое безобразие другим, как показано в известной басне И. А. Крылова. Разве не шире в четыре раза и не мясистее и жирнее лицо самого Балабанова, чем у о. Иоанна? И разве не «кипучей и шальной энергии» обязан о. Иоанн тому, что построил свой храм, стяжал свою значительную паству и является всеми уважаемым пастырем? Конечно, у самолюба может и отбивать охоту общения с этим заботливым человеком. И не этот ли дьякон со своей «шальной энергией» привез части для иконостаса о. Валерия Рожнова и оттуда прихватил Балабанова? Он даже дерзает писать такое:

«Станет ли кто из совестливых людей иметь дело с таким человеком, скажем, дружить? Навряд ли. Разве, что очень похожий на него человек. И не просто так, а ради какой-нибудь выгоды».

И дружат и имеют дело с о. Иоанном и похожие и не похожие на него люди, и уважают его. А вот не являются ли полностью неверующими и тупицами те, которые читают и верят стряпне еретика-самосвята «митрополита» Балабанова? И ведь есть такие, которые следуют за ним, надеясь получать благодать чрез преданного анафеме за ересь и присвоившего себе высший сан. К тому же, можно ли верить такому собеседнику, который может годами молчать, оставаясь сам себе на уме? Так он молчал, пока я не добился его рукоположения в епископы, что стало одной из причин Мансонвилльского раскола. Когда же его поместили на лучшую кафедру, тогда полезла из него гниль.

«Как бы там ни было, но толи от усталости, толи от безысходности своего положения, а то ли и еще от чего, мне удалось высидеть и выслушать повествование епископа Виктора до конца и при этом, не задать ему ни одного вопроса».

Вот и верь такому собеседнику и будущему «архипастырю». А ведь эти заключительные слова он сделал по поводу моего повествования о моем наставнике, какой благословил меня идти сражаться с сергианством внутри его, поступить в семинарию и посвятить жизнь борьбе с царствующей ложью, вырывая одного за другим из царства дьявола. Увенчалось это или нет успехом? Цыплят по осени считают… И не наша тут победа, а Военоначальника Христа.

Это заключение Балабанов делает на мое повествование об удивительной жизни Я. Ф. Аркатова и благословении на мое поступление в семинарию МП.

«Он всячески подчеркивал свое духовное ученичество от рьяного противника советской власти и верующего катакомбного человека – Якова Аркатова. Даже брошюрку о нем написал. Много у нас имелось противников советской власти».

А ведь «митрополит» прочитал и брошюрку и слышал мой рассказ о нем, но остался себе на уме. Аркатова характеризует не его противление советской власти, а ревностное стояние в верности Богу. Он с детства прошел свой путь со дня воцарения большевиков и до их ухода в 1991 году и из этой верности ни разу не имел ни одного документа от них, ни разу не поставил своей подписи ни под чем, исходящим от них, никогда не состоял в коммунистических и социалистических обществах и предприятиях. Во время объявления строительства атеистического социализма его ждала голодная смерть, но он не сдавался, и выжил только чудесной помощью Божией. В 1937 году, будучи предупрежденным чудесным образом, был взят в заключение, в 1942 году сбежал, десять лет скрывался и опять объявился в том месте, откуда был взят, прижившись чудесной помощью Божией, будучи вынужденным юродствовать всю жизнь. Он сподобился видеть много чудесного, кое-что из этого я упоминаю в брошюрке. Его подвиг сохранения верности Богу в атмосфере всеобщего отступления и подчинения врагам Божиим едва ли найдется повторенным кем-либо. И его-то берется марать ожиревший самосвят.

«Свою веру в Бога человек может особо не афишировать. Веруй себе потихоньку и живи. Господь разберется, како ты веруешь».

Это что-то новое. Как можно исполнить завет Христа: «Идите , научите все народы», не «афишируя» свою веру? Явно в своих злых устремлениях человек говорит уже, не ведая что.

«Но все же интересно, как можно не знать православному епископу догмата, что без Церкви Христовой нет человеку спасения?! Это для меня и до сего времени, остается непонятным и удивительным явлением».

Вот то-то и удивительно, что Балабанов, возвеличившись до «митрополита», не знает подвига катакомбников, оставшихся без пастырей. Если можно порицать, и то неосновательно, катакомбников за уход от распространения слова Божия и борьбы с властвующей ложью, но только не за то, что они остались без пастырей, или как он выражается «без Церкви Христовой». И не лучше ли по нужде быть без «церкви», т. е. без пастырей, чем в такой «церкви» под главенством такого «митрополита». Боже сохрани от этого!

А далее он пишет вообще что-то бес(о)подобное:

«И еще, помыслите сами, разве может здравомыслящий православный катакомбник благословить и послать своего единственного воспитанника шпионить и набираться ума разума не куда-нибудь, а в Московскую патриархию? В эту синагогу сатаны. Полагаю, что, нет, не может».

По Балабанову не нужно бороться с засилием лжи, идти даже в лагерь врага с проповедью: «веруй себе потихоньку и живи» и жирей до предела, достигнутого Балабановым.

Святые Апостолы благословили ап. Павлу идти к язычникам и проповедовать Евангелие Христово. А таким же фарисеям, как Дамаскин это казалось верхом отступления. Даже 40 евреев поклялись не есть и не пить, пока не убьют ап. Павла, но Господь был с ним.

«Оправдывая же свое столь длительное пребывание в учебных недрах Московской патриархии, в духовной семинарии, а после и в академии, на мой взгляд, владыка Виктор просто взял, да и придумал легенду о своем агентстве (!) в ней от Бога. Сам придумал, а после в нее и уверовал. Уж лучше бы молчал или тихо каялся».

Сколько же надо иметь зла, чтоб написать такое. Жаль, что скончался о. Лев Лебедев, он бы наплевал ему в глаза, т. к. еще в семинарии от меня получил накал борьбы с сергианством и жертвенность в сохранении верности Богу. Для удостоверения в этом он даже навестил Сухумских пустынников, какие уверили его в правильности моих убеждений. Он был уверен в неспособности меня на придумыванию лжи в свое оправдание. А вот глядя теперь на пути Балабанова, я удивляюсь, что есть еще, какие верят ему.

«Митр». Дамаскин считает, что уму разуму набраться в семинарии и академии МП при доступе к богатой библиотеке во время информационного голода нельзя, и что я сочинил целенаправленность поступления в семинарию. Но если бы я поступил в семинарию не для борьбы с сергианством, то почему я не захотел рукополагаться от сергиан? А как же понимать его все россказни о том, что он добровольно, а не по суду, пребывал на севере среди преступников 15 лет? Что-то он этот момент выпускает из своей автобиографической повести. Доходит только до избиения его в КГБ (или МВД) и все. И это, похоже, присочинено В. Черкасовым: он такой же «правдолюб» - не прочь пустить пыль в глаза, как с изгнанием «митрополита» с прихода г. Щербинки «фээсбэшниками», а не хозяином с помощью друзей - милиционеров.

Описывая созыв и деяния Свечного Архиерейского Собора, «митр». Дамаскин высказывает подозрение, что я, не довольствуясь постоянными беседами митр. Антония с Ириной Виноградовой, как будто мечу на место Первоиерарха. Это тоже ложь. Я всегда бежал от власти и твердо заявлял, что мне она не нужна. Потом он это же высказывает по поводу его одной подстройки на Щербинском Соборе. Он, будучи секретарем Синода, предложил «избрать» Заместителя по жребию с целью недопущение меня быть Заместителем митр. Антония. Я ему сказал, что меня власть не интересует, но досадно то, что все раскольники будут смеяться: Пивоваров всех рукополагал, вытягивал вверх, а его оставили на задворках. Видать признали его полностью никчемным. Тогда он это сказал митр. Антонию, который тут же обратился к правилам и нашел, что поставляется местоблюстителем старший по хиротонии, следовательно, и заместителем также должен назначаться собором старший или чрез прямое голосование. И никаких обид, конечно, не было. Но поведение «митр». Дамаскина несколько изменилось.

Здесь внезапно по окончании Собора в Щербинке стала проступать новая ересь. Некий проф. М. Бабкин старообрядец и, похоже, еврей произвел изыскание в архивах греха Российского духовенства во главе с Синодом и Собором 1917-18 гг. против Царя, что дало повод для злонамеренных лиц обвинить Собор, Синод и все духовенство в предательстве Царя. Это быстро подхватил помощник еп. Дамаскина Антон Кузнецов. Ему из каких-то непонятных соображений очень пригодилась идея объявления всего духовенства и даже всего Русского народа в грехе предательства Царя. Он даже писал, что этот народ не имеет права на существование. Попутно он косвенно защищает евреев, масонов и Распутина, как не заслуженно обвиняемых патриотами и монархистами. Вскоре и еп. Дамаскин объявил себя ярым сторонником этой новой идеи. Он пишет, что причиной всех нестроений, споров и несогласий явилась Ирина Виноградова, а не его уклонение в ересь. Но это тоже очередная неправда.

«Обеими руками она ухватилась за мое, якобы, непочтительное высказывание в адрес Новомучеников и Исповедников Российских».

«Якобы»? За полгода полемики по этому поводу было множество воздвигнуто со стороны Дамаскина и его помощника А. Кузнецова, которого он назначил своим секретарем, хулы и на священномучеников и на Русский народ. Первый эту ересь обнаружил я, а не Виноградова. Балабанов написал послание Собора к пастве, использовав первой частью мой набросок послания от Свечного Собора, но не изданный по причине бездеятельности митр. Антония. Вторую часть дописал еп. Дамаскин, начав с обвинений патр. Тихона и других архиереев того времени в предательстве. Я сразу же ему указал, что марать Святого патр. Тихона не следует, т. к. он авторитет для всей Церкви. Но он вместо ответа отправил это «послание» Виноградовой и митр. Антонию, от которых пришел ответ одинакового содержания без согласования друг с другом с обличением неправды. Митр. Антоний затребовал не допустить это к публикации. Еп. Дамаскину следовало бы извиниться и отказаться от ошибочного мнения. Но он стал упрямо доказывать и мне, и Виноградовой свою точку зрения, что вся Церковь и весь народ повинны в предательстве Царя. Меня он завалил сочинениями Бабкина, цитатами высказываний архиеп. Иоанна Шанхайского и кн. Жевахова в доказательство виновности всего народа в предательстве Царя. Много писалось и мной в опровержение этого. Наконец был созван Собор, на котором еп. Дамаскин был обличен в лжеучении и хуле на новомучеников и отправлен на покой. На Соборе я просил его отказаться от этой лжи, направленной на разрушение Церкви. Ответ его был: «Я от своих убеждений не отрекаюсь». К нему примкнул недавно рукоположенный в епископа Иоанн (Зиновьев). Этого человека трудно понять: имеет или нет какие-либо твердые убеждения. Когда-то его за пьянку изгнали из МП. Он обратился к Украинским автокефалистам, где был «рукоположен» в епископа. Он сменил там четыре епархии, прежде чем вновь был изгнан, за пьянку и кодирование. Тогда он обратился в РПЦЗ и был принят в качестве архимандрита. В 2007 году он, увидев уход епископата РПЦЗ в МП, из которой его уже гнали, стал искать новое пристанище. Он обращался и в РПАЦ, и в РИПЦ, но его отвергали. Тогда он обратился к нам в РосПЦ, и его приняли, не исследовав его путей. Так вот, этот новоявленный епископ, видя возможность возвыситься, после собора примкнул к еп. Дамаскину, заранее обдумав путь раскола. Они, вернувшись на Щербинку, объявили себя один «митрополитом всероссийским», а другой «экзархом всеукраинским». «Митр». Дамаскин говорил, что пусть с ним теперь потягаются: у него много «людей мыслящих», разумея В. Черкасова, А. Кузнецова, Звездина и Александра Мамаева. Все они мнят себя публицистами, все писатели и все с порядочной зацикленностью, не способные отделить истину от ереси. Черкасов ранее подвизался под моим окормлением, но так как слыл великим гряземетом, то мне приходилось его часто сдерживать, что ему, конечно, не нравилось. Особенно я старался его удержать от грязи против М. Назарова. Даже был такой разговор: «Почему ты восстаешь против Назарова?». «Ну, ты же понимаешь, владыка, мы же писатели: у нас конкуренция». «В з… вашу конкуренцию: у нас за спиной погибающая Россия, а вы будете заниматься дурацкой конкуренцией в погоне за славой!». Когда рукоположили Дамаскина и поместили в подмосковную Щербинку, Черкасов оказался прихожанином Дамаскина. Тут он пошел в разнос: стал ставить на свой сайт противников Назарова сергиан и чекистов: Кротова, Степанова и др. Тогда я прекратил с ним общение, и он явился самым рьяным пропагандистом ереси Бабкина, А. Кузнецова и Балабанова.

Антон Кузнецов первый раз явился ко мне с Валерием Леоничевым, покинув «еп». Дионисия (Алферова), после моей статьи, освещающей суть этого «архиерея», льющего грязь на нашу церковь. С Антоном пришлось спорить целых два часа о церковном и монархическом положении. Глядя на его непробиваемую упертость, я назвал его в глаза «занудой». Дамаскину после этой беседы я сказал : «Леоничева я рукоположу в священника, а Кузнецова в шею». «А мне больше нравится Кузнецов», - признался Дамаскин. На чем основывалась такая симпатия, можно было только догадываться. Так еще раньше Дамаскин в первой своей статье в 2004 г. красочно описал в обычном его «художественном» тоне о своем посещении архиеп. Лазаря (Журбенко), где в тоне восхищения приводит, какой ласковый архиерей. Как он хорошо принял его, заболевшего у него, обласкивал, то поправит подушку, то одеяло. Я сказал Дамаскину, что ставить на сайт это не следует: кто хвалит врага, тот позорит себя и соратников. К тому же Лазарь известный содомлянин. Но Дамаскин поставил это на сайт. Мне пришлось укорить его. Тогда он пошел на еще более низкий поступок: написал своему знакомому псаломщику, чтоб тот прислал ему письмо с восхвалением его за отзыв о вл. Лазаре. Дамаскин тут же показывает мне это письмо. Я его укорил в еще более строгом тоне: «И ты пошел на это?!». Действительно после этого я охладел к такому «послушнику», как пишет он в приводимой здесь повести. Что за причина расположенности Дамаскина к нему, остается также загадкой.

Третий помощник Балабанова Звездин достался ему так же, как Кузнецов и Леоничев помощниками от меня, ранее одновременно перешедшие ко мне от Алферова. Он занимается интернетом и был подручным у «еп». Дионисия в этом направлении. Покинув Алферова, он стал изливать потоки грязи на него, хотя тот ему не сделал, в общем-то, ничего обидного. Став прихожанином Дамаскина, он сделал попытку явить свой «талант» и по отношению ко мне. Пришлось его резко одернуть.

Четвертым «мыслящим» человеком явился Александр Мамаев, которого Дамаскин теперь возвел в сан игумена, явно готовясь вскоре «рукоположить» в епископа. О нем можно сказать только, как о недалеком человеке, коль он по сию минуту не увидел всю гниль своего духовного положения, не рассмотрел суть ереси царебожества.

Этой ереси в данной повести Балабанов посвятил особую большую главу. Ранее им написаны были еще несколько статей на эту тему.

«Нам инкриминировалась некая искупительная (?) ересь в отношении Царя-мученика Николая Второго, уклонение, в так называемое, царебожество».

«На критические … замечания ответили нашим оппонентам расширенным и гораздо более глубоким толкованием церковной позиции. Поместный Собор (1917г.) проходил под явным патронажем Временного масонского правительства. А теперь ответьте сами на вопрос. Может ли считаться такой Поместный Собор легитимным? Поэтому в концепции достаточно четко проставлены акценты по этой тематике. Нравятся кому-то там они или не нравятся – значения не имеет».

Проводники и проповедники царебожеской ереси навязывают идею легитимности церковных соборов, только благословленных Царем, и утверждают, что не благословленный царем собор, и без его присутствия является незаконным, не легитимным. А как считать все Соборы поместных церквей и также Апостольский Собор, какие были до Константина Великого? Не легитимными? Возвеличение царя духовенством началось с Равноапостольного Императора Константина в благодарность за дарованную им свободу вероисповедания. Далее это возвеличивание происходило и из другой благодарности, как «кормильца». Сразу вспомнили о помазании и помазанничестве царей, которое было установлено в ветхозаветные времена. Господь наш Иисус Христос ни разу не упомянул о помазанничестве или наместничестве Своем царей, но всю власть дал Церкви в лице Апостолов. Разве Он сказал, что создаст монархию, и врата ада не одолеют ей? Нужно спросить балабоновцев и бабкинцев: «легитимно» или нет поступали цари дома Романовых с Петра Великого, взяв власть над Церковью Христовой в свои руки? До последних дней с докладом Царю не имел права явиться Председатель Синода, но Синод обращался к нему только через обер-прокурора, назначенного Царем.

Далее в поругание Церкви Балабанов приводит такое:

«Уже в представленных Царю в начале 1906 года «Отзывах епархиальных архиереев по вопросу о церковной реформе почти все архиереи требовали реформ, направленных на «освобождение» Церкви от государственной зависимости. Что, по сути дела, означало православного характера Православной Империи, в которой «освободить» Церковь от государства можно было только единственным способом: превратить это государство в светскую, внеконфессиональную демократическую республику с декоративным Царем во главе, который на потеху масонам «царствует, но не правит» (Митр. Дамаскин «О февральском грехе»).

Вот так-то и создается ересь чрез подмену истины хитрой ложью. Архиереи Российской Церкви подали голос не за демократию, а за симфонию властей – истинное православное положение. Еретик, конечно, раздует страхи ни на чем. Что такое ересь? Это подмена высшей истины хитрой ложью, упрямое стояние в ней и борьба за победу этой лжи. Это смесь меда с дегтем, притом с тенденцией к увеличению последнего, Что и происходит с ересью царебожества.

Царю нужно было пойти на отказ от власти над Церковью, и тогда благословил бы Бог его царство. Но царь не согласился разрешить созыв Собора для избрания патриарха. Могло ли духовенство быть этим довольным? Это была первая ошибка Царя, оттолкнувшая от него Церковь. В устах Балабанова это положение выглядит в иной интерпретации:

«Подавляющее большинство русских архиереев поверило сатане и поспешило примкнуть к нему. Почему так произошло? И почему не нашлось в России архиерея, подобного Святому патриарху Ермогену, могущего бросить праведный клич ко спасению Царя и Православного Самодержавного Отечества?».

Ответа на это он не дает, оставив место для ответа читателям. Вопрос ставится и относительно Собора и Синода, которые учитывая всеобщее чаяние народа, будучи частью его и из нежелания призвать народ к страшному кровопролитию, чего не хотел и Царь и из-за чего, частично, пошел на отречение, ни один епископ не дерзнул издать такой «клич». К тому же любовь и доверие архиереев к Царю были нарушены незаконной властью его над Церковью и, особенно, любовью к Гришке Распутину, большей, чем к Церкви и народу. Царь в угоду Царице и чрез нее – Гришке убрал с высших постов виднейших иерархов: митр. Владимира Киевского с Петроградской кафедры, Феофана Полтавского с поста духовника Царского семейства, Ермогена Тобольского с Саратовской епархии. Так же были заменены некоторые министры, о чем теперь гласят архивы. Царь поставил любовь к жене и к сыну выше заботы о Церкви. Он приблизил к себе Гришку Распутина, чтоб сохранить жизнь наследника чрез его целительские способности, хотя не известно, силой какого духа они творились. Особенно верила в них Царица, когда нужно было больше возлагать надежду на волю Божию. Одновременно с этим происходило развращение народа вражеской пропагандой, использующей проделки Гришки лучшим для этого средством. Чрез эту пропаганду народ терял веру в Бога и в Царя. Можно ли винить один народ и одно духовенство? Но еретики судят однозначно:

«В февральской трагедии 1917 года и во всем том, что за ней потом последовало, как некогда Адам и Ева, виноват весь русский народ. Трагедия в том, что отступив от Царя из дома Романовых, мы нарушили клятву 1613 года и таким образом, стали клятвопреступниками. Мы предали и отступили от Царя, помазанника Божия».

Но кто в первую очередь нарушил клятву? Царь Николай Александрович не имел право отрекаться от престола, особенно в момент опасности для царства. Он это сделал. Он не имел права отрекаться за малолетнего наследника, что мог сделать только сам повзрослевший Цесаревич. Второй Император на один час - Михаил Александрович уже отрекается в нарушение упомянутой клятвы вообще от правления дома Романовых и от Монархии, давая свободу выбора правления воле народа – Учредительному Собранию. Царь Николай II после дает повеление всем подчиняться Временному Правительству, хотя уже не имел власти, отрекшись от нее. Еретичествующие измышляют всякие неправды в виде недействительности или принужденности отречения. Но разве об этом последовало опровержение от него? Опровержения не было, хотя и была возможность сделать это. Церковь и народ поверили тому, что Царь покинул власть добровольно и не удивились, потому что давно уже были подготовлены вражеской пропагандой и уже не питали к нему прежней любви. Так, к примеру, воспринял Священномученик прот. Иоанн (Восторгов), слова которого приводит Дамаскин в поругание Церкви.

«Отрекшийся от престола бывший наш государь передал законным порядком власть своему брату. В свою очередь, отрекшийся от власти до окончательного решения Учредительного Собрания брат государя законным же порядком передал власть Временному Правительству, и тому правительству постоянному, которое будет дано России Учредительным Собранием. Итак, мы теперь имеем вполне законное Временное Правительство, которое является властью предержащею, как называет её слово Божие. Этой власти, ныне Единой, Верховной и Всероссийской, мы обязаны повиноваться по долгу религиозной совести, обязаны за неё молиться, обязаны повиноваться и властям местным, от нея поставленным. После отречения бывшего государя и его брата, и после их указаний на Временное Правительство, как законное, в таком повиновении не только нет никакой измены бывшей присяге, но заключается наш прямой долг».

В дни отречения Царя явно всем казалось, что все это законно и что воля Монарха направлена на то, чтоб все повиновались Временному правительству с ожиданием созыва Учредительного Собрания. Но признать это царебожники ни за что не хотят, потому что их все устремления направлены на разрушение Церкви в послушание Кагалу и дьяволу.

«На сегодняшний день неизвестен ни один русский архиерей, устоявший тогда в истине. Даже самые записные монархисты и доктора богословия в архиерейском сане оказались на деле отступниками, предателями или в лучшем случае, никчемными болтунами. Не нашлось ни одного православного владыки, который бы последовал примеру Св. Патриарха Ермогена. Их архиерейство и их ученость оказались дутыми и совершенно бесполезными».

В письме «митр». Дамаскин добавляет об архиереях, ставших Священномучениками:

«Они искупили кровью своей только свой грех предательства Царя».

Но нигде все царебожники не упоминают виновников утери доверия архиереев к Царю и развращения народа.

Народу уже преподносились такие слухи, что правит страной не Царь, а Гришка Распутин, что Царица спит с Гришкой. Кто виноват в этом? Государственные чины, Синод требовали удаление распутника. Царь не верил этому и не удалял его. Страна двигалась к ужаснейшей катастрофе. Истинные же виновники до сего дня выгораживаются еретиками, нанятыми закулисной властью мирового зла.

« Обвинять одних лишь только жидов в февральской трагедии 1917 года, убиении Царя и Царской семьи, это все равно, что обвинять дьявола. Виновны ли они? Вне всякого сомнения - виновны! Но нам-то русским православным людям, какое дело до их вины? Господь за грехи жидов спросит не с нас, а с них».

А. Кузнецов более конкретно защищает евреев и масонов, признавая виновником катастрофы «развращенный» русский народ, заявив, что этот народ не имеет права на существование. Балабанов пишет выше приведенное уже в поддержку своего помощника.

Логическое завершение этих еретических вражеских измышлений в более открытой форме выявляет еп. Диомид (Дзюбан). Он объявил Церковь не существующей, т. к. духовенство ее не поддержало Царя в лице Синода и Поместного Собора. Собор он называет «разбойничьим». Он же сам имеет преемство от дореволюционного епископата с Священным Синодом, созданным Петром великим. Как он получил такое преемство, будучи рукоположенным сергианскими архиереями МП? Он этого не говорит.

«Митр». Дамаскин на своем последнем «соборе» также объявил Поместный Собор 1917-18 гг. разбойничьим.

Но ведь даже ребенку ясно, что не народ создан для царя, а царь поставляется для народа. Христос нигде не обмолвился о том, что оставляет Своим наместником царя, но всю власть дал Церкви. Тогда спрашивается: как же царь может дерзать управлять Церковью? Церковь триста лет существовала в первые века христианства без царя, и вот теперь почти сто лет существует без него. Царь является временным явлением, хотя монархия есть единственное государственное устройство, действительно служащее процветанию веры и блага народа. Но православная монархия должна стоять только на основании симфонии властей, а не на цезарепапизме. В февральской и октябрьской катастрофе были повинны все и Царь в том числе. Обвинять только Церковь и народ, значит сознательно в угоду врагам Православия и Русского народа добивать остаток Церкви, что и делают все эти Балабановы и Дзюбаны. До сего дня не ясно, каким благом руководствуются царебожники, обвиняя духовенство и народ в предательстве. Тех людей – современников и участников переворота вразумлять поздновато: их уже нет. Современных же людей призывать почитать Царя как мученика, - это сделала уже Церковь. Если преследовать действительно благую цель, то надо проповедовать и насаждать монархические чаяния народа, поворачивая его лицо вперед и по сторонам, а не назад в прошлое, которое уже не вернешь. Вместо же того, чтоб раскрывать подлинное лицо сатанинских сил, одерживавших Россию 75 лет, чтоб не допустить повторения, они спешат оплевать Православие в угоду сил зла. На Соборе я спросил Дамаскина: «С какой целью вы ведете эту кампанию? Не думаете ли, что как только докажете вину всего духовенства, священномучеников и народа, так весь народ бросится в вашу церковь? Кому вы этим намерены принести пользу?». Царебожники делают такую отписку: нужно явить справедливость и всем принести покаяние. Но ведь уже сколько лет производится «всенародное» Таининское покаяние, а какие результаты? В том сборище создается полный комплект всех современных ересей и заблуждений. Этим они являют картину сумасшедшего дома и не более. Разве они не видят, что ведут планомерную целенаправленную разрушительную деятельность в Церкви и России, под каким-то химерическим предлогом отстаивания справедливости. Все это гнусно!

Теперь Балабанов, по-видимому, уже увидел, что на царебожестве всемирную славу не получишь. Поэтому он начинает другую линию самопрославления – ревностного храброго антисемита, посвятив в конце своей повести этому вопросу особую главу. Как иллюстрацию деятельности во имя прославления себя приведу устремления такого же митр. Антония (Орлова). Дамаскин приводит мои разногласия на «свечном» Соборе с Орловым относительно крещения россиян. Митр. Антоний настаивал на том, чтоб соборно объявить о перекрещивании всей России, т. к. почти все крещены без погружения. Перекрещивать нужно, по его утверждению, и своих священников. Я же сказал, что все и верующие и неверующие покрутят указательным пальцем у виска, глядя на нас. Эти священники, да и прихожане наши уже давно причащаются, а теперь будем требовать их креститься. Это одно. И другое: я согласен, да и крещу вновь тех приходящих к нам из МП, которые находят крещение чекистами недействительным. А что до крещения без погружения - обливанием, то догматизировать это не следует, т. к. допускаются случаи крещения через обливание, или даже через посыпание песка, если это происходит в пустыне. При случае «крещения» не во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа крещения не происходит, и нет исключений, т. к. нарушается догмат. Мы знаем, что католиков со времен Петра 1 до 1971 года принимали без перекрещивания, а они даже не «обливанцы», а «окропленцы». И Церковь не лишена была благодатности – рождала массу святых чудотворцев, и никто из святых не упоминал о таком явном нарушении католиков. «А мы, что лучше святых Серафима Саровского и Иоанна Кронштадтского? – спросил я. «Лучше», - был ответ. «А это еще почему?!» - удивился я. «Потому, - с жаром ответил он, - что они не объявляли Московскую патриархию безблагодатной, а мы объявили!». «Так тогда МП не существовало», - со смехом возразил я. Тогда Орлов схватился за портфель с намерением покинуть не закончившийся Собор. Тут вмешался Дамаскин с поддержкой Орлова, и он остановился.

Этот случай ярко проиллюстрировал мотивы таких неординарных начинаний. Сладка слава.

Начинание Дамаскина с царебожеством, а теперь с антисемитизмом явно имеют одинаковые мотивы. Но все это похоже на прославление наших Новомучеников и Исповедников друзьями большевиков - сергианами. С одной стороны Балабанов служит евреям и защищает их через свою ересь, а с другой - пытается теперь оправдать себя антисемитизмом, пустить пыль в глаза. Меня теперь враги могут обвинять в защите жидов, но я никого не берусь защищать, а просто эта тема уже избита и не для такого главы «церкви». Он явно теперь намерен возглавить антисемитизм, но глядя на его царебожество, можно с уверенностью сказать: это начинание нацелено на очередное самопрославление и к благому концу привести не может. Таких давно принято называть «самосадами». Они своими крайними выпадами против властей вынуждали помещения в тюрьму, надеясь стяжать тем известность и славу. Быть может, его затея действительно необходима, но не ему бы ее начинать с его репутацией и наклонностью к самовозвеличиванию.

«Митр». Дамаскин, произведя «критический» разбор в своей повести всех «осколков» и подчеркнув свою непогрешимость, сделал заключение и об нас:

«С владыкой Антонием (Орловым) и владыкой Виктором (Пивоваровым) переговоры, хотя и проблематичны, но все же возможны. Их начало зависит от покаяния и доброй воли, заблудших и впавших в духовную прелесть, названных архиереев».

Ну, что тут скажешь? Такие от скромности не умирают. Я же скажу конкретно этому вместилищу бесовского духа: я даже при его соизволении идти на диалог, отвергаю полностью возможность такового, т. к. считаю, что даже бесу легче покаяться и исправиться, чем ему. Очень жаль поверивших ему.

+ Архиепископ Виктор (Пивоваров)


Комментарии  

 
#1 Василий 11.06.2010 23:01
Самохвалы и самосвяты эти знают, что идут против Бога, идут осознанно, ловя в свои сети слабых и неокрепших в вере. Какой должна быть совесть у таких людей, как Моленко, Балабанов, Дзюбан и им подобных, чтобы ради собственной славы уводить в ересь людей? Сами не входят и другим препятствуют. Горе тому человеку, через которого соблазн приходит. Видимо не верят словам Христовым.
Ваше Преосвященство, выражаю слова благодарности за Ваш труд. Желаю крепкого здоровья. Спаси Вас Бог!

Василий. Вятка.
Цитировать
 
 
#2 Николай 13.06.2010 12:27
спасибо вам владыко Виктор за ваши труды ,за просветительский пастырский долг,за терпение ,за вашу стойкость в исповедание Истины что самое главное, и облечение лжи ,ваш не легкий крест что вы взяли и понесли и в понимание этого что с ним заключается(любви ,проповедь ,нестяжание,терпения,обличени лжи и т.д.)что приличествует вам ..!,не прочитав ваши труды я так и не познал бы полного осмысленого понимания о всем происходящем ,скорбно что многие ,а и уже вселенское отступление идет погибельным путем ,не любви к Истине ,пренебрежение Истины что страшней и лицемерно идут понимая что губят и колечат души человеческие,но скажу немного о себе что Истину найдет каждый кто Ее Любит,Ее мы видим как в писаниях Ветхого завета ,так и Нового завета Бога с человеком ,нельзя сочетать Свет с тьмою,Добро со злом и т. д.,об этом мы видим в свяшеных книгах потому мы видим их плоды собирают ли терновника, долго я искал кто не лицемерно исповедует Истину во всей Ее чистоте и более ее ненашол как только от вас владыко Виктор ,с 18 лет как начал искать в М.П. Истину познания Бога,пройдя через множество волков и через правое крыло М.П.,пришел к вам владыко!уже в понимании этого и вы дополнили ее в полной мере для меня ,за лет пять я пришол к этой правде изучая историю особено 20- 21 века и церковную правду ,Священные книги ,прищол к этому убеждению ,Спаси вас Господи!
Цитировать
 
 
#3 Вячеслав 18.06.2010 00:50
Самопрославление, о котором пишет владыка Виктор, заметно любому, прочитавшему книгу Балобанова. Однако у этого труда есть и свои положительные черты. Это практически первая работа в которой подробно и увлекательно описана закулиса русской церкви. Дело в том, что подавляющее большинство русских людей об этом ничего не знают. Печально только, что это сделано проходимцем, а не таким уважаемым человеком, как владыка Виктор. Я, например, узнал о владыке Викторе только из книги Балобанова и сейчас с интересом читаю его труды.
Цитировать
 
 
#4 Василий 19.06.2010 22:43
Критковать жидов Балабонову позволдяют опять-таки жиды, чтобы не привлечь его к ответум по 282-й статье УК РФ. Жаль только Балабанова, есл он попадёт под "горячую" руку своих хозяев.

Василий. Вятка.
Цитировать
 

Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru