Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

ТАЙНЫ МИРОЗДАНИЯ
(Размышления на темы начала и конца мира)

От Автора.

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Архиепископ Виктор (Пивоваров)

Ввиду того, что в прежней моей книге «Начало и конец» были некоторые темы недостаточно хорошо освещены и в то же время помещались описания явлений, которые не находим существенными для знания в наше время, рассудилось мне издать труд на эту же тему в дополнение к прежнему в исправленном виде. Понуждает к этому стопроцентная уверенность в крайней необходимости каждому христианину в первую очередь хорошо и правильно понимать учение Священного Писания, специально предназначенного в руководство нам – людям последнего времени. Причиной всех уклонений с истинного пути и бед, постигших нас по этой причине, надо быть уверенным, является именно незнание учения о последних днях мира. Эта работа написана как краткое вступление в познание эсхатологического богословия, избавленного от допущенных ошибок прежними богословами.





Вступление.

Эсхатологическое богословие и сопряженное с ним учение о мироздании являются самой насущной темой изучения в наши дни, необходимой для спасения в наши последние времена, которые мы переживаем. Однако эта тема всего меньше разработана в святоотеческом учении. Святые отцы преподали свое толкование тайн бытия, но однако согласуясь с уровнем современного им естествознания и воззрениями людей, повторили во многих суждениях ошибки учений того времени. В своем учении о творении мира они исходили из геоцентрической теории Птолемея, имеющей в основе утверждение, что все миры необъятной Вселенной вращаются вокруг нашей Земли. И в связи с этим заблуждением вся картина мироздания представала в искаженном виде чрез согласование современного им естествознания и сказания Священного Писания о шестидневном творении мира. Слово «твердь» второго дня творения книги Бытия понималось как твердое покрытие, вращающееся вокруг земли, на котором закреплены звезды. Протяженность библейских дней творения сводилась к 24 часам астрономических суток. Так же, надо сказать, и учение о конце мира не было достаточно разработано и представало одинаково в искаженном виде. В толковании Апокалипсиса допускались такие существенные ошибки, чрез которые все истолкование становилось ложным. Весь материал этой пророческой книги прежние богословы относили только к одному периоду – времени царствования антихриста, хотя согласно с пророческой речью Христа Спасителя на горе Елеонской и с самим текстом Откровения ап. Иоанна, вполне понятно, что последние времена имеют три периода. Образ жены, сидящей на звере багряном, - блудницы истолковывался как город, столица антихристова царства, хотя сам текст Апокалипсиса опровергает это: блудницу уничтожают десять царей павших – правителей мировых держав, и потом передают власть антихристу. В таком случае спрашивается: где же будет царствовать этот всемирный диктатор, если его столицу уничтожили прежде его воцарения? Неверно истолковывались и 2-3 главы Откровения, понимая обращение к ангелам семи Асийских церквей, как семь периодов истории христианства, когда они говорят о семи ступенях восхождения к погибели «блудницы» именно в последнее время. Есть и другие ошибки, вызванные преждевременным истолкованием пророчеств о последних днях мира, какие могут понимать только люди, живущие во время этих тяжких испытаний. Преп. Андрей Кесарийский говорит об этом:

«Тщательное испытание числа (печати), а также и всего остального, о нем написанного, откроет здравомыслящим и бодрствующим время искушения» (Апокалипсис. Толкование св. Андрея, архиеп. Кесар. Гл.38).

Также блаж. Ипполит Римский пишет о имени антихриста, что, когда «антихрист явится, тогда время покажет нам искомое теперь» (Блаж.Ипполит Римский. Толкование на книгу прор. Даниила).

Вообще учение о последних судьбах человечества, тем более о конце нашей жизни и того, что ждет нас после смерти, вопрос не праздный, но более чем насущный. Мы пребываем на этой планете только ради конца нашей земной и начала жизни посмертной. И человечество имеет здесь временное предназначение до момента, когда будет новое небо и новая земля (Отк.21,1). Но с чем придем к этому концу и последующему началу новой жизни? Единственно для подготовки к этой будущей жизни посвящено все Христово учение и в том числе эсхатологическое. Но учение о конце не может быть в отрыве от объяснения начала. Поэтому сии рассуждения о конце мира приходится начать с вопросов мироздания и, в первую очередь, Начала всех начал – Творца всего существующего.

Кто есть Бог.

Говорить о Боге можно много; и очень много говорит о Нем Священное Писание и наши святые Отцы, но сказать вполне определенно о Его сверхсущности, дать исчерпывающие объяснения никто не может, т.к. Он бесконечен, беспределен в своих святых качествах и не постижим до конца ни одной тварью. Изделие не может знать внутреннее содержание естества своего изготовителя, тем более творение, имеющее происхождение из ничего, не в силах познать запредельного Творца. Спаситель говорит об этом: «Бога не видел никто никогда; Единородный Сын, сущий в недре Отчем, Он явил» (Ин.1,18). И еще повторено: «Никто не знает Сына, кроме Отца; и Отца не знает никто, кроме Сына, и кому Сын хочет открыть» (Мф.11,27).

Итак, мы можем знать о Боге только то, что Господь наш Иисус Христос хочет нам открыть, зная о Своем Божественном Сверхъестестве лишь единственно Сам. До Него знание частично подавались по наитию Святого Духа чрез пророков и далее - чрез Апостолов. Ап. Павел пишет об этом: «Бог, многократно и многообразно говоривший издревле отцам в пророках, в последние дни сии говорил нам в Сыне» (Евр.1,1-2).

Знание о Боге мы можем получать чрез чтение Священного Писания и добавочно - чрез рассмотрение творения рук Божиих, природу и самих себя.

«Ибо невидимое Его, вечная сила Его и божество, от создания мира чрез рассматривание творений видимы» (Рим.1,20).

Человек, сотворенный по образу Божию, является как бы духовным портретом Его в миниатюре. Все святые качества, которыми обладает Он Сам, Бог вложил при творении в Свои создания. Но так как Он вечен, творец бесконечной и непостижимой вселенной, наполняющий ее Своим Духом, то качества в нас, отображающие Творца, нужно увеличить до бесконечности. Поэтому, минуя нажитые нами отрицательные черты, и беря только наличествующие в чистоте добрые качества, можно таким образом представить себе Бога, увеличив их до бесконечности. Так самоосознав себя существующей личностью, мы придем к мнению о сверхсущностности Бога, что именуют святые Отцы словом «Сущий». Если мы находим себя действующими, даже сильными, то увеличив это до беспредельности, увидим Бога всемогущим. Когда же видим, насколько многогранно, сложно и целенаправленно сотворено все в мире и мы сами, можем только восхититься безграничной премудрости Творца. Если мы можем жалеть других людей, любить их, то увеличив это качество до бесконечности, скажем, что Бог есть беспредельная Любовь. Об этом же говорит ап. Иоанн: «Бог есть Любовь. Любовь Божия к нам открылась в том, что Бог послал в мир Единородного Сына Своего, чтобы мы получили жизнь чрез Него» (1 Иоан.4,8-9). Человеку невозможно постигнуть глубину любви Божией, так же, как и беспредельность всех других Его святых качеств.

О непостижимости Бога говорят также слова ап. Павла:

«Единый сильный Царь царствующих и Господь Господствующих, единый имеющий бессмертие, который обитает в неприступном свете, Которого никто из человеков не видел, и видеть не может. Ему честь и держава вечная» (1 Тим.6,15-16).

О месте же пребывания Бога, несколько проливающего свет на Его сверхсущность, наличествуют слова, казалось бы, обратного смысла: «Тогда сказал Соломон: Господь сказал, что он благоволит обитать во мгле» (3 Цар.8,12). О том же говорит царь прор. Давид: «Мрак под ногами Его... И мрак сделал покровом Своим» (Пс.17).

Для человека эти определения о среде «обитания» Божия не могут быть понятны, т.к. и свет неприступный, и мрак не являются физическими, и даже не могут быть сравнимыми с земными явлениями. И если этот свет и мрак тварные, то творились Богом не для обозрения людям, но для вышестоящих в совершенстве сущностей, и опять же в напоминание о Его непостижимости. И свет неприступный, так же, как и непроницаемая мгла могут означать только трансцендентность Бога миру, Его иноприродность естества, исключающую свободное исследование Его, кроме, как только частичное, опять же по Его воле и с Его помощью. На этой основе - непостижимости Божией и отсутствия в тварном мире чего-либо для сравнения с Ним, понудили наших богословов искать новый подход для объяснения сущности Бога чрез отрицательное сравнение, т. н. апофатическое богословие. Это выглядит, к примеру, так: Бог не есть свет, но выше его и т. д.

Все сотворенное Богом имеет целью благо творениям. Единственно только любовь понудила Его сотворить видимый и невидимый мир и наполнить его разумными бессмертными созданиями, чтоб иметь возможность видеть блаженство иных существ и являть к ним Свою любовь. Это же дает дальнейший ход мысли. Любовь не может быть любовью без своего проявления вовне, следовательно, вечная Любовь вечно проявлялась деятельно неисповедимыми путями. Любовь, не проявляемая вовне, является всего лишь самоуслаждением. Но как проявлялась любовь Божия в веках, знает эту истину только Сам Бог.

И об истине что сказать? Познать истину тварям в полноте не возможно, т.к. Истина есть опять же Бог. Спаситель говорит: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Иоан.14,6). И опять вспоминаются слова Спасителя: «Никто не знает Сына, кроме Отца...». Познавший Истину в полноте должен сам быть Богом. Знание истины в полноте наличествует в Боге за счет всеведения, премудрости и вездесущия.

Но Бог не только есть Истина и Любовь: еще и беспредельная Святость. Истина, любовь и святость (красота) являются тремя главными измерениями всех духовных проявлений в мире, как и основными определениями естества Божия. Всякое явление или действие разумных существ мы рассматриваем с позиции этих качеств. Человек совершил добро по любвеобилию или зло. Он сказал истину или ложь. Также и выглядит красиво или безобразно.

Тройственное единство духовных качеств, приводит к мысли о триединстве лиц Бога – Святой Троицы. И опять же, взирая на сотворенный Богом мир, в котором Он отобразил в какой-то мере Себя и, особенно, рассматривая разумное Его творение, сотворенное по образу и подобию Его, обнаруживаешь опять эту троичность. Человек, являясь образом Божиим, в первую очередь должен отображать троичность лиц в Боге. Действительно ап. Павел приводит эту «троичность» состава человека: «Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа» (1 Фес.5,23).

О тройственности человеческого естества говорит и Ап. Иоанн, хотя и загадочными для нас словами:

«Сей есть Иисус Христос, пришедший водою и кровью и Духом, не водою только, но водою и кровью, и Дух свидетельствует о Нем, потому что Дух есть истина. Ибо три свидетельствуют на небе: Отец, Слово и Святый Дух; и три свидетельствуют на земле: дух, вода и кровь; и сии три об одном» (1 Иоан.5,6-8).

Эти три составляющие человеческое естество: дух, воду и кровь, по-видимому, надо понимать в таком виде: слово «дух» сказано в прямом смысле о духе, который в человеке; «водой» названа материальная часть естества, т. к. вода есть основа материи и основная среда для произращения жизни на планете, а о крови сказано:

«Душа всякого тела есть кровь его, она душа его; потому я сказал сынам Израилевым: не ешьте крови ни из какого тела, потому что душа всякого тела есть кровь его» (Лев.17,14).

Итак, естество человеческое есть дух, душа, содержащаяся в крови, и тело – вода и из воды, ибо сказано:

«Вначале словом Божиим небеса и земля составлены из воды и водою» (2 Петр.3,5).

Многие богословы как бы сокращали это число, делая его более удобным и понятным: приводили в своих словах только душу и тело. Невидимые стороны естества человека дух и душу, они сливали в одно. Но свят. Феофан Затворник тщательно отстаивает мнение о трехсоставности человеческого естества. Того же мнения был и преп. Серафим Саровский:

«Господь Бог создал Адама от персти земной в том составе, как батюшка святой апостол Павел утверждает: «Да будет всесовершен ваш дух, душа и плоть в пришествие Господа нашего Иисуса Христа». И все сии три части нашего естества созданы были от персти земной, и Адам не мертвым был создан, но действующим животным существом, подобно другим живущим на земле одушевленным Божиим созданиям» (Беседа преп.Серафима Саровского с Мотовиловым о благодати.1971г.стр.12).

Святой Андрей Кесарийский также видит тройственность состава естества человека, когда пишет во вступлении к «Толкованию на Апокалипсис»:

«Предприняв это ради послушания, настоящее сочинение мы разделили на двадцать четыре слова и семьдесят две главы по троечастности существа – телу, душе и духу двадцати четырех старцев, которыми, как подтвердится ниже, обозначается полнота благоугодивших Богу от начала до скончания века».

Тройственность сторон нашего естества наблюдается по проявлениям действований. Так древние философы утверждали, что человек имеет три души: травяную, животную и ангельскую. Действительно, мы можем наблюдать жизненную силу тела и в растительном мире: та же жизнеспособность, саморегуляция обмена веществ, пищеварения или распределение соков и т.д. У животных обнаруживаются задатки мышления и хотений – качеств, присущих душе, что и у человека, но при отсутствии духа они остаются несовершенными. Дух же является достоянием только бессмертных, мыслящих, самоосознающих себя личностью существ. Чрез дух человек получает просвещающую силу Божию и высших тварей – Ангелов. Отсюда происходит озарение, интуиция, зов совести.

В Боге - Святой Троице лица, обладая одинаково каждое Божеским достоинством, имеют различие только в образе соединения в единое Божество, и опять же - в действовании.

Альфой и Омегой, Началом всех начал и высшим явлением Божественной воли является Бог Отец. Ему усвояется именование Творца неба и земли, единственной причины всего существующего.

Бог Сын, Слово Отчее имеет происхождение из недр Отчих. Это называют богословы «предвечным рождением» для различия от исхождения Святого Духа из того же Источника. Возможно, предвечное рождение при отсутствии исторического момента для человека было бы понятнее называть «имеющим сыновство», как земнородный сын происходит из того же естества своего отца. Сыном (Словом) Бог Отец творил все существующее, но т. к. высшим проявлением воли является Отец, то Ему и усвояется имя Творца. Ап. Иоанн пишет о Сыне:

«В начале было Слово, и слово было у Бога, и Слово было Бог. Оно было в начале у Бога. Все чрез Него начало быть, и без него ничто не начало быть, что начало быть» (Ин.1,1-3).

Здесь сказано предельно ясно и о единстве естества Отца и Сына, и о том, что все существующее творилось Отцом посредством Сына-Слова.

Ап. Павел пишет о Сыне Божием: «Которого поставил наследником всего, чрез Которого и веки сотворил» (Евр.1,2).

В данном случае трудно понять: чрез Слово Отчее сотворено лишь земное течение времени с его счислением - столетиями, или вообще от вечности творилось протяжение разных сотворенных времен? В словах «веки сотворил» звучит именно начало тварных миров, но их исторические моменты теряются в вечности. Одно ясно, что всему начало, в том числе и протяжения времени, Отец создает чрез Сына.

Действиями третьего лица Святой Троицы - Бога Духа Святого, который вечно исходит от Бога Отца, является творение жизни, вечное совершенствование и освящение разумных творений на пути их уподобления Богу. В данном случае разумеются все разумные бессмертные существа, сотворенные Богом из ничего по образу и подобию Божию: и ангелы и человеки. Образом Божиим, как уже говорилось, является наличие всех святых качеств, которыми обладает Бог, и которыми Он наделил свои творения. Словом же «подобие», как считают Святые отцы, означено взращивание этих качеств от самого малого до полного уподобления Богу, на что требуется вечность, ибо ни одна тварь не может сравниться с беспредельным Богом. Бог Дух Святой проникает весь тварный мир: и материальный и все множество Ангельских ступеней в их сложности и разнообразии. Он - Всемогущий и Вездесущий. Воздействие на природу и на живые творения Он производит нетварными энергиями, Благодатью. Творение и управление миром производится Сыном Божиим при постоянном содействии Святого Духа. Также и дело спасения человечества от вечной погибели совершается Сыном и Святым Духом по воле Отца. Зачатие Иисуса Христа произошло чрез действие Святого Духа. Просвещение мира и до Христа и после Его воплощения происходило чрез наитие Святого Духа на Пророков и Апостолов. С момента сошествия Святого Духа на Апостолов, Церковь, основанная Иисусом Христом Сыном Божиим, освящается Святым Духом. Церковные таинства верной Богу Церкви совершаются Духом Святым.

Итак, Бог Творец и Вседержитель - Святая Троица есть всемогущая, премудрая, сверхсущностная Сила, начало, смысл и цель бытия всего существующего. Все разумные бессмертные твари устремлены к совершенствованию в уподоблении Ему, к слиянию с Ним. Основным мотивом и деятельным устремлением на этом пути является жажда познания истины и любовь, которая своим качеством имеет сближение, соединение и слияние с объектом вожделения. Но путь познания и соединения с Богом является недостижимым, вечным. Бесконечным является и восхождение сотворенных сущностей на пути уподобления Богу в духовности, от нуля чрез грубую материальность и немощь, к все более тонкой материальности, а далее - к чистой духовности, которой обладает только Бог.

Все здесь сказанное является не путем к цели, но указанием этой цели, умозрительным рассуждением. Путь же подлинного познания Бога и единения с Ним лежит чрез святое делание. Богословие освещает предмет наших устремлений, но истинное познание Бога может быть только чрез мистическое единение с Ним, как бы изнутри, чрез соприкосновение с Его сверхсущностью, чрез процесс обожения.

Когда-то, до вторжения в мир зла, путь всех творений был прямой: чрез совершенствование любви, благоговение пред Богом и взращивание жертвенной любви к ближним и нижестоящим. Но этот, богоустановленный порядок, имел свой «изъян»: существа на любой ступени совершенствования без «знания» зла, без опыта борьбы с ним могли в любой момент уклониться в неверность Богу. И это произошло в какой-то момент чрез восстание Денницы – высочайшего архистратига, ставшего сатаной, и одновременного с ним отпадения в неверность Богу третьей части ангелов, возможно со всех 9 ступеней их возвышения. Началась война между верными Богу Ангелами и отпавшими, которая продолжается и теперь в материальном мире. Продолжаться она будет и далее до второго пришествия Христова и страшного суда, после чего явится новое небо и новая земля на новых устоях без наличия зла и борьбы с ним. Это будет (для людей) новый – восьмой день творения.

В связи с вхождением в мир зла и борьбы с ним путь совершенствования тварей резко изменился. Теперь каждое тварное существо должно пройти школу верности Богу, чрез борьбу с искушением впасть в неверность, в ложь и зло. В земных условиях путь верности Богу - исповедничества лежит чрез несближение и несоединение с врагами Христовыми и предателями Его; в последние же дни – с сергианами, еретиками, сектантами и раскольниками. Однако при этом нужно не впасть в ожесточение, не утерять пути совершенствования в познании истины и взращивании любви: благоговейной к Богу и вышестоящим чинам, и жертвенной - к ближним и нижестоящим творениям. На любви же, по слову Спасителя, «утверждается весь закон и пророки» (Мф.22,40). На материальном уровне жизни путь борьбы и совершенствования проходит в великом множестве трудностей и лишений, в выработке опыта стояния в верности Богу, в отсечении самолюбивых хотений, в претерпении скорбей и даже мученической смерти. Только уже в конце этого пути некоторые, испытанные в верности Богу, сподабливаются образа познания Его чрез мистическое единение с Ним в духовном молитвенном делании. Но этого достигали весьма не многие. В последние же дни мира подвижничество исчезнет в связи с попущением страшных скорбей и острой борьбы с захватывающей мир ложью и неверностью Богу. Но эти борцы-исповедники и без подвига пустынножительства будут чувствовать себя всегда пред Богом, в единении с Ним. Этому научают почти все пророчества о последних временах.

Ангельский мир, его строение и происхождение.

То, что Бог непостижим в Его величии, - это понятно. Но ведь непостижим и сотворенный Им мир, особенно находящийся за пределами нашего восприятия. Тварный мир нельзя представлять себе единым, однообразным: он разделен и по степени совершенства и по своему отношению к Творцу. В этом отношении одну часть его за верность Творцу называем Царством Божиим, а противную Ему – царством дьявола. И по совершенству наличествует разделение: есть более совершенный мир, который имеет название «небо», «небеса небес», Ангельский мир. И есть материальный мир: планета Земля с необъятным космосом, заполненным материальными объектами. Это разграничение уже явлено в первых словах Священного Писания: «Вначале сотворил Бог небо и землю» (Быт.1,1). Все святые отцы и богословы под словом «небо» разумели невидимый, вышестоящий по совершенству мир Ангелов, отличный от материального - нижайшей ступени творения, поименованной словом «земля». В Священном Писании более конкретно небо названо миром ангельских сущностей в книге Неемии: «Ты, Господи, Един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их» (Неем.9,6). В момент Рождества Христова взору пастухов предстало «с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога» (Лук.2,13). Это «воинство» настолько многочисленно, что в момент описания видений Ангелов у Престола Божия явно таких чисел не существовало в употреблении, чтобы поименовать их, поэтому пишется: «Тысячи тысяч служили Ему, и тьмы тем предстояли пред Ним» (Дан.7,10). Но столько их предстояло у Престола, а сколько их вообще, никто исчислить не может. О количестве Ангелов говорит свят. Иоанн Златоуст: «Их так много, что они превосходят всякое число» (Иоанн Златоуст. Соч. СПБ. 1900. Т.6. стр.774).

О Престоле, о котором сказано, что пред ним предстояли тьмы тем, надо напомнить: Бог вездесущий, и Престол Его не может находиться в каком-то одном месте. Так одни херувимы предстоят в одной части вселенной и служат Всевышнему Богу, и в другом месте делают то же другие. За Литургией в одном храме совершается Бескровная Жертва и присутствует Сам Христос, и в других храмах происходит то же в силу вездесущия Божия.

Ко всему прочему, именование Ангелов в Священном Писании, говорит о разных их уровнях совершенства. Так ап. Павел пишет о Христе, что Он «превыше всякого начальства и власти, и силы, и господства» (Еф.1,21). И в другой раз он пишет о Сыне Божием: «Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари; ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, - все Им и для Него создано» (Кол.1,15-16). Здесь им указано пять чинов Ангельского мира. К этим именованиям Ангельских сил нужно добавить низших ангелов и архангелов, и высших: херувимов и серафимов, постоянно упоминаемых в Священном Писании. Таким образом, составляется 9, т. н. «чинов». Однако нужно с таким именованием не согласиться. При названии их «чинами» приходится разуметь единое однообразное сообщество Ангелов, в котором возвышаются начальствующие чины. Однако по самим названиям видно, что здесь разумеются не начальствующие чины, но особые ступени возвышения. Некогда Ориген учил, что эти чины являются должностями в Ангельском сообществе, чрез свое усердие получившие начальствующие посты над другими, но это мнение было отвергнуто Церковью. В действительности же приведенные выше именования имеют ступени совершенства на пути уподобления Богу.

Вообще же число ступеней такого возвышения никому не известно. Дионисий Ареопагит пишет об этом: «Сколько чинов небесных существ, какие они, и каким образом у них совершаются тайны священноначалия, в точности знает это, как я думаю, один Бог, виновник их иерархии» (О небесной иерархии).

Итак, по учению святых отцов Ангельский мир имеет состав, согласно со Священным Писанием, из девяти ступеней возвышения, разделенных на три степени: высшую, среднюю и низшую. К высшей степени относятся Серафимы, Херувимы и Престолы; к средней – Господства, Силы и Власти, и к низшей – Начала, Архангелы и Ангелы. Над этими ступенями возвышаются по превосходству их естества или по возвышению власти семь высших чинов – Архистратигов небесных сил, среди которых первенствующее положение занимает, возможно, по чести, Архангел Михаил (в переводе с еврейского языка – «кто как Бог»). Уже одно это именование говорит о непостижимой уму человеческому высоте возвышения по ступеням совершенства. Одно остается непонятным: Архистратиги являются начальствующими чинами из числа Серафимов, или составляют отдельную ступень, названную прор. Иезекиилем «огнистыми камнями» (см. Иез.28,14)? Однозначного ответа на это пока нет. Одно пока ясно, что в этом содружестве до своего падения был первым Денница, после же его низвержения, похоже, его место занял Архистратиг Михаил.

Вообще же ступени в Ангельском мире имеют огромный разрыв в совершенстве и высоте богоподобных качеств между ними. Это же можно видеть в учении о переходе человечества на вторую ступень бытия при всеобщем воскресении из мертвых, когда явится новое небо и новая земля. Ап. Павел пишет: «Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человека, что приготовил Бог любящим Его» (1 Кор.2,9). Даже о временном пребывании святых, называемом «раем», он сказал: «Знаю о таком человеке..., что он был восхищен в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать» (2 Кор.12,3-4). Следовательно, вторая, ожидаемая нами ступень, на которую переведет Бог человека в момент воскресения из мертвых, что является новым «днем» творения, для нас абсолютно непостижима. Тогда что мы можем сказать о разнице качеств бытия между ангельской, к примеру, и архангельской ступенью на пути восхождения существ в уподоблении Богу? И это относится ко всем ступеням. Но кончается ли путь восхождения на ступени Архистратигов? Денница, впоследствии ставший дьяволом и сатаной, явно возвышался над ними, о чем говорит в своем Послании Иуда, (не Искариот, называемый братом Господним):

Безумцы «отвергают начальства и злословят высокие власти. Михаил Архангел, когда говорил с дьяволом, споря о Моисеевом теле, не смел произнести укоризненного суда, но сказал: «да запретит тебе Господь». А сии злословят то, чего не знают» (Иуд.8-10).

Из этого следует вывод: Денница некогда стоял выше Архистратигов, коли архангел Михаил признавал его «высокой властью».

О высоком положении дьявола, до падения, открывает прор. Иезекииль под образом царя Тирского:

«Так говорит Господь Бог: ты печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты. Ты находился в Едеме, в саду Божием; твои одежды были украшены всякими драгоценными камнями: рубин, топаз и алмаз, хризолит, оникс, яспис, сапфир, карбункул и изумруд, и золото, все, искусно усаженное в гнездышках и нанизанное на тебе, приготовлено было в день сотворения твоего. Ты был помазанным херувимом, чтобы осенять, и Я поставил тебя на то; ты был на святой горе Божией, ходил среди огнистых камней. Ты совершен был в путях твоих со дня сотворения твоего, доколе не нашлось в тебе беззакония» (Иез.28,12-15).

Без сомнений, приходится это определение отнести к Деннице, ставшему дьяволом, и только к нему. Он «был на святой горе Божией». Он был поставлен «осенять» (об этом будет подробнее после). «Одежды» его были украшены в девять видов камней драгоценных, символизирующих ступени ангельские. Сам же он «ходил среди огнистых камней» - подобных или более высоких сущностей. И он возгордился и пал:

«От красоты твоей возгордилось сердце твое, от тщеславия твоего ты погубил мудрость твою» (Иез.28,17).

Так чрез самолюбование, перешедшее в жажду большего почитания и в гордость, пала самая яркая звезда на небе. Но кончается ли на этом ступенчатый путь восхождения в уподоблении вечному, беспредельному Богу? По слову прор. Исаии Денница говорит:

«Взойду на небо, выше звезд Божиих вознесу престол мой, сяду на горе в сонме богов, на краю севера; взойду на высоты облачные, буду подобен Всевышнему» (Ис.14,13-14).

Если бы Денница говорил: буду возведен Богом на небо, буду посажен в сонме богов, то он не стал бы дьяволом. Но он хочет сам вопреки воле Божией революционным путем воссесть среди «богов», и за это низвергнут с высот небесных до преисподней. Некогда он посоветовал Еве съесть запрещенный плод, и стать, «как боги, знающие добро и зло» (Быт.3,5). Однако в этих словах его открывается то, что выше его – «на горе» были более высокие ступени, находящиеся на которых представлялись Деннице непостижимыми, как «боги». Край севера для людей времен Исаии был также непостижим, как и предстоящая ступень для восходящих существ. На этом кончается всякое упоминание о дальнейшем пути совершенствования тварей в уподоблении Богу. Но кончается ли вообще путь восхождения в уподоблении Богу на этих «богах»? Думается, что не кончается. Христос Спаситель говорит: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин.14,6). И все это не является временным, земным, но бесконечным, присущим вечности.

О естестве Ангельской природы в Священном Писании ничего не говорится, а только приводятся их явления людям в образе человеческом. Однако в пророческих видениях они явлены еще в иных разных непонятных нам образах. Так прор. Иезекииль видит у Престола Божия в виде «животных» - Ангельские сущности с четырьмя крыльями и четырьмя лицами: человеческим, льва, орла и тельца. Также приводится вид серафимов с шестью крыльями (Иез.1,10). В Откровении ап. Иоанна показаны четыре животных и 24 старца у Престола Божия. Однако все богословы признают это за символическое изображение, но не как подлинный их образ. Так об этом пишет Дионисий Ареопагит:

«...Чтобы нам, подобно многим возвыситься, не полагать нечестиво, будто небесные богообразные умы – некие многоногие и многоликие существа, имеющие вид домашних быков, диких львов и кривоклювых орлов» (Небес. иерархия).

И другие Святые отцы поучают нас не понимать символические изображения за действительные явления естества небожителей. Однако эти приводимые разные образы наставляют нас считать, что кроме 9 чинов Ангельской иерархии есть еще множество иных служителей Бога.

Свят. Иоанн Златоуст говорит:

«Есть ангелы и архангелы, престолы, господства, начала и власти, но не одни эти сонмы существуют на небесах, а бесконечные полчища и неисчислимые племена, которых не может изобразить никакое слово» (Иоанн. Златоуст. Соч. т.1, стр.525).

И преп. Марк Подвижник пишет:

«И от каковой высоты света Божества откровенного, по силе горних существ, и на небесах славимого от всего разумного естества: ангелов, архангелов, престолов, господства, начал, властей, херувимов и серафимов и не именуемых умных сил, которых имена до нас не достигли» («Поучение и слова преп. Аввы Исаии Отшел. и Марка Подвижн». М.2007, стр.551).

Денница назван у прор. Иезекииля «херувимом осеняющим». Но один ли он был таким?

Как уже было сказано, что Бог есть любовь, и единственно из побуждений любви Он творил мир. И не только это: Свое высшее святое качество - любовь Он вложил в основу мира и в Свои бессмертные творения. Все Его создания должны вечно быть устремленными к совершенствованию и увеличению в себе этого самого важного качества. Любовь в творениях имеет некое разделение по направленности: она должна быть благоговейной к Богу и вышестоящим сущностям, и жертвенной, сострадательной по отношению к ближним и нижестоящим. Но любовь не может быть без действенного проявления. Она является не только внутренним состояниям и не может этим ограничиваться. Бог являет Свою любовь творческой силой Сына и благодатными освящающими энергиями Святаго Духа. Во отображение Себя он вложил чувство любви в Свои творения и наделил способностью проявлять ее тоже посредством энергий. Так каждое мыслящее одухотворенное существо устремляет энергию благоговения и хвалы к Богу и вышестоящим чинам и, чрез соединение со встречной энергией любви от них, получает просвещающую силу. В то же время каждое существо является «осеняющим» по отношению нижестоящих. Дионисий Ареопагит пишет:

«Первая иерархия, будучи просвещена, сколько можно, Божественною благостью в Богословском ведении, и сама, как богоподобная иерархия, передает знание сие следующим за нею чинам» (О небес. иерархии).

Подобное мнение приводит и св. Иоанн Дамаскин:

«Освящение они (Ангелы) имеют отъинуду, чем от своего существа: от Духа; пророчествуют они при содействии божественной благодати... Освещают друг друга по причине превосходства чина или природы. Но ясно, что те Ангелы, которые стоят выше, сообщают стоящим ниже и свет и знание» (Св. Иоанн Дамаскин. Точное изложение православ. веры).

Так что, все сущности неба и земли одновременно являются просвещаемыми и в то же время просвещающими. Каждое существо, сотворенное по образу Божию, непременно получает в первую очередь способность любить, а чрез сотворенность «по подобию» Его имеет вечное устремление к все большему уподоблению Богу и, в первую очередь, в любви к Нему. Из любви же совершенствуемые должны иметь большее попечение к другим, чем к себе. Путь вечного совершенствования является законом тварного бытия, полученным в дни творения и названным словом «по подобию». Протестанты-креационисты, восставая против дарвинской эволюции с ее богохульным «самозарождением видов» и с «естественным самоотбором», по узости своего мышления борются и с этим догматом вечного возрастания.

О времени и образе происхождения Ангелов.

На вопрос: когда были сотворены Ангелы и в одно ли время с материальным миром, никто определенно не ответил. Но уже то, что дьявол явился в лице змия и искусил Еву, говорит о его превращении из светлого Денницы в сатану до этого момента. Даже в земной быстротекущей жизни и при легко подвижной к изменчивости человеческой природы, человеку доброму превратиться в злодея моментально невозможно. Ангельская же природа, на пути к обретению качества вечности вне материального пространства и при отсутствии сковывающего грубого материального тела, не способна к быстрому изменению. Ангелы очень медленно могут совершенствоваться в своем потоке времени, уподобливающемся вечности. Тем более это относится к существам на высших ступенях при их приближении к богоподобию. Денница, возможно, скатывался к пределу восстания против Бога миллиарды лет. Похоже, столько еще лет он пребывал в борьбе против Бога. А сколько лет ему потребовалось находиться на пути уподобления Богу, начиная от нуля (из ничего), чтоб получить наименование «печать совершенства, полнота мудрости и венец красоты»?

В священном Писании о времени сотворения Богом Ангелов нет указаний. И святые Отцы ничего определенного сказать не могли, даже разногласили. В Примечаниях на книгу св. Иоанна Дамаскина «Точное изложение Православной веры» пишется:

«Когда сотворены Ангелы? Св. Епифаний говорит, что – в первый день, когда были созданы небо, земля и свет. При этом он ссылается на 7-й ст. гл. 38 кн. Иова: егда сотворены быша звезды, восхвалиша мя вси Ангели мои; и кроме того, говорит, что, если бы они были созданы прежде неба, то не свидетельствовалось бы, что в начале сотвори Бог небо и землю (Быт.1,1). С ним соглашается и блаж. Феодорит. А св. Василий и св. Иоанн Златоуст и др. стоят за иное мнение, которое признает и св. И. Дамаскин, опираясь на авторитет св. Григория Богослова. Однако, Геннадий Константинопольский говорит, что басням Платона последовали те, которые утверждают, что духовное и разумное – старше чувственного, насколько оно – превосходнее этого...».

Такое мнение было Святых Отцов об Ангелах в золотой век богословия.

Надо особо обратить внимание на то, что все в то время держались абсурдной Птоломеевской геоцентрической теории о том, что все миры вращаются вокруг пылинки в космосе – Земли. Почти все считали, особенно св. Ефрем Сирин, что весь видимый мир Богом сотворен в страшной спешке за 6 астрономических суток. Ангелы же, как видим из приведенного текста, сотворены или в первые сутки творения, или еще даже позже. Ко всему прочему, согласно с их мнением, все бесчисленное воинство Ангелов, в их непостижимом различии сотворены одновременно в один какой-то день. Для нас теперь это выглядит абсурдным, но в их времена – начала развития богословия и того уровня естествознания, это было более, чем приемлемым. Хотя в Священном Писании нет не только прямого указания об одновременном, моментальном творении всех Ангельских миров, но наоборот много данных о постепенном творении с последующим вечным совершенствованием. Для этого хотя бы нужно обратить внимание на слова 109 псалма в более точном переводе 70-ти толковников, которые мы читаем на славянском языке:

«Рече Господь Господеви Моему: ... Из чрева прежде Денницы родих Тя» (Пс.109,1.3).

Если бы Ангелы были сотворены все одновременно, то было бы сказано: «прежде Ангелов родил Тебя». И если бы это произошло в «дни» творения материального мира, то сказано было бы обычное: «прежде творения мира». Но здесь Господь устами прор. Давида возвещает о рождении Сына Божия из чрева Отца, и указывает самую отдаленную известную человеку точку отсчета – момент сотворение Денницы. Эта небесная сущность, возвышающаяся над всеми ступенями Ангельского мира, приведенными в Священном Писании, и самая совершенная, здесь предстает как самая старшая по возрасту. А это говорит уже о том, что достигаются высоты и совершенства на пути богоуподобления не в считанные сутки. Следовательно, Ангелы не имея числа, имеют, особенно высочайшие, еще и непостижимую давность своего происхождения. «Прежде Денницы» - может означать то же, что: в незапамятные, самые отдаленные времена, о которых нам ничего больше не открыто.

Далее вопрос о времени сотворения Ангелов соединяется с рассмотрением образа, порядка сотворения: сразу ли Ангелы, Архангелы, Херувимы сотворены в том виде и звании, в котором пребывают теперь? Наряду с шестисуточностью сотворения мира и с геоцентризмом было и мнение о том, что Ангелы не станут Архангелами, но вечно будут оставаться Ангелы Ангелами, а Херувимы Херувимами. Обоснований в священном Писании этого нет, но наличествует много мест, говорящих о переведении Богом существ одного вида с одной ступени на вышестоящую. Это мы можем видеть в словах о всеобщем воскресении:

«И увидел я новое небо и новую землю, ибо прежнее небо и прежняя земля миновали» (Откр.21,1).

Подобное говорит и ап. Петр:

«Мы, по обетованию Его, ожидаем нового неба и новой земли, на которых обитает правда» (2 Петр.3,13).

О новой земле и новом человеке по воскресении из мертвых говорится много. Сам Спаситель говорит:

«Сподобившиеся достигнуть того века и воскресения из мертвых ни женятся, ни замуж не выходят, и умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения» (Лук.20,35-36).

Разница состояний современного человека и человека воскрешенного в последний день непостижимая. Об этом же говорит и ап. Павел, что уже приводилось:

«Не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человека, что приготовил Бог любящим его» (1 Кор.2,9).

Но это говорится о «новой земле» - человечестве, а зачем приводится сначала слово о «новом небе», если Ангелы остаются всегда неизменными? Ведь «небом» поименовано и в первом стихе книги Бытия и в данном случае, как все понимают не облачное небо, которое становится каждый день «новым». Окончательная победа добра над злом должна увенчаться возвышением на новую ступень бытия не только землян, но и небожителей, которые уже победили зло, и участвуют также в последней битве, помогая людям. Переведение Богом тварей на новую ступень бытия с поразительным возвышением и изменением естества, является новым «днем» творения, и это входит в проявление любви Творца как догмат, как Божеское качество наряду с всеведением, всемогуществом и премудростью.

Далее Спаситель говорит: «Бог есть Дух» (Ин.4,24), следовательно, творения Его на пути богоуподобления должны обретать все большую духовность.

Апостол Павел как бы узаконивает на примере землян перевод тварных сущностей из менее совершенного в более совершенное состояние, в более духовное:

«Так и при воскресении мертвых: сеется в тлении, восстает в нетлении; сеется в уничижении, восстает в славе; сеется в немощи, восстает в силе; сеется тело душевное, восстает тело духовное. Есть тело душевное, есть тело и духовное... Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное... Ибо тленному сему надлежит облечься в нетление, и смертному сему облечься в бессмертие» (1 Кор.15,42.44.46.53).

Но такое перерождение производит Бог, не только одного человека. Дионисий Ареопагит пишет о разнице степеней Ангельского мира:

«Я думаю, что во всякой степени Священноначалия чины высшие имеют свет и силы чинов низших, а последние не имеют того, что принадлежит чинам высшим» (О небесной иерархия).

Следовательно, вышестоящие ангельские сущности, имеют превосходство над нижестоящими и в естестве, будучи более духовными и чистыми, более мудрыми и могущественными; и по всем благам, в которых обитают.

Иоанн Дамаскин пишет, что Ангелы всегда в движении, но род их занятий нам мало известен. Знаем только то, что они пребывают постоянно славящими Бога, что высшие Ангелы начальствуют над низшими, просвещают их. Они обмениваются мыслями, не прибегая к органам речи и слуха, ибо проникают друг друга духом своим, особенно высшие низших. Ангелы самой низшей ступени это производят с людьми в особенности с теми, к каким поставлены Богом Хранителями. Человек Адам до грехопадения имел подобное отношение к животному миру.

Итак, исходя из приведенных текстов и доводов, уже можно представить себе картину происхождения неба и земли не в такой примитивной форме: сказал, и полетели ангелочки вокруг вчера сотворенной земли. Конечно, определенных данных нет о порядке, каким творит Бог мир. Но думается, более правильной будет общая схема для всех миров и существ, указанная в днях творения книги Бытия, как начало, и заканчивающаяся воскресением из мертвых и новой землей - для нас, или переводом на вторую ступень, минуя смерть, – для других.

Уж коли мы признаем то, что мир сотворен из ничего, из небытия и ведется ко все большему совершенству в уподоблении Богу, то основным вопросом будет: Серафимы сразу сотворены такими «огненными», а человеки - зачем-то в полной немощи, в тлении, действительно от нуля, чтоб после стать нетленными? Почему один только человек «сеется в тлении, восстает в нетлении»? И почему человек во образ Божий сотворен трехсоставным: дух, душа и тело, а Ангелы односоставными? Ведь они в таком случае сотворены не по образу Божию – Святой Троицы, хотя мы знаем, что все мыслящие бессмертные существа сотворены как и человек по образу и подобию Божию. В мироздании Божием бессмысленностей не бывает. Серафимы не могли быть созданы из ничего сразу светоносными, т.к. все сотворены вначале из ничего, от нуля, а после нуля следует единица – грубая материальность, немощь, тленность и далее - путь богоуподобления. Если это не так, то откуда могла придти дерзкая мысль Деннице, сесть на горе среди богов? Следовательно, он знал закон возрастания.

Здесь надо обратить внимание на прежде приводимый текст из Небесной Иерархии о том, что высшие сущности передают «просвещение» ниже стоящим. Для чего? Проявляя жертвенную любовь к нижестоящим существам в своей заботе о них, они стараются помочь им дойти до своего уровня совершенства. В то же время сами они уходят выше на пути восхождения. В таком случае спрашивается: чем будут отличаться архангелы, доведенные до уровня серафимов от серафимов прежних, ушедших выше? В духовном мире измерения качеств могут быть только: кто совершеннее, святее, разумнее, любвеобильнее. И уж коли сущности достигли в совершенстве уровня серафимов, то серафимами и должны стать, будучи переводимыми Богом с одной ступени ангельского мира на другую с перерождением естества.

Некоторые отцы считали, что Ангелы имеют ту же духовность, что и Бог, только менее совершенную. Но их ошибка уже в том, что одинаковость естества Творца и творения исключена. Другие св. отцы были иного мнения. Так пишет Иоанн Дамаскин об ангельской природе:

«Бестелесною же она называется, также и невещественною по сравнению с нами, ибо все, сопоставимое с Богом, Который один только – несравним (ни с чем), оказывается и грубым, и вещественным, потому что одно только Божество по истине – невещественно и бестелесно» (Иоанн Дамаскин. Точное излож. прав. веры).

Подобно же пишет Иоанн Кассиан:

«Хотя мы называем многие существа духовными, каковы Ангелы, Архангелы и прочие Силы, также самая душа наша, или каков тонкий воздух, но их никак не должно признавать бестелесными. Они имеют соответственное тело, в котором существуют, хотя несравненно тончайшее нашего тела. Они суть тела, по мнению Апостола, который сказал: и телеса небесная, и телеса земная, и опять: сеется тело душевное, восстает тело духовное» (1 Кор.15,40.44).

Все творения являются материальными, но разной грубости материи, разного состава, пребывающие в разных измерениях пространства и временного континуума. Даже в материальном мире мы сталкиваемся с разными материальными энергиями, как звуковая, тепловая, световая, электромагнитная, гравитационная. Последний вид энергии еще остается неуловимым, неисследованным. Остается согласиться с тем, что ангелы имеют тела, но тонкоматериальные и даже иноприродные, перерожденные при переводе на следующую ступень. И чем выше в совершенствовании сущности, тем более приближаются к духовности, которой, кстати, полностью достичь невозможно, как и во всех отношениях подобия Божия. Одно определенно объяснить нет еще возможности: обладают Ангелы всеми тремя составными во образ Троицы: духом, душой и телом? Здравый смысл говорит, что они должны иметь все три составные. Но если мы не можем в себе ясно узреть это разделение, то как сможем это увидеть у недосягаемых нашему исследованию потусторонних сущностей?

О происхождении и совершенствовании Ангельского мира можно судить соответственно всех данных примерно в таком виде: вначале Богом творится материальный мир по сценарию Шестоднева, приведенного в первых двух главах книги Бытия. В начале Богом производится отворение материи с ее физическими законами, внедрение биологической жизни Творцом, потом так же и сознательной бессмертной жизни с последующим совершенствованием, и это является первой ступенью бытия всех сущностей, сотворенных «по образу и подобию» Божию. После надлежащего периода «доращивания» Бог переводит их на следующую ступень. Землянам выпал жребий пройти путь через смерть и воскрешение по причине грехопадения. Другие существа, думается, избежали это. И некоторые люди по слову ап. Павла минуют смерть:

«Говорю вам тайну: не все мы умрем, но все изменимся вдруг, при последней трубе; ибо вострубит, и мертвые воскреснут нетленными, а мы изменимся» (1 Кор.15,51-52).

Далее существа второй ступени «доращиваются», возможно, в течение миллионов лет, до нужного духовного возраста, и переводятся уже на ангельскую ступень, непостижимую прежним сущностям до их восхождения. Затем вновь проходит время совершенствования в уподоблении Богу и вновь по достижении предела развития, опять переводятся Богом на следующую ступень с надлежащим изменением естества. И так далее – со ступени на ступень бесконечно при постепенном совершенствовании и резком изменении от худшего к лучшему в моменты перехода. Одно всегда должно оставаться неизменным – только осознание себя отдельной немощной личностью, смиренно предстоящей пред всемогущим непостижимым Богом с постоянным желанием исполнять волю Божию, чтоб не впасть в погибельное отступление. С изменением же естества сущностей изменяется и среда обитания их: каждая ступень имеет свои удобства, свои красоты, свое течение времени и свои измерения. И блага вышестоящих ступеней, всегда непостижимы для нижестоящих сущностей.


Продолжение читайте здесь:

5. О мире демонов и их происхождении.
6. Размышление о зле и борьбе с ним.


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru