Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Священномученик Иоанн Восторгов

ОПЫТ ПРОТИВОСОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО КАТЕХИЗИСА

ПРЕДИСЛОВІЕ.

Печатая настоящiй трудъ, мы ясно и отчетливо сознаемъ его недостатки. Прежде всего входящй сюда матеріалъ изложенъ слишкомъ кратко, малопонятнымъ для средней публики языкомъ, тѣмъ болѣе — для простого народа. Неудовлетворительны и самый планъ труда и объемъ его содержанія. Мы прекрасно сознаемъ, что при полнотѣ изслѣдованія въ трудѣ подобнаго рода нужно было бы намѣтить такіе отдѣлы:

I.

1. Исторія соцiализма съ древнѣйшихъ временъ; соціализмъ христіанскихъ сектъ, утопическій соціализмъ до 1848 года.

2. Научный соціализмъ съ 1848 года, или марксизмъ, его содержаніе, послѣдовательное развiтіе партійная организація, программа и тактика, ревизіонистскiй соціализмъ; исторія соціалистическаго движенія въ Россіи.

3. Христiанскiй соціализмъ въ Европѣ и Россіи, начиная съ 40-хъ годовъ XIX в. до нашихъ дней.

II.

4. Соціализмъ, какъ философская проблема.

5. Соціализмъ, какъ этическая проблема.

6. Соціализмъ съ точки зрѣнія экономической науки.

7. Соціализмъ и общественный строй.

8. „Соціологія Моисея и пророковъ".

9. Христіанскiй коммунізмъ, съ разборомъ соотвѣтствующихъ мѣстъ Свящ. Писанія и творенiй свв. оо. до V вѣка.

10. Мотивы соціализма въ древнеязыческой религiи и философіи, въ связи со взглядомъ язычества на личность человѣка.

III.

11. Опредѣленіе силы и слабости соціализма и выводы изъ этого,

12. Способы мирной теоретической и практической борьбы съ увлеченіемъ соціалистической пропагандой.

Такую именно программу занятій по изслѣдованію и критикѣ соціализма намъ и хотѣлось осуществить на веденныхъ нами въ разное время Окружныхъ и Епархіальныхъ Миссіонерскихъ Курсахъ. Время и обстоятельства не позволили этого сдѣлать. Пришлось дать немногое. Историч. очеркъ соціализма, вошедшій въ содержаніе второй части V тома полнаго собранія сочiненій, и предлагаемый „Противосоціалистическій Катехизисъ", съ краткимъ изложеніемъ и разборомъ основныхъ положеній марксизма. Многое, въ отвѣтъ на поставленные выше пункты, найдется и въ статьяхъ нашихъ: „Христіанство и соціализмъ", „Христіанскій соціализмъ", но не въ той системѣ и не съ тою полнотой, какъ это хотѣлось бы видѣть въ обстоятельномъ, цѣльномъ изслѣдованіи.

Трудъ этотъ предлагается не для большой публики; он имѣлъ спеціальное назначеніе — дать руководство для слушателей Миссіонерскихъ, Пастырскихъ и для слушательницъ Женскихъ Богословскихъ Курсовъ въ Москвѣ. Для Курсовъ Народно-Миссіонерскихъ потребуется совершенно упрощенное изложеніе того же матеріала. Пока же руководствомъ для Народно-Миссіонерскихъ Курсовъ можетъ служить заключающаяся въ этомъ томѣ статья: „Можетъ ли христіанинъ быть соціалистомъ?", а для рабочихъ — статья: „Берегись обманныхъ рѣчей".

Такъ и просимъ читателей смотрѣть на предлагаемый трудъ.

Протоiерей I. Восторговъ.

Пароход „Москва" на р. Амурѣ.
7 іюня 1911 г.

Введеніе.

Вопросъ. Что называется соціализмомъ?

Отвѣтъ. Подъ именемъ соціализма (отъ латинскаго слова socialis — общественный) подразумѣваются политико-экономическія ученія, стремящіяся неорганизованной частной хозяйственной дѣятельности противопоставить общественную, организованную[1].

В. Существуетъ ли въ наукѣ точная классификація соціалистическихъ ученій?

О. Нѣтъ, такъ какъ именемъ соціализма называютъ себя весьма разнородныя ученія, иной разъ почти ничего общаго другъ съ другомъ не имѣющія, напр., государственный соціализмъ и революціонный.

В. Каковы виды соціализма?

О. 1) Научный соціализмъ или марксизмъ.

2) Христіанскій соціализмъ.

3) Государственный соціализмъ — въ собственномъ смыслѣ.

4) Государственный соціализмъ Лассаля.

5) Ревизіонистскій соціализмъ.

6) Революціонный соціализмъ.

7) Аграрный соціализмъ.

В. Что называется научнымъ соціализмомъ или марксизмомъ?

О. Научнаго соціализма, какъ такового, нѣтъ. Въ большей или меньшей степени всѣ его системы основываются на вѣрѣ и на чемъ - либо иномъ не могутъ основываться, такъ какъ въ исторіи не было примѣровъ осуществленія соціалистическаго строя. О томъ, чего не было, нельзя говорить „научно", ибо понятіе науки предлагаетъ предварительное изслѣдованіе фактовъ уже совершившихся.

Марксовскій соціализмъ присвоилъ себѣ названіе научнаго, въ отличіе отъ утопическаго, на томъ основаніи, что предполагаетъ осуществленіе соціалистическаго строя не въ силу законодательства или желанія его со стороны людей, а въ силу естественнаго, неизбѣжнаго развитія экономическихъ производительныхъ силъ.

Марксисты отмѣчаютъ ростъ объединенія (концентрацію) капиталовъ — съ одной стороны и пролетаризаціи народныхъ массъ — съ другой. Этотъ процессъ, по ихъ мнѣнію, долженъ закончиться неизбѣжной соціальной революціей, во время которой организованный производствомъ классъ рабочихъ смететъ небольшую кучку крупныхъ всемірныхъ капиталистовъ и осуществитъ соціалистическій строй. Такое воззрѣніе опять-таки есть дѣло вѣры, а не научнаго доказательства. Въ древней Греціи и Римѣ имѣла мѣсто самая высокая степень концентраціи и пролетаризаціи, однако, это не вызвало осуществленія тамъ соціалистическаго строя.

В. Что называется христіанскимъ соціализмомъ?

О. Христіанскимъ соціализмомъ называются такія ученія, которыя въ общемъ пытаются совмѣстить соціализмъ съ христіанствомъ или даже вывести соціализмъ изъ христіанскаго ученія, какъ обязательный строй жизни.

В. Что называется государственнымъ соціализмомъ въ собственномъ смыслѣ?

О. Этимъ именемъ называются теоріи, которыя считаютъ возможнымъ и необходимымъ общее направленіе и руководство экономической жизнью страны постепенно всецѣло сосредоточить въ рукахъ государства, не измѣняя при этомъ по возможности установившагося государственнаго порядка, и не сразу, а постепенно вводя обобществленіе частной собственности.

В. Чѣмъ отличается государственный соціализмъ Лассаля?

О. Лассалевскій государственный соціализмъ требуетъ, чтобы сами рабочіе были предпринимателями, чего Лассаль надѣется добиться путемъ учрежденія производительныхъ товариществъ или артелей рабочихъ, которыя, будучи основаны при поддержкѣ государства, должны постепенно ослабить и устранить силу частнаго капитала и подготовить почву для осуществленія въ жизни началъ чистаго соціализма; для того же, чтобы получить поддержку со стороны государства, необходимо рабочимъ получить политическія права, добиться парламентарнаго строя, обезпечить себѣ мѣсто въ парламентѣ путемъ равнаго, прямого, всеобщаго и тайнаго голосованія и въ концѣ-концовъ захватить политическую и экономическую власть въ свои руки.

В. Что называется ревизіонистскимъ соціализмомъ?

О. Ревизіонистскимъ называется соціализмъ, подвергшій критикѣ марксизмъ въ самыхъ главныхъ его положеніяхъ (т.е. концентрацію, пролетаризацію и пр.), поэтому его слѣдуетъ разсматривать, какъ новый видъ „научнаго" соціализма.

В. Что представляеть собой революціонный соціализмъ?

О. Революціоннымъ называется тотъ видъ соціализма, который единственнымъ надежнымъ путемъ осуществленія соціалистическаго строя считаетъ революцію.

В. Что называется аграрнымъ соціализмомъ?

О. Аграрнымъ соціализмомъ называется ученіе, требующее обобществленія, т.е. передачи въ руки рабочихъ и крестьянъ, не всѣхъ орудій производства, а только одной земли. У нашихъ с.р. требованіе соціализаціи земли стоитъ въ программѣ минимумъ, т.е. въ числѣ ближайшихъ требованій, которыя должны расчистить путь соціализму.

Соціализмъ до Маркса.

В. Къ какому времени относятся первыя попытки построить соціалистическія ученія?

О. Эти попытки относятся къ глубокой древности. Онѣ имѣли мѣсто въ Китаѣ, Персіи и др. странахъ, въ которыхъ носили практическій характеръ, не давшій никакихъ результатовъ.

В. Къ какому времени восходитъ появленіе соціалистическихъ плановъ государства (утопій)?

О. Къ временамъ Платона, который первый далъ образецъ устроеннаго на соціалистическихъ началахъ государства (Политейа).

В. Какихъ мы еще знаемъ утопистовъ?

О. Въ среднихъ вѣкахъ — Томаса Мора („Утопія") и Кампанеллу („Городъ Солнца"), а въ новыхъ — Гаррингтона („Осеana"), Морелли („Code de la nature, ou le veritable esprit de tout temps négligé ou méconnu" и др.), Мабли („De la législation ou principes des lois" и др.) и многихъ другихъ.

В. Чѣмъ объясняется появленіе утопій?

О. Желаніемъ несовершенному политическому и экономическому строю современности противопоставить изображеніе совершеннаго образца.

В. Что можно считать характерной чертой утопій?

О. Ихъ отвлеченность и безпочвенность — съ одной стороны и вѣру утопистовъ въ возможность осуществленія ихъ плановъ распоряженіемъ царя или короля или вообще какимъ-нибудь законодательнымъ декретомъ. Современный соціализмъ въ декреты не вѣритъ, но возлагаетъ надежды на экономическія предпосылки (т.е. извѣстный уровень техники, организаціи рабочихъ, измѣненіе вслѣдствіе этого государственнаго порядка и проч.).

В. Къ какому времени слѣдуетъ отнести начало развитія современнаго соціализма?

О. Къ началу XIX вѣка.

В. Что послужило поводомъ возникновенія новѣйшаго соціализма?

О. Разочарованіе въ политическихъ реформахъ, произведенныхъ въ интересахъ демократіи. Такъ, въ результатѣ „великой французской революціи 1789 года" оказалось, что политическая свобода, на которую тогда возлагались большія надежды, можетъ соединяться съ экономическимъ рабствомъ: когда свободы много, а ѣсть нечего, тогда свобода есть свобода умирать съ голоду. До 1789 года думали, что единственною причиной общественныхъ бѣдствій является старый политическій и соціальный порядокъ, и политическая борьба велась между реакціонной аристократіей и либеральной буржуазіей. Но когда реакціонные элементы были побѣждены буржуазіей, оказалось, что жизнь и развитіе (эволюція) общественныхъ отношеній выдвинули снова два класса людей, интересы которыхъ рано или поздно должны были вступить въ борьбу. Этими классами оказались буржуазія и пролетаріатъ.

В. Что такое буржуазія?

О. Буржуазіей (буквально: горожане) называются собственники, у которыхъ есть производящее доходъ имущество и средства производства; съ помощью этихъ средствъ производства вырабатываются новые продукты руками другихъ, наемныхъ, людей.

В. Что такое пролетаріатъ?

О. Пролетаріатъ состоитъ изъ людей, работающихъ надъ чужой собственностью и чужими средствами производства.

В. Чѣмъ ознаменовалась эволюція экономическаго развитія къ началу XIX вѣка?

О. Открытія и изобрѣтенія повлекли за собою развитіе техники при работѣ и усовершенствованіе машинъ въ ущербъ ручному труду. Это вызвало развитіе крупнаго, такъ-называемаго капиталистическаго производства. Вытѣсненіе машинами кустарей образовало армію нигдѣ не занятыхъ рабочихъ, вызвало ростъ пауперизма (обѣдненія массъ) и поставило на очередь рабочій вопросъ.

В. Чѣмъ руководствовалась экономическая дѣятельность того времени?

О. Принципомъ свободы личной, индивидуальной самодѣятельности и самоопредѣленія. Такая свобода была неизбѣжнымъ выводомъ изъ провозглашенныхъ первой французской революціей началъ личной свободы и гражданскаго равенства.

В. Что явилось точкой отправленія для новаго соціализма?

О. Такою точкой отправленія для него стала критика соціально-экономическаго строя того времени съ его руководящимъ принципомъ свободы личной самодѣятельности, по которому и строилась экономическая политика государства въ то время.

В. Въ какое отношеніе сталъ первоначально соціализмъ къ вопросамъ политическимъ?

О. Въ виду того, что политическія реформы, послѣдовавшія за французской революціей, не только не устранили фактическаго неравенства, но, наоборотъ, при личной свободѣ и гражданскомъ равенствѣ особенно ярко почувствовалось неравенство экономическое; соціализмъ первоначально совсѣмъ игнорировалъ вообще политическую сторону жизни.

В. Кто считается родоначальникомъ современнаго соціализма?

О. Родоначальниками новаго соціализма считаютъ Сенъ-Симона (1760—1825 гг.), Фурье (1772—1837 гг.) и Оуена (1771—1858 гг.).

В. Съ какой точки зрѣнія они смотрѣли на современный имъ соціальный строй?

О. Съ точки зрѣнія философскихъ идей ХѴIIІ вѣка. Идеи эти утверждали совершенство прирожденныхъ свойствъ человѣка, гармонію естественнаго состоянія, возможность быстраго перевоспитанія человѣчества путемъ перенесенія его въ новую обстановку, въ новыя, хотя бы и искусственно созданныя законодательствомъ условія и т. д. По мнѣнію философовъ указаннаго времени, всѣ люди по природѣ равны и безгрѣшны; неравенство и грѣховность создаютъ неправильныя общественныя условія жизни.

В. Въ какихъ формахъ выразилось ученіе родоначальниковъ новаго соціализма?

О. Сенъ-Симонъ, Фурье и Оуенъ пришли къ выводу, что недостатокъ общественнаго строя ихъ времени зависитъ отъ всеобщей конкуренціи и анархіи въ производствѣ; ближайшею причиной этой конкуренціи и анархіи являются индивидуальное производство и экономическая свобода. Поэтому средствомъ къ устраненію существующаго зла въ обществѣ они считали ассоціацію, которая, замѣняя личный принципъ общественнымъ, должна регулировать производство, въ смыслѣ установленія необходимаго равновѣсія между производствомъ и потребленіемъ.

В. Какимъ образомъ они стремились осуществить свои ученія въ жизни?

О. Средствомъ осуществленія своихъ ученій въ жизни они считали моральную пропаганду и попытки убѣдить людей примѣромъ жизни на новыхъ началахъ.

В. Какова судьба этихъ ученій?

О. Сенъ-симонизмъ выродился въ религіозную секту и постепенно исчезъ. Тѣмъ не менѣе многія его идеи легли въ основу послѣдующихъ соціалистическихъ ученій. Фурьеристы дѣлали попытки осуществить въ жизни свои идеи, окончивавшіяся, однако, неудачею. Оуенъ, начавши свою дѣятельность въ качествѣ просвѣщеннаго фабриканта-филантропа и затѣмъ теоретически развившій свои идеи, также пытался примѣнить ихъ практически, путемъ организаціи образцовой промышленной общины, изъ которой ничего на дѣлѣ не вышло, такъ какъ примѣняемыя имъ начала шли въ разрѣзъ съ природою человѣка и дѣйствительными условіями его жизни.

В. Кто еще изъ соціалистовъ XIX столѣтія приближается къ утопистамъ?

О. На почвѣ чистаго утопизма стоитъ еще Кабе — авторъ романа „Икарія", въ которомъ изображено идеальное общежитіе и который вызвалъ цѣлое движеніе „икарійцевъ", явившееся прямою попыткою осуществить мечты Кабе въ жизни.

В. Въ какомъ направленіи шло дальнѣйшее развитіе соціализма?

О. Слѣдующимъ этапомъ въ развитіи соціализма является стремленіе поставить его на реальную почву сближеніемъ съ политическими ученіями — съ одной стороны и данными экономической науки — съ другой.

В. Въ какомъ ученіи соціализмъ сближается съ политикой?

О. Въ ученіи Бюше, священника, современника французской революціи, который, будучи сначала сенъ-симонистомъ, соединилъ идеи сенъ-симонизма, съ одной стороны, съ традиціями средневѣковаго католицизма, съ другой, и съ принципами революціоннаго якобинизма.

В. У кого соціализмъ впервые ставится въ связь съ политической экономіей?

О. У Луи Блана.

В. Въ чемъ состоятъ его основныя идеи?

О. Въ своемъ ученіи Луи Бланъ, подобно своимъ предшественникамъ, исходитъ изъ моральныхъ и правовыхъ идей ХVIII вѣка, принимая существующую критику экономическаго индивидуализма. Принципу индивидуализма онъ противопоставляетъ идею братства. Общество, по его мнѣнію, должно организовать трудъ. Въ своемъ знаменитомъ трактатѣ „Организація труда" онъ доказываетъ, что государство должно сначала создать общественныя мастерскія — производительныя ассоціаціи, которыя постепенно вытѣснятъ частныя промышленныя предпріятія, а затѣмъ станутъ руководить общественною дѣятельностью въ качествѣ высшаго регулятора производства; при этомъ само государство должно быть основано на демократическихъ началахъ. Въ отношеніи распредѣленія общаго продукта производства Луи Бланъ выставляетъ формулу: „каждый по его способностямъ, каждому по его нуждамъ", или „долгъ — соразмѣрно со способностями и силами, право — соразмѣрно съ нуждами".

В. Въ чемъ выразилось у Луи Блана сближеніе практическихъ требованій соціализма того времени съ данными экономической науки?

О. Въ его выясненіи истиннаго понятія „капиталъ".

В. Какъ понимался „капиталъ" соціалистами ранняго періода?

О. До Луи Блана у представителей соціализма „капиталъ" смѣшивался съ „классомъ капиталистовъ", почему и въ самомъ капиталѣ они готовы были видѣть источникъ всѣхъ существующихъ соціальныхъ бѣдствій.

В. Какое отношеніе къ капиталу мы видимъ у Луи Блана?

О. Луи Бланъ первый изъ соціалистовъ призналъ, что капиталъ является великою и полезною силой, необходимою въ производствѣ: безъ капитала невозможно никакое производство.

В. Чѣмъ же Луи Бланъ объяснялъ современныя нестроенія въ обществѣ?

О. Тѣмъ, что капиталъ не принадлежитъ самимъ представителямъ труда, т.е. рабочимъ.

В. Что, по его мнѣнію, должно исправить это нестроеніе?

О. Передача капитала въ руки рабочихъ ассоціацій, но не отдѣльно другъ отъ друга, ибо въ такомъ случаѣ между ними возникла бы нежелательная конкуренція, а въ лицѣ единой всеобщей ассоціаціи подъ руководствомъ государства.

В. Какое характерное требованіе Луи Бланъ предъявляетъ государству?

О. Онъ требуетъ, чтобы государство руководилось указаніями науки. По его мнѣнію, это необходимо потому, что ходъ человѣческихъ дѣлъ долженъ быть независимымъ отъ случайностей и произвола свободной конкуренціи, вносящей анархію въ производство. Общество, по его мнѣнію, должно быть произведеніемъ науки.

В. Кто еще изъ современниковъ Луи Блана достоинъ упоминанія?

О. Такимъ является Прудонъ — авторъ брошюръ: „Что такое собственность?" и „Система экономическихъ противорѣчій или философія нищеты".

В. Чѣмъ онъ замѣчателенъ?

О. Тѣмъ, что первый подвергъ критикѣ собственность, какъ таковую, придя къ парадоксальному выводу, что собственность является кражею (la propriété c'est le vol).

B. Чѣмъ его взгляды отличаются отъ взглядовъ Луи Блана?

О. Во-первыхъ, отношеніемъ къ государству: Прудонъ совершенно упраздняетъ государство, замѣняя его договоромъ сторонъ. Во-вторыхъ, „право на трудъ" Луи Блана онъ замѣнилъ „правомъ на кредитъ", который долженъ быть взаимнымъ и даровымъ.

В. Чѣмъ обусловливается, по его мнѣнію, необходимость хорошей организаціи кредита?

О. Тѣмъ, что безъ кредита невозможенъ обмѣнъ.

В. О какомъ обмѣнѣ говоритъ Прудонъ?

О. Онъ учитъ о взаимномъ обмѣнѣ не предметовъ, а услугъ.

В. Какимъ образомъ можетъ быть организованъ этотъ обмѣнъ?

О. При посредствѣ банка, акціонерами котораго состоятъ производители.

В. Въ чемъ заключается оригинальность воззрѣній Прудона по отношенію къ остальнымъ соціалистическимъ ученіямъ?

О. Въ томъ, что онъ, наравнѣ съ институтомъ собственности, подвергъ критикѣ и идею „общности", а также въ томъ, что онъ оказался противникомъ роста крупной промышленности и централизаціи труда, между тѣмъ, какъ позднѣйшій соціализмъ именно въ этомъ процессѣ увидѣлъ тотъ путь, по которому только и можетъ совершиться осуществленіе основныхъ требованій соціализма.

В. Гдѣ именно соціализмъ получилъ свое полное развитіе, свою теоретическую полность и обоснованность?

О. Свое окончательное въ современномъ смыслѣ развитіе соціализмъ получилъ въ Германіи.

В. Кто оказались первыми представителями соціализма въ Германіи?

О. Въ Германію соціалистическія ученія проникли изъ сосѣдней Франціи, гдѣ для нихъ подготовила почву французская революція. Впервые французскимъ соціализмомъ, а именно сенъ-симонизмомъ, въ Германіи увлеклись Гейне, Гессъ и Грюнъ и представители такъ-называемой „молодой Германіи".

В. Какая именно сторона соціалистическаго ученія привлекла ихъ вниманіе?

О. Ихъ вниманіе было привлечено не экономической стороной соціализма, а его моральными тенденціями, направленными къ такъ-называемой „реабилитаціи плоти".

В. Чѣмъ замѣчателенъ Гессъ?

О. Онъ впервые сдѣлалъ попытку облечь идеи соціализма въ фразеологію гегеліанской школы, являясь въ этомъ отношеніи предшественникомъ Маркса, подобно тому, какъ Луи Бланъ считается его предшественникомъ въ томъ, что первый поставилъ соціализмъ въ связь съ политической экономіей.

В. Кто является въ Германіи какъ бы связующимъ звеномъ между первоначальнымъ утопизмомъ и позднѣйшими тенденціями соціализма?

О. Вейтлингъ. Хотя его ученіе и отмѣчено, какъ утопизмъ, тѣмъ не менѣе онъ первый указалъ въ соціализмѣ политическое знамя пролетаріата.

В. Кто первый поставилъ вопросъ о соціализмѣ на историческую почву?

О. Впервые на историческую почву соціализмъ былъ поставленъ Лоренцомъ Штейномъ, который самъ, впрочемъ, не былъ соціалистомъ.

В. Какова роль Лоренца Штейна по отношенію къ соціализму?

О. Онъ первый указалъ въ соціализмѣ явленіе историческое, связывая его съ результатами соціальной эволюціи, которая создала современный общественный строй, въ частности способствовала образованію пролетаріата. Особенность этого строя, а именно классовая борьба между буржуазіей и пролетаріатомъ, и является соціально-экономическою подкладкой соціализма.

В. Считалъ ли онъ соціализацію общественнаго строя неизбѣжною?

О. Переходъ современнаго общества къ соціалистическому строю Лоренцъ Штейнъ не считалъ неизбѣжнымъ, хотя онъ и ставилъ соціализмъ въ связь съ историческою эволюціей общественной жизни. Если французскій соціализмъ является не случайнымъ явленіемъ и имѣетъ историческое основаніе, то оно уже содержится и въ нѣмецкой жизни, хотя бы и въ качествѣ отдаленнаго будущаго. Тѣмъ не менѣе Лоренцъ Штейнъ далекъ, чтобы самому идти навстрѣчу соціализму. Наоборотъ, онъ желалъ и совѣтовалъ, чтобы Германія въ своей наукѣ примирила соціальныя противорѣчія европейскаго міра, которыя представляютъ удобную почву для возникновенія соціалистическихъ движеній.

В. Какъ же нѣмецкая философская мысль поставила проблему этого примиренія?

О. Къ ожесточенной классовой борьбѣ, стяжательству капиталистовъ и озлобленію класса рабочихъ, сосредоточившихъ свои помыслы на „экспропріаціи экспропріаторовъ", она рекомендуетъ ввести нравственный коррективъ. То-есть рекомендуетъ поставить обязанность выше права какъ со стороны хозяевъ, такъ и рабочихъ. Обязанность должна быть источникомъ права.

В. Кто изъ германскихъ экономистовъ считаются ближайшими предшественниками Маркса?

О. Таковыми являются Родбертусъ и Лассаль.

В. Въ чемъ значеніе экономическихъ трудовъ Родбертуса?

О. Родбертусъ послѣдовательно развиваетъ ошибочную мысль, ранѣе него высказанную Адамомъ Смитомъ и Рикардо, о томъ, что всѣ блага слѣдуетъ разсматривать исключительно, какъ продукты труда, который поэтому и является единственнымъ источникомъ всякой цѣнности. Впослѣдствіи эта мысль стала моральньмъ оправданіемъ того общественнаго переворота на соціалистическихъ началахъ, необходимость и неизбѣжность котораго доказывалъ Марксъ.

В. Къ какому времени относится дѣятельность Лассаля?

О. Дѣятельность Лассаля современна дѣятельности Маркса и Энгельса.

В. Какъ должно оцѣнивать дѣятельность Лассаля вообще?

О. Принимая въ соображеніе всю дѣятельность Лассаля, его слѣдуетъ отнести преимущественно къ практическимъ дѣятелямъ соціализма, въ качествѣ перваго основателя такъ-называемой соціалъ-демократіи. Въ теоретическомъ отношеніи его ученіе представляетъ собою соединеніе заимствованныхъ имъ у другихъ писателей идей, какія ему были практически необходимы.

В. Къ кому особенно приближается Лассаль въ своемъ ученіи?

О. Къ Луи Блану, у котораго онъ заимствовалъ идею рабочихъ ассоціацій, организуемыхъ государствомъ, которыя должны вытѣснить частныя предпріятія.

В. Что еще характерно для ученія Лассаля?

О. Онъ заимствовалъ еще у прежнихъ экономистовъ нынѣ опровергнутый, такъ-называемый „желѣзный законъ" заработной платы, состоящій въ томъ, что трудъ рабочаго будто бы оплачивается лишь минимумомъ средствъ, необходимыхъ для пропитанія рабочаго, въ виду конкуренціи между ними.

Научный соціализмъ.

В. Какова роль Маркса въ развитіи соціализма?

О. До Маркса соціалистическія ученія являлись въ видѣ отдѣльныхъ теорій — то экономическихъ, то исключительно моральныхъ, иногда даже чисто-религіозныхъ въ сектантскомъ духѣ (сенъ-симонизмъ, не говоря уже о таборитахъ, анабаптистахъ, цвиккаусскихъ пророкахъ, Т. Мюнстерѣ и друг.), или подъ знаменемъ христіанства (Пьеръ Леру, Бюше и др.). Такая неопредѣленность и разнохарактерность соціалистическихъ ученій обусловливалась личными убѣжденіями авторовъ, печать индивидуальности которыхъ невольно ложилась на ихъ ученія. Марксъ первый опредѣленно выразилъ сущность соцализма, выяснивъ его дѣйствительное значеніе и смыслъ.

В. Чѣмъ явился соціализмъ въ ученіи Маркса?

О. Въ ученіи Маркса соціализмъ пытается быть „всѣмъ для всѣхъ", т.е. старается дать точные отвѣты на всѣ тѣ вопросы, изъ которыхъ обыкновенно слагается міросозерцаніе человѣка, этимъ самымъ претендуя на значеніе философскаго ученія и даже религіи.

В. Какимъ образомъ сложилась такая философія соціализма?

О. Поводомъ къ тому послужила, во-первыхъ, необходимость научнаго обоснованія требуемаго соціализмомъ перехода къ новому общественному строю. Во-вторыхъ, цѣлостность міросозерцанія требовала со стороны соціализма точнаго выясненія его отношеній къ другимъ сторонамъ общественной и личной (индивидуальной) жизни.

В. Въ чемъ состоитъ, по Марксу, будущее образованіе (реорганизація) общественнаго строя на соціалистическихъ началахъ?

О. Эта реорганизація представляетъ собою уничтоженіе частной собственности на капиталъ съ переходомъ орудій производства къ массамъ трудящагося класса и введеніе планомѣрнаго общиннаго (коллективистическаго) способа производства.

В. Что собственно новаго мы находимъ у Маркса сравнительно съ предшествующими соціалистами?

О. Съ его точки зрѣнія, реорганизація общественнаго строя на соціалистическихъ началахъ является исторически-неизбѣжною и морально-необходимою.

В. Чѣмъ доказываетъ Марксъ ея историческую неизбѣжность?

О. Ея историческая неизбѣжность въ ученіи Маркса доказывается особою теоріей историческаго процесса, какая съ тѣхъ поръ извѣстна подъ именемъ „историческаго матерiализма".

В. Въ чемъ заключается сущность теоріи историческаго матеріализма?

О. Главнымъ факторомъ историческаго процесса Марксъ считаетъ экономическія отношенія, создающіяся въ результатѣ возникновенія и развитія новыхъ производственныхъ силъ. Эти отношенія опредѣляютъ собою весь ходъ исторіи.

В. Въ какое отношеніе ставитъ Марксъ факторъ экономическаго развитія къ другимъ равноцѣннымъ факторамъ исторіи?

О. Марксъ доказываетъ, что всѣ другія стороны общественной и индивидуальной жизни, которыя выдающіеся мыслители всѣхъ временъ считаютъ самостоятельными силами, дѣйствующими въ исторіи и опредѣляющими историческій процессъ, зависятъ исключительно отъ экономическихъ отношеній.

В. Въ какой формѣ, по мнѣнію Маркса, выражается эта зависимость?

О. По матеріалистической философіи Маркса, взятой имъ у Фейербаха и такъ-назыв. „лѣвой" гегельянства, въ основѣ жизни общества и личности лежитъ экономическая дѣятельность и вообще — только матеріальный интересъ; этимъ опредѣляются соціальныя отношенія, и изъ нихъ возникаютъ религіозныя, моральныя и правовыя идеи. Вмѣстѣ съ политическими и моральными идеями и правовымъ строемъ, возникающими на основѣ экономическихъ отношеній, — религія, философія, наука и вообще вся культура считаются „идеологическою надстройкою" надъ экономическимъ фундаментомъ.

В. Каково взаимное соотношеніе основного историческаго фактора и „идеологической надстройки" въ процессѣ исторіи по Марксу?

О. Историческое развитіе идетъ, — въ соотвѣтствіи съ философіей Гегеля, — „діалектическимъ путемъ", чрезъ образованіе противорѣчій между измѣнившимися экономическими условіями и старою „идеологическою надстройкой," — противорѣчій, которыя и являются мотивами классовой борьбы.

В. Въ какихъ основныхъ моментахъ развивается ходъ историческаго процесса?

О. Ходъ историческаго процесса представляетъ собою послѣдовательную смѣну слѣдующихъ основныхъ моментовъ:

1) возникновеніе (въ результатѣ экономической эволюціи) и выступленіе на сцену исторіи новыхъ производственныхъ силъ;

2) измѣненіе экономическихъ отношеній, слагающихся въ зависимости отъ способовъ производства и обмѣна продуктовъ;

3) становленіе ихъ въ противорѣчіе съ существующими, т.е. сложившимися ранѣе на почвѣ прежнихъ экономическихъ отношеній, отношеніями правовыми и вообще съ „надстройкою"; отсюда классовая рознь и борьба;

4) соціальная революція, въ результатѣ которой — преобразованіе „идеологической надстройки" соотвѣтственно новымъ экономическимъ отношеніямъ.

В. Какъ оцѣниваетъ Марксъ современную дѣйствительность въ соціальномъ смыслѣ?

О. Подводя современную дѣйствительность подъ схему моментовъ, въ которыхъ развивается историческій процессъ, Марксъ находитъ, что въ настоящее время прогрессивно растетъ коренное противорѣчіе между развивающеюся экономическою дѣйствительностью и старою „идеологическою надстройкой". На сцену исторіи теперь, по мнѣнію Маркса, выступили новыя производственныя силы и требуютъ переустройства всей „надстройки".

В. Чѣмъ обусловилось появленіе новыхъ производственныхъ силъ?

О. Развитіемъ техники.

В. Къ какимъ послѣдствіямъ приводитъ развитіе техники?

О. Развитіе техники и вызванная ею возможность крайняго раздѣленія труда послужили причиной развитія крупныхъ промышленныхъ предпріятій, постепенно вытѣснившихъ мелкія.

В. Почему развитіе техники и раздѣленіе труда повлекли за собою вытѣсненіе мелкихъ предпріятій крупными?

О. Примѣненіе техническихъ усовершенствованій и раздѣленіе труда увеличили его производительность: одинаковая затрада труда, при усовершенствованныхъ орудіяхъ производства, даетъ больше продуктовъ, чѣмъ при менѣе совершенныхъ. Поэтому примѣненіе къ производству орудій новаго типа повлекло за собою удешевленіе продуктовъ. Мелкіе предприниматели, не имѣя достаточнаго капитала, не могли въ своихъ небольшихъ промышленныхъ предпріятіяхъ примѣнить полностью всѣ техническія усовершенствованія, а потому и не въ состояніи были конкурировать съ крупными въ дешевизнѣ производимыхъ продуктовъ.

В. Какія послѣдствія имѣло раздѣленіе труда, кромѣ увеличенія его производительности?

О. Раздѣленіе труда потребовало объединенія огромнаго количества рабочихъ рукъ въ одномъ предпріятіи, чѣмъ способствовало созданію новаго общественнаго класса, такъ-называемаго „четвертаго сословія".

В. Что еще способствовало возникновенію рабочаго класса?

О. Этому еще способствовало то обстоятельство, что съ вытѣсненіемъ мелкихъ предпріятій крупными рабочій классъ пополнялся бывшими представителями мелкой промышленности, которые, не будучи въ состояніи конкурировать съ крупными предпринимателями, должны были сами дѣлаться рабочими этихъ предпріятій.

В. Чѣмъ характеризуется современный классъ рабочихъ, или такъ-называемый „пролетаріатъ"?

О. Характерною чертой „пролетаріата" является его юридическая свобода при экономическомъ рабствѣ.

В. Въ чемъ заключается рабство рабочаго?

О. Онъ всецѣло зависитъ отъ капитала, въ лицѣ его представителя.

В. Какъ складывается въ настоящее время соціальная жизнь?

О. Жизнь нашего времени складывается въ формѣ классовой борьбы между капиталистами и рабочими.

В. Къ чему, по мнѣнію Маркса, должна привести эта борьба?

О. Къ побѣдѣ пролетаріата надъ капиталистами и передачѣ капитала въ руки представителей труда.

В. Чѣмъ обосновывается у Маркса такой исходъ борьбы?

О. Такой исходъ этой борьбы представляется ему неизбѣжнымъ, въ виду особенностей современнаго экономическаго строя, въ которомъ наблюдается естественный ростъ капитала и возможность свободной конкуренціи.

В. Какъ происходитъ естественный ростъ капитала?

О. Онъ происходитъ такимъ образомъ, что та прибыль, какую предприниматель получаетъ на затраченный имъ въ производство капиталъ, сама обращается имъ въ капиталъ, т.е. идетъ на производство новыхъ цѣнностей наравнѣ съ первоначальнымъ капиталомъ, на который и сама она была получена. Съ ростомъ капитала растетъ и прибыль на него, а съ ростомъ прибыли продолжаетъ расти и капиталъ.

В. Что считается слѣдствіемъ роста капитала?

О. Слѣдствіемъ прогрессивнаго роста капитала считается постепенная концентрація его въ рукахъ немногихъ владѣльцевъ.

В. Что называется свободною конкуренціей предпріятій?

О. Тѣ отношенія отдѣльныхъ предпріятій другъ къ другу, какія возникаютъ въ результатѣ такой системы общественнаго хозяйства, когда возникновеніе и развитіе промышленныхъ предпріятій зависитъ отъ частной иниціативы членовъ даннаго общества.

В. Въ чемъ состоитъ конкуренція между промышленными предпріятіями?

О. Въ томъ, что каждое предпріятіе, стремясь обезпечить себѣ сбытъ товаровъ, старается превзойти другія однородныя предпріятія улучшеніемъ качества продуктовъ и пониженіемъ цѣны на нихъ; вслѣдствіе этого дѣлаются большія затраты на производство, не покрываемыя, при дешевизнѣ товаровъ, выручкой за нихъ. Стараясь превзойти одно другое, предпріятія доходятъ до такихъ предѣловъ, когда дальше идти уже некуда, такъ какъ дальнѣйшее пониженіе цѣнъ на вырабатываемые ими продукты грозитъ чистыми убытками и банкротствомъ. Такіе моменты въ жизни промышленныхъ предпріятій называются кризисами. Многія менѣе обезпеченныя предпріятія не выдерживаютъ такой конкуренціи и сходятъ со сцены, не будучи въ силахъ вести борьбу.

В. Какъ отражаются промышленные кризисы и банкротство предпріятій на рабочихъ?

О. Банкротство и закрытіе промышленныхъ предпріятій влечетъ за собою образованіе массы безработныхъ.

В. Въ какомъ, слѣдовательно, направленіи, съ точки зрѣнія Маркса, идетъ развитіе современнаго капиталистическаго строя?

О. Развитіе современнаго капиталистическаго строя идетъ въ сторону совмѣщенія (концентраціи) капиталовъ въ немногихъ рукахъ — съ одной стороны и роста пролетаріата — съ другой, къ раздѣленію (дифференціаціи) труда и капитала и борьбѣ (антагонизму) между ними.

В. Каковы, по мнѣнію Маркса, послѣдствія этихъ слагающихся на экономической почвѣ отношеній между представителями труда и капитала?

О. Послѣдствіемъ этихъ отношеній должно явиться возстаніе пролетаріата, дисциплинированнаго продолжительнымъ участіемъ въ обширныхъ, планомѣрно организованныхъ производствахъ.

В. Каковъ долженъ быть результатъ этого возстанія?

О. Результатомъ этого возстанія долженъ явиться новый соціальный, построенный на соціалистическихъ началахъ строй.

В. Каковы особенности этого строя?

О. Въ основу этого строя будутъ положены: a) право общественной собственности на всѣ безъ исключенія орудія производства, т.е. на капиталъ; b) организація общественнаго труда на чисто-демократическихъ началахъ; c) постепенное обобществленіе продуктовъ потребленія.

В. Въ чемъ будетъ заключаться это обобществленіе?

О. Сначала продукты труда будутъ распредѣляться пропорціонально количеству индивидуальнаго труда. Но съ теченіемъ времени самый трудъ долженъ изъ бремени стать потребностью человѣка. Тогда распредѣленіе продуктовъ будетъ производиться соразмѣрно потребностямъ каждаго. Такъ осуществится соціалистическій идеалъ: „каждый по своимъ способностямъ, каждому по его потребностямъ".

В. Чѣмъ обусловливается у Маркса моральная необходимость соціалистическаго переворота въ обществѣ и оправдывается отобраніе капитала у законныхъ его владѣльцевъ?

О. Отобраніе (экспропріацію) капитала у теперешнихъ его владѣльцевъ („экспропріацію экспропріаторовъ") Марксъ старается оправдать такъ-называемою теоріей „прибавочной цѣнности", заимствованною у прежнихъ экономистовъ (Адамъ Смитъ, Рикардо, Родбертусъ).

В. Чему учитъ эта теорія?

О. Согласно этой теоріи, „трудъ есть единственный источникъ и основа матеріальныхъ цѣнностей". Самый капиталъ представляетъ собою продуктъ предшествующаго труда; его возникновеніе является результатомъ того, что представители труда не получаютъ полностью произведенныхъ ими продуктовъ, часть которыхъ идетъ въ пользу капиталистовъ и обращается послѣдними на новое производство. Часть, представляющая собою разницу между рыночною стоимостью продукта и платой, какую получаетъ за него рабочій, и есть „прибавочная цѣнность".

В. Какой выводъ дѣлаетъ Марксъ, примѣняя эту теорію къ требованіямъ соціализма?

О. Этимъ Марксъ оправдываетъ требованія соціализма, которыя, по его мнѣнію, простираются только на возвращеніе рабочимъ того, что у нихъ несправедливо было отнято и что имъ принадлежитъ по праву.

В. Кто изъ современниковъ явился ближайшимъ сотрудникомъ и сподвижникомъ Маркса?

О. Сотрудникомъ и сподвижникомъ Маркса былъ Энгельсъ, который въ своемъ изслѣдованіи положенія рабочаго класса въ Англіи проводилъ, между прочимъ, ту идею, что современное капиталистическое хозяйство обусловливаетъ не только развитіе буржуазіи, но и ея грядущій упадокъ, а потому капиталистическій строй вмѣстѣ съ настоящимъ угнетеніемъ пролетаріата носитъ въ себѣ и зародыши его будущаго освобожденія и господства.

В. Чѣмъ ознаменовалось дальнѣйшее, послѣ Маркса, развитіе соціализма?

О. Въ 1899 году среди самихъ марксистовъ произошелъ расколъ.

В. Что явилось причиною этого раскола?

О. Появилось въ этомъ году сочиненіе Бернштейна „Предпосылки соціализма и задачи соціалъ-демократіи"; въ этомъ сочиненіи подвергнуты пересмотру, съ научной точки зрѣнія, основныя идеи Маркса и найдены во многихъ отношеніяхъ наивными и несостоятельными; вмѣстѣ съ тѣмъ сочиненіе это касается и вопросовъ практической политики.

В. Чего коснулась въ ученіи Маркса критика Бернштейна?

О. Бернштейнъ подвергъ критикѣ какъ-разъ ту часть марксизма, съ какою онъ неразрывно, по справедливому замѣчанію извѣстнаго соціалиста-марксиста Каутскаго, „стоитъ и падаетъ", а именно — его соціологію и теорію „ историческаго матеріализма".

В. Какъ Бернштейнъ относится къ теоріи историческаго матеріализма?

О. Онъ отвергаетъ ее, утверждая, что въ историческомъ процессѣ дѣйствуютъ не одинъ экономическій, но много другихъ, не менѣе, но даже болѣе важныхъ факторовъ.

В. На что, кромѣ историческаго матеріализма, Бернштейнъ обращаетъ вниманіе въ ученіи Маркса?

О. Онъ ставитъ на видъ марксистамъ, что и въ ихъ ученіи чистая или теоретическая сторона соціализма недостаточно ограничена отъ практической, прикладной, а также указываетъ рядъ противорѣчій въ аргументаціи (предпосылкахъ) и выводахъ (задачахъ и слѣдствіяхъ) марксизма.

В. Кто полемизировалъ съ Бернштейномъ, защищая марксизмъ?

О. Марксизмъ защищалъ Каутскій.

В. Каковъ результатъ этой полемики?

О. Въ результатѣ этой полемики самъ Каутскій вынужденъ былъ признать, что историческій матеріализмъ теоретически еще мало разработанъ и мало обоснованъ.

В. Что вообще слѣдуетъ различать въ марксизмѣ или научномъ соціализмѣ?

О. Въ научномъ соціализмѣ слѣдуетъ различать, во-первыхъ, теорію экономическую, которая въ политической экономіи образовала отдѣльную школу, во-вторыхъ, необходимую для научнаго обоснованія экономической теоріи — теорiю историко-философскую (историческій матеріализмъ) и, въ-третьихъ, наконецъ, обще-философскія воззрѣнія, лежащія въ основѣ историко-философской теоріи и опредѣляющія въ то же время отношеніе научнаго соціализма къ различнымъ сторонамъ жизни: къ религіи, этикѣ, браку, семьѣ и т. д.

В. Какъ соціализмъ относится къ религіи?

О. Слѣдуетъ различать со стороны соціализма два отношенія къ религіи: до Маркса эти отношенія опредѣлялись личными убѣжденіями авторовъ, а потому представляютъ собою немалое разнообразіе. Со времени же Маркса сложилось къ религіи совершенно опредѣленное отношеніе.

В. Какіе взгляды на религію мы встрѣчаемъ у соціалистовъ до Маркса?

О. Сенъ-симонизмъ открыто выступилъ, какъ религіозная секта. Бюше самый католицизмъ старался истолковать въ соціалистическомъ духѣ. Точно также и тенденціи Пьера-Леру были отмѣчены явно-религіознымъ настроеніемъ. Между тѣмъ, уже Оуенъ, а за нимъ Прудонъ стояли на атеистической точкѣ зрѣнія, тогда какъ Луи Бланъ склонялся къ деистическимъ вѣрованіямъ.

В. Какъ смотритъ на религію Марксъ?

О. Съ точки зрѣнія научнаго соціализма Маркса религія не имѣетъ самостоятельнаго значенія въ жизни человѣчества и является, подобно всякой „идеологіи", всего лишь надстройкой на фундаментѣ экономическихъ отношеній общества; она всецѣло обусловлена и зависитъ отъ экономическихъ отношеній общества, почему съ измѣненіемъ ихъ мѣняются, по мнѣнію марксизма, и соотвѣтствующія имъ религіозныя формы. Такъ, съ замѣною современнаго общественнаго строя соціалистическимъ должны будутъ разрушиться сами собою и современныя формы религіи. Впрочемъ, марксизму свойственно стремленіе самому стать авторитетомъ съ религіознымъ оттѣнкомъ, по­чему одинъ изъ соціалистическихъ идеологовъ — Дицгенъ считаетъ ученіе Маркса „евангеліемъ новаго времени, имѣющимъ произвести переворотъ во всемъ нашемъ мышленіи".

В. Какое значеніе научный соціализмъ сообщаетъ этикѣ?

О. Этическія начала, подобно религіи, являются, по воззрѣнію марксизма, „идеологическою надстройкою" на почвѣ соціально-экономическихъ отношеній.

В. Къ какимъ основнымъ пунктамъ сводится, такимъ образомъ, ученіе Маркса?

О. Оно сводится къ тремъ основнымъ моментамъ:

1) Къ теоріи историческаго матеріализма, которою обусловливается неизбѣжность перехода къ соціалистическому строю.

2) Къ теоріи трудовой цѣнности, которою морально оправдывается такой переходъ.

3) Къ общей характеристикѣ самаго соціалистическаго строя, переходъ къ которому, по ученію Маркса, необходимъ и исторически неизбѣженъ.

В. На что опирается теорія историческаго матеріализма Маркса?

О. Она опирается на болѣе общую философскую предпосылку матеріалистическаго монизма.

В. Что обозначается понятіемъ „монизма"?

О. Монизмомъ современная философія называетъ такой родъ мышленія, который кладетъ въ основу мірозданія какое-нибудь одно начало, въ силу присущаго нашему мышленію стремленія къ единству.

В. Что кладется философскимъ монизмомъ въ основу мірозданія?

О. Нѣкоторые монисты основу міра видятъ въ психическомъ началѣ (идеализмъ); другіе этою основою полагаютъ матерію (матеріализмъ); третьи, наконецъ, считаютъ, что въ основѣ міра лежитъ начало, которое не есть ни психическое, ни физическое, а нѣчто, не встрѣчающееся въ доступномъ намъ опытѣ (агностицизмъ).

В. Что, такимъ образомъ, мы называемъ матеріалистическимъ монизмомъ?

О. Матеріалистическимъ монизмомъ мы называемъ такое философское направленіе, которое въ основѣ всего сущаго мыслитъ матерію.

В. Подъ какимъ еще именемъ въ философіи извѣстенъ матеріалистическій монизмъ?

О. Въ философіи онъ называется еще метафизическимъ матеріализмомъ.

В. Что значитъ „метафизическій"?

О. Слово „метафизическій" является производнымъ отъ слова „метафизика", а метафизикой называется та часть философіи, которая старается восполнить незаконченную картину міра, которую даетъ намъ научное знаніе, тѣмъ, что, безъ противорѣчій даннымъ науки и опираясь на голосъ чувства, указываетъ помощью мысли внутренній смыслъ міра. Данныя науки въ настоящее время недостаточны для того, чтобы ими полностью объяснить все существующее, и еще большой вопросъ, будутъ ли когда-либо достаточны для этого. Но такъ какъ въ человѣкѣ живетъ ничѣмъ неподавляемая потребность осмыслить міръ и свою собственную жизнь, онъ во что бы то ни стало старается существующее объяснить хотя-бы съ помощью того скуднаго матеріала, какой ему даетъ наука — съ одной стороны и его собственная способность мыслить, чувствовать, желать — съ другой. Съ помощью этого матеріала мыслитель создаетъ извѣстную картину міра, отмѣчая его нравственнымъ смысломъ и значеніемъ, и въ такомъ видѣ она является метафизическимъ построеніемъ. Такимъ образомъ, метафизика въ сущности является продуктомъ умозрѣнія, только въ отправныхъ пунктахъ опирающагося на провѣренныя и доказанныя наукою положенія.

В. Почему же матеріалистическій монизмъ называется

метафизическимъ"?

О. Онъ называется такъ потому, что въ опытѣ намъ даны два начала, дѣйствующія въ извѣстной и доступной намъ дѣйствительности: начало психическое и начало фи­зическое — духъ и матерія. Эти два начала несводимы другъ къ другу, и одно изъ нихъ не переходитъ въ другое, хотя они и неразрывно связаны другъ съ другомъ. Поэтому утвержденіе, что одно изъ нихъ представляетъ собою основу всей дѣйствительности, — не есть результать опыта, но является предвзятымъ построеніемъ человѣческой мысли и относится къ области метафизики.

В. Что вытекаетъ изъ предпосылокъ метафизическаго матеріализма въ отношеніи человѣческой природы?

О. Человѣческая природа разсматривается исключительно съ матеріальной стороны. Съ точки зрѣнія матеріалистическаго монизма, духъ нигдѣ самостоятельнаго значенія не имѣетъ и вся психическая дѣятельность человѣка разсматривается, какъ функція нервной системы, мысль — какъ функція мозга, подобно тому, какъ выдѣленіе желчи есть функція печени. Принявъ это положеніе, необходимо придти къ выводу, что чисто-матеріальныя потребности и ихъ удовлетвореніе является господствующимъ и даже единственнымъ двигателемъ (стимуломъ) человѣческой дѣятельности, — что и принимается историческимъ матеріализмомъ, какъ непреложный законъ. Съ другой стороны, для того, чтобы физическую жизнь принять и объявить единственно цѣнною въ человѣкѣ, необходимо напередъ рѣшить, что духовное начало есть нѣчто производное, подчиненное, и самостоятельнаго значенія, по природѣ своей, имѣть не можетъ. Такимъ образомъ, метафизическій и историческій матеріализмъ тѣсно связаны другъ съ другомъ.

В. Всѣ ли марксисты принимаютъ посылки метафизическаго матеріализма?

О. Серьезная критика матеріалистическаго монизма вынудила позднѣйшихъ послѣдователей Маркса, какъ, напримѣръ, Каутскій, отвергнуть его посылки.

В. До какой степени положенія метафизическаго матеріализма пріемлемы серьезною критикой?

О. Философія отвергаетъ его основное положеніе о самостоятельномъ значеніи матеріи и несамостоятель­ности духа, на томъ основаніи, что самое понятіе матеріи является не болѣе, какъ построеніемъ познающаго духа, гипотезой, полезной для естественныхъ наукъ.

В. Какимъ образомъ познающій интеллектъ строитъ понятіе матеріи?

О. Первоначально въ потокѣ переживаній все слито въ одну непрерывность, „я" и „не я" не отграничены другъ отъ друга въ пробудившемся сознаніи человѣка. И только постепенно, путемъ опыта, руководимаго притомъ врожденною идеей бытія духовнаго, у него образуются представленія міра внѣшняго — физическаго и внутренняго — психическаго, между которыми посрединѣ занимаетъ мѣсто его собственное тѣло. Тѣло хотя и является несомнѣнно частью внѣшняго міра, однако, въ то же время и подлежитъ непосредственному воздѣйствію воли нашего „я". Міръ духовный извѣстенъ человѣку непосредственно. Міръ же физическій — постольку, поскольку онъ отражается его собственною духовною природою, и познающій умъ, выдѣляя духовную сущность собственнаго „я" въ общемъ потокѣ переживаній, все, что является „не я", объединяетъ подъ общимъ именемъ „матеріи"[2]. Съ этой точки зрѣнія понятіе матеріи является вполнѣ отрицательнымъ, и настоящее опредѣленіе его должно выразиться приблизительно такимъ образомъ: матерія есть все то, что не есть духъ, такъ какъ истинная самостоятельная сущность матеріи остается непознаваемой; сама же матерія фигурируетъ исключительно, какъ противоположность духовной сущности.

В. Какую роль играетъ матерія въ нашемъ знаніи?

О. Наше знаніе слагается изъ опыта, который соотвѣтствующимъ образомъ обрабатывается мышленіемъ. Самый-же опытъ есть отраженіе въ сознаніи человѣка всего того, съ чѣмъ онъ сталкивается въ жизни. Такимъ образомъ, опытъ въ своемъ цѣломъ есть достояніе духовной дѣятельности человѣка: міръ намъ является такимъ, какимъ мы его сознаемъ. А сознаемъ мы не только свои мысли, чувства, желанія, т.е. себя самихъ, но и противополагаемъ въ своемъ сознаніи себя тому, что не есть мы, и познающій умъ строитъ понятіе матеріи, чтобы выдѣлить въ немъ то, чего началомъ не является его психика, духовное начало. Отсюда очевидно, что матерія есть понятіе производное и самостоятельнаго значенія имѣть не можетъ.

В. Въ чемъ, такимъ образомъ, заключается ошибка матеріалистическаго монизма?

О. Ошибка метафизическаго матеріализма, такимъ образомъ, сводится къ тому, что то начало, которое считается производнымъ, т.е. второстепеннымъ, и которое, будучи нестроеніемъ познающаго духа, всецѣло имъ обусловлено, принимается, однако, за основное, тогда какъ духъ, отъ котораго, на самомъ дѣлѣ, зависитъ въ своемъ возникновеніи понятіе матеріи, считается производнымъ.

В. Въ какое отношеніе несостоятельность метафизичеркаго матеріализма становится къ ученію матеріализма историческаго?

О. Разъ отвергается основное значеніе матеріи вообще, разъ матерія со всѣми ея свойствами является такою, какою ее строитъ воспринимающій духъ человѣка, — то, очевидно, и самыя физическія потребности человѣка могутъ считаться дѣйствительными мотивами его дѣятельности лишь постольку, поскольку онѣ имъ сознаются. Такимъ образомъ, какова бы ни была дѣятельность человѣка, будетъ ли она направлена къ созданію матеріальныхъ или духовныхъ цѣнностей, — все равно ея основою въ концѣ концовъ является духовная дѣятельность[3].

В. Принимается ли эта поправка марксизмомъ?

О. Каутскій, Жоресъ и нѣкоторые другіе позднѣйшіе марксисты приняли ее.

У нѣкоторыхъ представителей современнаго соціализма матеріалистическое пониманіе исторіи обставлено такими оговорками, что противъ нихъ почти ничего уже не приходится возражать. Такъ, по формулѣ Жореса, „развитіе моральныхъ идей человѣка опредѣлялось эволюціей экономическихъ отношеній, но въ то же время въ самой смѣнѣ соціальныхъ учрежденій проявлялся ищущій и дѣятельный человѣческій духъ". Жоресъ считаетъ поэтому возможнымъ „слить въ единую и нераздѣльную концеп­цію" матеріалистическое и идеалистическое пониманіе исторіи. Такихъ авторовъ едвали уже можно причислить къ историческимъ монистамъ; въ этихъ воззрѣніяхъ скорѣе слѣдуетъ усматривать самоопредѣленіе историческаго матеріализма.

В. Что даетъ эта поправка для выясненія характера общественной жизни?

О. Если отвергается основное значеніе матеріи въ смыслѣ міровой сущности, и если принято основною сущностью жизни и дѣятельности человѣка считать начало духовное, то, очевидно, и жизнь и дѣятельность общества, а, слѣдовательно, и всего человѣчества, есть процессъ духовный, такъ какъ люди вступаютъ въ общеніе другъ съ другомъ исключительно путемъ воздѣйствія психики одного изъ нихъ на психику другого[4].

В. Что даетъ эта поправка для критики историческаго матеріализма?

О. Если дѣятельность человѣчества и отдѣльнаго человѣка есть процессъ духовный, то возможно оспаривать то положеніе, что матеріальныя потребности являются доминирующимъ ея стимуломъ.

В. Въ чемъ заключается основная ошибка историческаго матеріализма?

О. Въ томъ, что въ немъ искажается дѣйствительная природа человѣка.

В. Въ чемъ состоитъ это искаженіе?

О. Въ томъ, что историческій матеріализмъ беретъ человѣка не такимъ, какой онъ есть въ дѣйствительно­сти — съ духовною сущностью, духовными запросами, съ его настоящими стремленіями, потребностями, радостями и печалями, а учитываетъ исключительно одну сторону его запросовъ — его физическія нужды, или, что еще уже, весь жизненный интересъ человѣка исчерпываетъ дѣятельностью, направленною на удовлетвореніе матеріальныхъ потребностей.

В. Въ чемъ состоитъ ошибка этого искаженія?

О. Ошибка даннаго искаженія состоитъ въ томъ, что та одна сторона природы человѣка, какую историческій матеріализмъ и беретъ во вниманіе, принимается за основу, на которой развивается вся жизнь человѣка, — другими сло вами, часть принимается за цѣлое.

В. Чѣмъ же на самомъ дѣлѣ являются матеріальныя потребности для человѣка?

О. Мы видѣли, что нѣкоторые считаютъ ихъ основнымъ стимуломъ человѣческой дѣятельности. Однако, существуетъ и противоположный взглядъ, согласно которому удовлетвореніе ихъ является лишь отрицательнымъ условіемъ, безъ котораго немыслимо существованіе человѣка, но, во всякомъ случаѣ, не причиной, которая бы могла опредѣлять весь ходъ и направленіе развитія человѣческой жизни. Какъ бы ни смотрѣли, въ данномъ случаѣ, различные мыслители, факты общественной и личной жизни, какіе намъ оставила сама исторія, краснорѣчивѣе всего свидѣтельствуютъ о томъ, что идейное развитіе — развитіе мысли и чувства — всегда имѣло и имѣетъ самостоятельное значеніе въ жизни человѣка и всего человѣчества, ибо чѣмъ же инымъ, какъ не этимъ развитіемъ, особенно въ религіозной формѣ, опредѣляется то мѣсто, какое занимаютъ и самыя матеріальныя потребности въ ряду другихъ потребностей человѣка?!

В. Чѣмъ объясняется ложность и односторонность теорій историческаго матеріализма?

О. Ея ложность и односторонность объясняется ея ненаучностью.

В. Въ чемъ состоитъ ненаучность этой теоріи?

О. Ненаучность ея обусловливается методологическою ошибкою, которая состоитъ въ тенденціи во что бы то ни стало упростить историческій процессъ.

В. Какимъ образомъ историческій матеріализмъ старается упростить историческій процессъ?

О. Это упрощеніе состоитъ въ томъ, что, вопреки исторической дѣйствительности, на мѣсто сложной сѣти факторовъ, дѣйствующихъ въ историческомъ процессѣ, становится исключительно одинъ изъ нихъ, а именно — экономическая дѣятельность. Въ дѣйствительности, историческій процессъ обусловленъ дѣйствіемъ множества факторовъ, сложность которыхъ далеко не исчерпывается исключительно дѣятельностыо общества, направленною на удовлетвореніе матеріальныхъ потребностей. Духовная дѣятельность человѣчества имѣетъ совершенно самостоятельное значеніе. Человѣческое творчество направлено въ различныя стороны, удовлетворяя не однѣ матеріальныя, но и духовныя его потребности. А потому исчерпывать весь ходъ исторіи исключительностью экономической дѣятельности, значитъ рѣшать вопросъ въ несоотвѣтствіи съ реальною дѣйствительностью[5].

В. Почему такое упрощеніе историческаго процесса должно считаться ненаучнымъ?

О. Оно ненаучно потому, что не соотвѣтствуетъ основному методу положительной науки.

В. Каковъ основной методъ всякой положительной науки?

О. Всякая положительная наука имѣетъ дѣло со всѣмъ разнообразіемъ эмпирической, т.е. данной въ опытѣ дѣйствительности, относительно которой и строитъ свои болѣе или менѣе широкія обобщенія, но такимъ образомъ, что при этомъ учитывается все разнообразіе этой эмпириче­ской дѣйствительности. Эти обобщенія правомѣрны до тѣхъ поръ, пока они не строятся въ ущербъ разнообразію реальной дѣйствительности, пока это разнообразіе находитъ въ нихъ свое выраженіе. За этими условіями обобщенія въ положительной наукѣ не имѣютъ мѣста.

В. Какимъ образомъ теорія историческаго матеріализма не отвѣчаетъ этому основному методологическому требованію всякой положительной науки?

О. Теорія историческаго матеріализма какъ разъ игнорируетъ разнообразіе исторической дѣйствительности, которая овидѣтельствуетъ о сложности факторовъ, дѣйствующихъ въ историческомъ процессѣ, — тѣмъ, что на мѣсто ихъ разнообразія выдвигаетъ единство одного изъ нихъ, тогда какъ другіе поставляются въ исключительную зависимость отъ этого одного, какимъ является дѣятельность, направленная къ удовлетворенію матеріальныхъ потребностей. Вопреки даннымъ дѣйствительнаго анализа историческаго процесса, одинъ факторъ объявляется основнымъ по отношенію къ другимъ, тогда какъ на самомъ дѣлѣ историческая дѣйствительность доказываетъ самостоятельность нѣсколькихъ разнородныхъ факторовъ.

В. Какое значеніе ненаучность историческаго матеріализма имѣетъ для соціалистическаго ученія?

О. Въ виду ненаучности теоріи историческаго матеріализма, марксизмъ лишается того авторитета, на какой онъ желаетъ опереться, называя себя „научнымъ" соціализмомъ. Очевидно, ни о какой „научности" соціализма рѣчи быть совершенно не можетъ.

В. Какое значеніе для соціализма имѣетъ несостоятельность историческаго матеріализма?

О. Очевидно, обнаруженная несостоятельность историческаго матеріализма лишаетъ доказательной силы тѣ доводы его, которыми Марксъ и его послѣдователи старались доказать историческую якобы неизбѣжность перехода къ соціалистическому строю.

В. Какимъ, съ точки зрѣнія критики историческаго матеріализма, рисуется этотъ переходъ?

О. Въ виду того, что, кромѣ фактора экономической дѣятельности, развитіе исторіи обусловлено дѣйствіемъ другихъ совершенно самостоятельныхъ факторовъ, заключенія о неизбѣжности въ будущемъ извѣстной эволюціонной фазы исторіи, сдѣланныя на основаніи невѣрнаго представленія о характерѣ историческаго процесса, остаются не доказанными. Соціалистическій строй наступилъ бы, если бы историческій матеріализмъ не ошибался въ своемъ ученіи о факторахъ исторіи. Но въ виду того, что его разсчеты въ этомъ отношеніи невѣрны, то и выводы изъ нихъ не имѣютъ за собою никакой доказательной силы, а, слѣдовательно, и неизбѣжность наступленія соціалистическаго строя остается недоказанною.

В. Чѣмъ доказывается въ марксизмѣ моральная необходимость перехода къ соціалистическому строю?

О. Эта необходимость доказывается такъ-называемою теоріей „прибавочной" цѣнности или „трудовою теоріей цѣнности".

В. Къ какой отрасли человѣческаго знанія относится эта теорія?

О. Трудовая теорія цѣнности относится къ политической экономіи.

В. Какая наука называется политическою экономіей?

О. Политическою экономіей именуется наука, предметомъ которой является хозяйственная дѣятельность людей.

В. Какая дѣятельность называется хозяйственною?

О. Хозяйственною называется дѣятельность людей, направленная на удовлетвореніе присущихъ имъ матеріальныхъ потребностей.

В. Какимъ образомъ человѣкъ удовлетворяетъ своимъ потребностямъ?

О. Потребности удовлетворяются извѣстными предметами, на полученіе которыхъ люди въ большинствѣ случаевъ направляютъ соотвѣтствующую цѣлесообразную дѣятельность, которую и изучаетъ политическая экономія.

В. Съ какихъ точекъ зрѣнія можно разсматривать явленія хозяйственной дѣятельности людей?

О. Хозяйственную дѣятельность можно разсматривать, во-первыхъ, съ точки зрѣнія техники, т.е. изучать тотъ техническій процессъ, какимъ вырабатываются предметы удовлетворенія человѣческихъ потребностей. Во-вторыхъ, хозяйственную дѣятельность людей можно разсматривать съ точки зрѣнія тѣхъ отношеній, какія складываются между людьми въ процессѣ дѣятельности, направленной на удовлетвореніе ихъ потребностей.

В. Какъ изучаетъ хозяйственную дѣятельность политическая экономія?

О. Политическая экономія изучаетъ ее со второй точки зрѣнія — съ точки зрѣнія тѣхъ отношеній, какія складываются въ процессѣ хозяйственной дѣятельности.

В. Почему возможна такая точка зрѣнія?

О. Такая точка зрѣнія возможна и необходима потому, что въ своей дѣятельности человѣкъ не остается единицею, совершенно изолированною отъ другихъ однородныхъ. Наоборотъ, его хозяйственная дѣятельность протекаетъ въ болѣе или менѣе близкомъ сожительствѣ (симбіозъ) и сотрудничествѣ съ себѣ подобными, причемъ, чѣмъ выше развитіе человѣка, тѣмъ сильнѣе онъ связанъ въ своей дѣятельности со всѣмъ обществомъ, къ которому принадлежитъ, и, съ другой стороны, чѣмъ выше развитіе общества, тѣмъ сильнѣе его сплоченность, хотя и безъ порабощенія личности.

В. Какъ относится политическая экономія къ технической сторонѣ дѣла при производствѣ предметовъ потребленія?

О. Техническую сторону дѣла политическая экономія принимаетъ во вниманіе исключительно постольку, поскольку она имѣетъ вліяніе, или сама зависитъ отъ возникающихъ въ процессѣ производства отношеній между людьми.

В. Такимъ образомъ, къ какимъ наукамъ слѣдуетъ отнести политическую экономію?

О. Политическая экономія относится къ наукамъ объ обществѣ, а потому принадлежитъ къ категоріи наукъ, соприкасающихся съ духовнымъ міромъ человѣка.

В. На какія части распадается политическая экономія?

О. Политическая экономія распадается на нѣсколько частей, изучающихъ отдѣльные моменты хозяйственной дѣятельности.

В. Какіе моменты имѣютъ мѣсто въ хозяйственной дѣятельности?

О. Двумя основными моментами являются производство и потребленіе. Между ними протекаетъ болѣе или менѣе продолжительный промежутокъ времени. Въ примитивномъ хозяйствѣ древняго времени этотъ промежутокъ былъ очень невеликъ, каждая хозяйственная единица — семья, въ которую входили и всякіе домочадцы, а также рабы, собственными силами производила все необходимое для своей жизни и столько именно, сколько ей было нужно, остатки образовывали запасы и все-таки въ концѣ-концовъ шли на потребленіе. Но съ теченіемъ времени и съ развитіемъ общественной жизни промежутокъ между этими двумя моментами — производствомъ и потребленіемъ — постепенно увеличивался, и въ настоящее время происходитъ длинный рядъ операцій, пока предметъ изъ рукъ производителя попадетъ въ руки потребителя. Явилось это въ результатѣ развитія обмѣна одного предмета на другой. Сначала такой обмѣнъ происходилъ непосредственно между двумя желающими, но съ теченіемъ времени въ немъ стали дѣйствовать третьи лица — представители самаго обмѣна, или купцы, а между двумя предметами обмѣна явился третій, спеціальный, — деньги. Съ развитіемъ обмѣна развивалось и раздѣленіе труда, когда отдѣльный членъ общества производитъ совсѣмъ не то, что ему нужно, но что у него берутъ другіе, зато и самъ получаетъ все потребное для себя отъ другихъ. Теперь хозяйственною единицею является не семья, а цѣлое общество; оно производитъ извѣстное количество предметовъ потребленія, которые, съ помощыо обмѣна, распре­дѣляются между членами даннаго общества и только послѣ этого поступаютъ въ потребленіе.

В. Такимъ образомъ, какъ же проходитъ хозяйственная дѣятельность?

О. Хозяйственная дѣятельность нашего времени слагается изъ слѣдуюшихъ моментовъ: 1) производство, 2) обмѣнъ, 3) распредѣленіе, 4) потребленіе.

В. Чѣмъ опредѣляется дѣятельность хозяйничающаго субъекта?

О. Хозяйственная дѣятельность его опредѣляется сознаніемъ извѣстной потребности, подлежащей удовлетворенію, и представленіемъ того предмета, который наилучшимъ образомъ способенъ ее удовлетворить. На полученіе этого предмета и направляются его усилія.

В. Чѣмъ становится такой предметъ для хозяйничающаго субъекта?

О. Онъ становится цѣнностью. Хозяйничающій субъектъ оцѣниваетъ его: а) по степени важности удовлетворяемой имъ потребности и б) по степени его пригодности служить удовлетворенію данной потребности. Другими словами, предметъ оцѣнивается выше, если онъ удовлетворяетъ, напримѣръ, необходимой для поддержанія жизни потребности человѣка, и ниже, если потребность менѣе значительна. Съ другой стороны, одну и ту же потребность могутъ удовлетворить нѣсколько предметовъ; изъ нихъ оцѣнивается выше тотъ, который представляетъ собою къ тому болѣе удобствъ. Но этотъ же самый предметъ можетъ имѣть въ глазахъ хозяйничающаго субъекта и другое значеніе. Онъ можетъ стать въ его рукахъ средствомъ получить путемъ обмѣна другой необходимый ему предметъ; напримѣръ, исканіе или шлифовка брилліанта. Въ первомъ случаѣ мы имѣемъ потребительную цѣнность предмета, во второмъ — мѣновую цѣнность.

В. Всякій ли предметъ, необходимый человѣку, долженъ явиться въ его глазахъ цѣнностью?

О. Нѣтъ, не всякій. Такіе предметы, какъ, напримѣръ, воздухъ, свѣтъ и т. п., которые всегда имѣются въ не­ограниченномъ количествѣ и полученіе которыхъ не сопряжено ни съ какими усиліями, цѣнности не представляютъ.

В. Что, такимъ образомъ, кромѣ способности удовлетворить данную потребностъ, опредѣляетъ цѣнность предмета?

О. Цѣнность его обусловливается еще рѣдкостью предмета — количествомъ его, по сравненію съ тѣмъ запросомъ, какой на него имѣется, а также величиною усилій, необходимыхъ для его полученія, количествомъ труда, затраченнаго на его производство.

В. Какое соотношеніе существуетъ между потребительною и мѣновою цѣнностью?

О. Мѣновая цѣнность предмета всецѣло обусловливается потребительною, т.е. степенью важности удовлетворяемой имъ потребности и степенью его способности удовлетворить данную потребность. Съ другой стороны, она обусловлена издержками производства даннаго предмета, т.е. тѣми затратами, какія дѣлались для того, чтобы его получить. Сюда относятся стоимость продуктовъ, изъ которыхъ онъ выдѣлывался, стоимость изнашиванія орудій, при помощи которыхъ онъ выдѣлывался; наконецъ, плата за тотъ трудъ, путемъ котораго мы получили этотъ предметъ.

В. Какъ объясняетъ цѣнность Марксъ?

О. Марксъ совершенно игнорируетъ въ данномъ случаѣ оцѣнивающаго человѣка и полагаетъ, что цѣнность предмета опредѣляется исключительно количествомъ затраченнаго на его полученіе труда, отчего и ученіе его носитъ названіе „трудовой теоріи цѣнности".

В. Правильно ли такое представленіе Маркса?

О. Оно совершенно неправильно потому, что въ дѣйствительности цѣнность предмета зависитъ далеко не отъ одного количества труда, на него затраченнаго. Она опредѣляется, какъ уже было сказано, степенью его полезности и его количествомъ, по сравненію съ тѣмъ спросомъ, какой на него предъявляется. Самый трудъ, если онъ вліяетъ на цѣнность, то только потому, что самъ оцѣнивается че­ловѣкомъ, какъ извѣстная полезность. Въ результатѣ той или другой комбинаціи всѣхъ вышеупомянутьгхъ и множества другихъ менѣе крупныхъ условій получается та или другая оцѣнка извѣстнаго предмета, опредѣляется та или другая его „цѣнность", которая, будучи переведена на товаръ, служащій посредникомъ при обмѣнѣ на деньги, называется его цѣною. Несомнѣнно, существуютъ законы такой комбинаціи, открытъ которые и является задачею политической экономіи.

В. Какъ относится критика къ теоріи трудовой цѣнности?

О. Критика прежде всего должна подчеркнуть и здѣсь ненаучность построенія Маркса. Какъ и во всемъ своемъ ученіи, онъ и здѣсь старается упростить реальную дѣйствительность. Вмѣсто того, чтобы, какъ того требуетъ всякая наука, принять во вниманіе по возможности всѣ стороны даннаго явленія, разобрать ихъ и затѣмъ уже строить на этомъ основаніи свои обобщенія, онъ беретъ только одну его сторону и ею, вопреки существующимъ между многими сторонами отношеніямъ, объясняетъ цѣликомъ все явленіе. Опять онъ частью замѣняетъ цѣлое. Вмѣсто того, чтобы выяснить всѣ условія, какими создается цѣнность, и законы комбинаціи этихъ условій, въ результатѣ которыхъ является та или другая цѣнность, онъ беретъ только одно изъ нихъ — трудъ и въ зависимость отъ этого одного поставляетъ возникновеніе всякой цѣнности.

В. Какой трудъ Марксъ считаетъ мѣриломъ для цѣнности?

О. Марксъ различаетъ трудъ простой, не требующій для себя особой подготовки, и трудъ квалифицированный, требующій болѣе или менѣе сложной подготовки. Единицею мѣры является простой трудъ, и между этими двумя видами труда существуютъ только количественныя отношенія: трудъ квалифицированный является умноженнымъ простымъ трудомъ.

В. Какимъ образомъ квалифицированный трудъ сводится къ простому?

О. На этотъ вопросъ въ сущности Марксъ не даетъ никакого отвѣта. „Пропорціи, — говоритъ онъ, — въ которыхъ различные виды труда приводятся къ простому труду, какъ къ единицѣ мѣры, устанавливаются какимъ-то общественнымъ процессомъ за спиною производителей".

В. Каковъ настоящій смыслъ этого заключенія?

О. Пожелавъ однимъ трудомъ объяснить всѣ явленія цѣнности, Марксъ на этомъ пути встрѣтился съ непреодолимыми трудностями: какой трудъ является показателемъ цѣнности; какое отношеніе можетъ существовать между трудомъ батрака, — скажемъ, портного, адвоката, литератора, доктора и чиновника на государственной службѣ, при ихъ сравненіи другъ съ другомъ; что должно быть единицею этого сравненія и т. д., — все это — вопросы, на которые нельзя отвѣтить въ тѣхъ рамкахъ, въ какія имъ поставленъ самый вопросъ о цѣнности. Поэтому онъ приходитъ къ нелѣпому заключенію, что квалифицированный, какъ онъ выражается, трудъ есть умноженный лишь простой, другими словами, что трудъ адвоката или поэта, напримѣръ, является лишь умноженнымъ трудомъ батрака или ассенизатора. Такъ какъ дѣйствитедьность не подтверждаетъ этого, не давая ничего тому, чтобы объяснить, какъ сводятся эти виды труда одинъ къ другому, то Марксу ничего не остается, какъ предоставить рѣшеніе этого „какому-то общественному процессу за спиною производителя".

В. Объясняетъ ли „трудовая теорія" Маркса явленія цѣнности?

О. Желая объяснить сложное явленіе, возникающее въ результатѣ комбинаціи множества условій, только однимъ изъ этихъ условій, Марксъ не объяснилъ въ немъ рѣшительно ничего. Вмѣсто того, чтобы постараться выяснить процессъ образованія цѣнности въ такомъ видѣ, въ какомъ онъ происходитъ въ дѣйствительности, намѣтивъ управляющіе имъ законы, онъ просто-напросто говоритъ, что „какой-то общественный процессъ" дѣйствительно существуетъ и что происходитъ онъ „за спиною производителя", — къ этому и сводится вся сущность его трудовой теоріи. Это все равно, какъ если бы лѣкарство опредѣлять, какъ „продуктъ, который покупается по рецепту", или: „собака есть животное, сидящее въ будкѣ на цѣпи".

В. Какимъ образомъ, по Марксу, трудъ является создателемъ цѣнности?

О. Марксъ утверждаетъ, что въ процессѣ производства продукты, которые затѣмъ служатъ удовлетворенію тѣхъ или другихъ потребностей и пріобрѣтаютъ ту или другую цѣнность, создаются исключительно трудомъ.

В. До какой степени правильно это утвержденіе?

О. Марксъ (умышленно или неумышленно) совершенно упускаетъ изъ виду, что при производствѣ новыхъ продуктовъ участвуетъ не одинъ только трудъ. Ихъ производство обусловлено участіемъ капитала наравнѣ съ трудомъ. Наконецъ, производство зависитъ отъ всего общества, создавшаго и поддерживающаго такія условія (культурность, безопасность отъ воровъ, судъ и т. п.), которыя способствуютъ его возникновенію и развитію.

В. Какова роль капитала въ производствѣ?

О. По своей роли въ производствѣ капиталъ можетъ быть оборотнымъ и постояннымъ. Оборотнымъ капиталомъ называются тѣ продукты, изъ которыхъ выдѣлываются новые предметы потребленія, напримѣръ, всякое сырье, которое обрабатывается и даетъ новые предметы. Онъ цѣликомъ входитъ въ составъ вырабатываемыхъ продуктовъ. Постояннымъ капиталомъ называются зданія фабрикъ и заводовъ, машины, инструменты и всевозможныя орудія, при помощи которыхъ вырабатываются новые продукты. Они служатъ при производствѣ долгое время и изнашиваются постепенно. Въ издержки производства заносится обыкновенно лишь та часть ихъ стоимости, какая изнашивается при ихъ употребленіи, а не цѣликомъ, какъ стоимость сырья.

В. Какова роль общественности по отношенію къ производству?

О. Общественность является такимъ же факторомъ въ производствѣ, какъ трудъ и капиталъ. Содѣйствіе общественности проявляется, во-первыхъ, въ формѣ правового порядка, безъ котораго немыслимо никакое человѣческое общеніе; во-вторыхъ, въ формѣ накопленія и сохраненія знаній, безъ которыхъ немыслимо никакое развитіе человѣчества, въ частности, развитіе его хозяйственной дѣятельности; въ-третьихъ, наконецъ, въ формѣ общественной коопераціи, безъ которой немыслимо никакое развитіе хозяйства, такъ какъ кооперація дѣлаетъ возможнымъ болѣе или менѣе широкое примѣненіе раздѣленія труда, что во много разъ увеличиваетъ его производительность[6].

В. Какой выводъ касательно распредѣленія цѣнностей дѣлаетъ Марксъ изъ своей „трудовой теоріи?"

О. Онъ дѣлаетъ такой выводъ: если въ производствѣ цѣнности создаются исключительно трудомъ, то и распредѣленіе ихъ должно быть только между представителями труда, причемъ капиталъ долженъ быть переданъ въ руки рабочихъ. Такимъ образомъ, осуждая, съ моральной точки зрѣнія, современный соціально-экономическій строй, какъ несправедливый, онъ указываетъ, какимъ образомъ онъ долженъ быть преобразованъ.

В. До какой степени правильно такое осужденіе современнаго экономическаго строя?

О. Трудъ является только однимъ въ числѣ факторовъ производства, и если становиться на точку зрѣнія справедливости, то правильнымъ будетъ распредѣленіе цѣнностей между всѣми факторами, по степени ихъ участія въ производствѣ этихъ цѣнностей. Болѣе или менѣе близкое къ этому положенію мы и имѣемъ въ современномъ строѣ, ибо, какъ бы ни были въ настоящее время обездолены рабочіе, современный хозяйственный строй никакъ не исключаетъ возможности должнаго улучшенія ихъ экономическаго положенія, а, напротивъ, представляетъ собою къ тому вполнѣ благопріятныя условія.

В. До какой степени цѣлесообразнымъ является требованіе изъятія капитала изъ рукъ частныхъ собственниковъ?

О. Почти всегда владѣлецъ капитала является и предпринимателемъ, роль котораго въ производствѣ настолько важна, что при передачѣ капитала обществу послѣднее вынуждено было бы имѣть спеціальныхъ должностныхъ лицъ, которыя должны были бы дѣлать то, что сейчасъ дѣлаетъ капиталистъ-предприниматель. На немъ лежитъ трудъ по организаціи производства, надзору за нимъ; пріобрѣтеніе и улучшеніе производственныхъ средствъ, сбытъ продуктовъ и т. д.; наконецъ, всякое предпріятіе сопряжено съ извѣстнымъ рискомъ для его организатора, — рискомъ, достигающимъ иногда огромныхъ размѣровъ. Замѣна лично-заинтересованнаго въ успѣхахъ производства капиталиста-предпринимателя наемными чиновниками должна вредно отозваться на всемъ производствѣ, понижая его интенсивность. Далѣе, при существующихъ условіяхъ производства и современномъ накопленіи богатства иное распредѣленіе цѣнностей не только не облегчило бы вполнѣ человѣку удовлетвореніе всѣхъ его законныхъ потребностей, но могло стать препятствіемъ для дальнѣйшаго развитія общества. Если бы общую сумму цѣнностей, коими обладаетъ Франція, раздѣлить поровну между всѣми ея жителями, то на долю каждаго пришлось бы 5.000 франковъ (менѣе 2 т. р. на наши деньги); въ томъ числѣ наполовину въ видѣ земли; сходные результаты получились бы для Англіи и Соединенныхъ Штатовъ; въ Италіи же на душу пришлось бы всего около 1.760 фр., причемъ большая половина въ видѣ земли. Въ Пруссіи, на основаніи данныхъ 1892—93 годовъ о подоходномъ налогѣ, были сдѣланы разсчеты, сколько въ среднемъ приходится на душу, причемъ окончательно опредѣлилось приблизительно около 316 мар. годового дохода на каждаго жителя; т.е., считая на кредитные рубли, около 13 руб. кред. въ мѣсяцъ. Въ болѣе бѣдныхъ странахъ, очевидно, нельзя разсчитывать даже и на такое скудное обезпеченіе. Ясно, что такое распредѣленіе имѣющихся въ настоящее время у человѣчества богатствъ явилось бы препятствіемъ къ его дальнѣйшему культурному развитію.

В. Какъ должна быть оцѣниваема ссылка марксизма на справедливость, которою онъ старается обосновать необходимость перехода къ соціалистическому строю жизни?

О. Эта ссылка является непослѣдовательною въ общемъ ученіи соціализма, который, отвергая вѣчность, неизмѣнность и безотносительность этическихъ началъ, видитъ въ нихъ лишь исторически сложившіяся идеи, — то, что люди въ данное время и въ данномъ мѣстѣ привыкли или условились считать нравственнымъ или безнравственнымъ. Къ такимъ началамъ, по существу, при­надлежитъ и справедливость. Въ зависимости отъ того, чѣмъ, по ученію марксизма, обусловливается развитіе идей, т.е. экономики, развиваются тѣ или другія нравственныя понятія и въ ихъ числѣ справедливостъ, идея которой, такимъ образомъ, сама стоя въ зависимости отъ экономическаго строя, не можетъ имѣть достаточно самостоятельнаго значенія, чтобы обосновать ту или другую эволюцію этого экономическаго строя. Здѣсь марксизмъ впадаетъ въ безвыходныя противорѣчія.

В. Даетъ ли марксизмъ ясное представленіе того строя, къ которому ведетъ человѣчество исторія?

О. Вполнѣ яснаго и разработаннаго въ соціально-правовомъ отношеніи представленія соціалистическаго строя научный соціализмъ не даетъ. Популярныя брошюры публицистическаго характера, въ агитаціонныхъ цѣляхъ, не останавливаются предъ тѣмъ, чтобы въ самыхъ привлекательныхъ чертахъ рисовать картины грядущаго соціалистическаго рая[7]. Но самъ Марксъ и его послѣдователи, стараясь удержаться на почвѣ научныхъ толкованій, даютъ лишь самыя общія черты для характеристики будущаго.

В. Почему марксизмъ воздерживается отъ подробной характеристики будущаго?

О. Представители марксизма объясняютъ это тѣмъ, что пока невозможно предвидѣть будущихъ успѣховъ въ развитіи техники и другихъ матеріальныхъ факторовъ, въ зависимости отъ которыхъ слагается и впослѣдствіи выразится жизнь человѣчества. На самомъ же дѣлѣ истинною причиною является та односторонность, съ которой марксизмъ объясняетъ исторію: эта односторонность, при которой во вниманіе принимается только одинъ факторъ исторіи и игнорируется самостоятельное значеніе другихъ, лишаетъ марксизмъ минимальной степени вѣроятности въ его предсказаніяхъ и изображеніяхъ будущаго, отъ чего онъ и старается отказаться; съ другой стороны, эта односторонность особенно ярко обнаруживается при всякой попыткѣ нарисовать реальную, примѣнительно къ существующимъ и никогда неустранимымъ условіямъ дѣйствительности, картину общественннаго строя по тѣмъ основнымъ признакамъ, какіе въ общихъ чертахъ даетъ научный соціализмъ.

В. Каковы эти признаки?

О. Признаки эти сводятся къ слѣдующему: 1) передача всѣхъ безъ исключенія орудій производства въ распоряженіе всего общества; 2) общественно-планомѣрная организація производства на основѣ принципа возможно полнаго демократическаго равенства; 3) распредѣленіе продуктовъ потребленія между членами общества по извѣстному опредѣленному масштабу.

В. Что предварительно необходимо для того, чтобы стало возможнымъ въ дѣйствительности полное обобществленіе орудій производства?

О. Для этого необходимо точное разграниченіе между орудіями производства и продуктами потребленія.

В. Почему такое разграниченіе для этого необходимо?

О. Точное разграниченіе между орудіями производства и запасами потребленія для обобществленія первыхъ необходимо потому, что, въ противномъ случаѣ, возможны будутъ злоупотребленія со стороны отдѣльныхъ членовъ общества, такъ какъ въ большинствѣ случаевъ одна и та же вещь можетъ явиться и продуктомъ потребленія, и орудіемъ производства.

В. Возможно ли такое разграниченіе?

О. Точное разграниченіе орудій производства отъ продуктовъ потребленія возможно только въ теоріи; на практикѣ же оно неосуществимо именно потому, что почти постоянно въ повседневной жизни одинъ и тотъ же предметъ можетъ служить и къ удовлетворенію потребностей и можетъ явиться средствомъ полученія новаго[8].

В. Быть-можетъ найдутся выходы, которые могли бы обезпечить проведеніе въ жизнь полнаго обобществленія орудій производства и при существующихъ къ тому неудобствахъ, и послѣднія, быть-можетъ, могутъ быть парализованы?

О. Могутъ быть два рода мѣръ, которыя обезпечили бы нѣкоторую возможность обобществленія орудій производства: 1) всѣ безъ разграниченія предметы, которые въ одно и то же время могутъ быть и продуктами потребленія, и средствомъ для полученія новыхъ, могутъ быть отобраны отъ частныхъ владѣльцевъ и предоставлены въ распоряженіе общества; 2) при оставленіи нѣкоторыхъ изъ нихъ въ рукахъ частныхъ владѣльцевъ можетъ быть установленъ строгій контроль со стороны общества за каждымъ его членомъ, во избѣжаніе со стороны послѣднихъ злоупотребленій указанными предметами при пользованіи ими, какъ средствами производства.

В. Возможно ли проведеніе въ жизнь полнаго отчужденія всѣхъ этихъ предметовъ у частныхъ собственниковъ?

О. Полное проведеніе въ жизнь такого отчужденія невозможно потому, что оно необходимо связано съ тѣснѣйшею зависимостыо отъ общества каждаго его члена даже въ самыхъ незначительныхъ мелочахъ домашняго обихода; съ другой стороны, и на общество возлагается этимъ непосильная задача въ видѣ обязанности своевременнаго удовлетворенія всѣхъ нуждъ своихъ членовъ, какъ бы незначительны онѣ ни были.

В. Возможно ли осуществленіе строгаго контроля за каждымъ членомъ его со стороны общества при оставленіи нѣкоторыхъ предметовъ, способныхъ и служить удовлетворенію потребностей и быть средствомъ новаго производства въ рукахъ частныхъ собственниковъ?

О. Такой контроль при проведеніи его въ жизнь является также непосильною задачею для общества, которое въ этомъ случаѣ должно прибѣгнуть къ содержанію неимовѣрнаго числа чиновниковъ для контроля за каждымъ отдѣльнымъ членомъ, и въ то же время осуществленіе такого контроля создало бы невозможныя условія жизни для каждаго изъ членовъ общества, даже домашняя жизнь котораго подлежала бы строгой опекѣ особыхъ агентовъ — представителей общества.

В. Какимъ образомъ, по мнѣнію марксистовъ, можетъ произойти переходъ орудій производства изъ рукъ частныхъ владѣльцевъ въ распоряженіе общества?

О. Въ виду невозможности питать надежду на добровольную передачу орудій со стороны ихъ теперешнихъ владѣльцевъ, отчужденіе это должно, по ученію соціализма, послѣдовать насильственно. Нѣкоторые изъ представителей научнаго соціализма предполагаютъ возможность достигнуть обобществленія орудій производства мирнымъ путемъ, посредствомъ возвышенія промышленныхъ налоговъ и пошлинъ до такихъ размѣровъ, при которыхъ предпріятія перестанутъ быть выгодными для ихъ собственниковъ, или посредствомъ генеральной забастовки. Другіе изъ марксистовъ предполагаютъ наступленіе всеобщей промышленной катастрофы, которая, по ученію Маркса, является неизбѣжною и въ результатѣ которой послѣдуетъ преобразованіе соціальнаго строя.

В. До какой степени возвышеніе промышленныхъ пошлинъ и налоговъ способно облегчить переходъ къ обобществленію орудій производства?

О. Аналогичные факты современной жизни заставляютъ думать, что въ томъ случаѣ, если возвышеніе пошлинъ и налоговъ послѣдуетъ повсемѣстно на всемъ земномъ шарѣ, послѣдуетъ лишь соотвѣтствующее возвышеніе цѣнъ на продукты производства, и, такимъ образомъ, вся тяжесть этого мѣропріятія ляжетъ не на предпринимателей, а на потребителей. Если же возвышеніе пошлинъ и налоговъ будетъ вводиться не сразу во всѣхъ государствахъ земного шара, то въ его результатѣ должно послѣдовать прекращеніе отечественнаго производства въ тѣхъ странахъ, гдѣ оно вводится, и наводненіе внутреннихъ рынковъ этихъ странъ заграничными товарами.

В. Будутъ ли результаты всеобщей забастовки способствовать передачѣ орудій производства въ распоряженіе общества?

О. На основаніи аналогичныхъ фактовъ современной жизни, необходимо заключить, что, въ случаѣ всеобщей забастовки рабочихъ, гибельныя послѣдствія ея всею своею тяжестью отразятся преимущественно на матеріальномъ положеніи всего общества и главнымъ образомъ на положеніи рабочихъ. Что касается предпринимателей, то для нихъ пріостановка производства угрожаетъ лишь потерею матеріальныхъ выгодъ, тогда какъ для рабочихъ дѣлаетъ невозможнымъ самое ихъ дальнѣйшее существованіе.

В. До какой степени основательны разсчеты марксизма на всеобщую промышленную катастрофу?

О. Ожиданіе всеобщей промышленной катастрофы представляетъ собою сомнительный выводъ марксизма относительно будущей эволюціи соціальнаго строя. Оно ложно уже по одному тому, что марксизмъ принимаетъ во вниманіе только одинъ изъ многихъ факторовъ общественной жизни и, на основаніи такихъ одностороннихъ разсчетовъ, дѣлаетъ свои заключенія относительно буду­щаго, оставляя въ сторонѣ роль другихъ самостоятельныхъ факторовъ, общая комбинація которыхъ дастъ въ дѣйствительности совершенно иной ходъ эволюціи общественныхъ отношеній. И дѣйствительно, факты жизни нисколько не подтверждаютъ этихъ предположеній марксизма. Вопреки имъ, промышленные кризисы и сопровождающія ихъ банкротства, по мѣрѣ развитія производительныхъ силъ страны, не только не учащаются и не увеличиваются, но, наоборотъ, развивающаяся солидарность между капиталистами-предпринимателями, умѣряемая разумнымъ вмѣшательствомъ правительства, способствуетъ упорядоченію экономической жизни, въ частности — предупреждаетъ кризисы и банкротства, которые тяжело отражаются на хозяйственной жизни всего общества.

В. Какъ понимаетъ марксизмъ „общественно-планомѣрную организацію производства"?

О. Подъ „общественно-планомѣрной организаціей производства" марксизмъ разумѣетъ такую его организацію, при которой „все производилось бы обществомъ и для общества", т.е., чтобы продуктовъ производилось столько и такого качества, сколько и какихъ необходимо для удовлетворенія потребностей какъ всего общества, такъ и каждаго изъ его членовъ; далѣе, въ производствѣ этихъ продуктовъ должны принимать одинаковое участіе всѣ члены общества, способные къ труду.

В. Какія условія необходимы для осуществленія въ жизни такой организаціи производства?

О. Для такой организаціи производства необходимо:

1) предварительно опредѣлить потребности даннаго общества въ лицѣ всѣхъ его членовъ; какъ цѣль производства, общая сумма потребностей явится и необходимымъ масштабомъ, опредѣляюшимъ размѣры производства;

2) установить количество рабочихъ силъ, которыми располагаетъ общество для различныхъ отраслей производства въ каждой отдѣльной области, округѣ или провинціи;

3) распредѣлить трудъ между наличными рабочими силами.

В. Возможно ли въ дѣйствительности осуществленіе перваго условія — предварительнаго подсчета потребностей даннаго общества?

О. На практикѣ это условіе совершенно невыполнимо, во-первыхъ, потому, что установить заранѣе и подсчитать потребности некому; во-вторыхъ, потому, что онѣ фактически не допускаютъ такого опредѣленія, въ виду ихъ крайняго разнообразія, сообразно не только съ поломъ и возрастомъ, но и съ занятіемъ, привычками, индивидуальными склонностями каждаго; наконецъ, въ-третьихъ, потому, что потребности каждаго не являются величиною постоянной: онѣ постоянно мѣняются, въ зависимости отъ перемѣнъ въ доходахъ каждой личности, въ зависимости отъ культурнаго роста общества и т. д.

В. Въ какомъ смыслѣ говорится, что установить потребности общества и всѣхъ его членовъ „некому"?

О. Такое опредѣленіе можетъ послѣдовать или со стороны самого общества, или со стороны отдѣльныхъ его членовъ. И первое, и вторые безсильны это выполнить.

В. Почему общество не можетъ установить потребности своихъ членовъ?

О. Если бы даже оно знакомилось съ нуждами своихъ членовъ по ихъ собственнымъ заявленіямъ, то и въ этомъ случаѣ окончательное рѣшеніе вопроса о томъ, какія изъ заявляемыхъ нуждъ подлежатъ удовлетворенію, какъ наиболѣе существенныя, оно должно оставить за собою, если не захочетъ быть игрушкою личнаго каприза своихъ членовъ. Между тѣмъ, у него нѣтъ надлежащаго критерія для разграниченія существенныхъ потребностей отъ несущественныхъ, ибо нерѣдко личныя потребности, какъ стоящія въ зависимости не только отъ общихъ свойствъ человѣческой природы, но и отъ индивидуальныхъ особенностей личности, имѣютъ чисто-субъективный характеръ, вслѣдствіе чего то, что является существеннымъ для одного, можетъ быть совсѣмъ несущественно для другого, и наоборотъ. Въ результатѣ получается всесторонняя опека личности со стороны общества, — опека, которая граничитъ съ рабствомъ и является для нея убійственнымъ и невыносимымъ гнетомъ. Для самого же общества, чтобы привести въ извѣстность, оцѣнить и подсчитать всѣ крупныя и мелкія нужды многихъ милліоновъ лицъ на извѣстный періодъ времени, потребуется громадная армія чиновниковъ, содержаніе которыхъ ляжетъ на него тяжелымъ бременемъ, особенно въ общей суммѣ съ подлежащими удовлетворенію нуждами собственно-общественными, какъ, напримѣръ, предметы вѣдѣнія многихъ учрежденій правительственныхъ, земскихъ и городскихъ.

В. Быть-можетъ предварительное установленіе потребностей возможно передать свободѣ отдѣльныхъ членовъ общества?

О. Въ этомъ случаѣ рѣшительно нельзя предвидѣть возможности удовлетворить желанія всѣхъ членовъ общества, въ виду ихъ разнообразія, не только со стороны количества, но и сорта требуемыхъ предметовъ, причемъ нѣкоторыхъ изъ нихъ или совсѣмъ не имѣется, или производится незначительное количество, а потому удовлетвореніе такихъ желаній должно вызвать новыя формы производства и расширеніе существующихъ, а это каждый разъ сопровождалось бы увеличеніемъ общественно-необходимаго труда, т.е. возложеніемъ все большаго и большаго бремени на общество.

В. Почему для общественно-планомѣрной организаціи производства необходимо установленіе наличности рабочихъ силъ въ каждой данной мѣстности?

О. Это необходимо потому, чтобы сообразно съ этимъ заранѣе можно было опредѣлить, какіе виды производства и въ какихъ размѣрахъ могутъ быть назначены для той или другой мѣстности.

В. До какой степени такое установленіе количества и качества рабочихъ силъ каждой данной мѣстности осуществимо въ дѣйствительности?

О. Бсли бы даже удалось установить наличность рабочихъ силъ въ каждой данной мѣстности, выяснить ихъ характеръ и качество въ смыслѣ того, что каждый желаетъ и можетъ производить и каковы его познанія, силы и способности, то для того, чтобы эта освѣдомленность на самомъ дѣлѣ стала достаточной для организаціи общественно-планомѣрнаго производства, необходимо, чтобы эти силы оставались въ данной мѣстности въ теченіе извѣстнаго періода времени, опредѣляемаго свойствомъ того или другого вида производства.

В. Почему необходимо, чтобы рабочія силы оставались на извѣстные періоды времени въ данныхъ мѣстностяхъ?

О. Это необходимо потому, что только при наличности извѣстнаго количества рабочихъ силъ въ данной мѣстности въ теченіе извѣстнаго времени возможно, чтобы назначенное количество работы было здѣсь выполнено къ назначенному сроку.

В. Возможно ли обезпечить болѣе или менѣе устойчивость въ распредѣленіи рабочихъ силъ по извѣстнымъ районамъ и какимъ образомъ?

О. Для того, чтобы сохранить необходимую для планомѣрнаго производства устойчивость распредѣленія рабочихъ силъ, нужно, чтобы каждый рабочій былъ прикованъ къ предпріятію, въ которомъ онъ зачисленъ рабочимъ вѣдомствомъ, по крайней мѣрѣ на время „производственной кампаніи".

В. Каково при этомъ должно оказаться фактическое положеніе рабочихъ?

О. Необходимостью задерживать рабочихъ въ опредѣленныхъ мѣстностяхъ, на извѣстный срокъ они лишаются свободы и фактически закрѣпощаются въ данномъ производствѣ на извѣстное количество времени. Но въ виду того, что не всѣ виды производства допускаютъ перерывы, и того, что допущеніе хотя бы ограниченной свободы передвиженія (извѣстному роду рабочихъ и въ извѣстное время) имѣло бы своимъ послѣдствіемъ періодическое из­мѣненіе въ составѣ рабочихъ силъ въ той или другой мѣстности, что мѣшало бы правильному ходу общественно-планомѣрнаго производства въ странѣ, — необходимымъ условіемъ полнаго осуществленія такой организаціи производства должно быть полное закрѣпощеніе членовъ общества по различнымъ отраслямъ производства въ опредѣленныхъ мѣстностяхъ.

В. Въ какомъ видѣ можетъ осуществиться въ жизни планомѣрное регулированіе труда?

О. Соотвѣтствующее планомѣрному регулированію распредѣленіе общественно-необходимаго труда между отдѣльными членами общества совершенно исключаетъ возможность свободы послѣднихъ въ выборѣ профессіи.

В. Почему свобода въ выборѣ профессій несовмѣстима съ планомѣрнымъ распредѣленіемъ труда?

О. Она несовмѣстима потому, что въ случаѣ ея допущенія всѣ устремятся къ занятіямъ болѣе легкимъ, пріятнымъ, безопаснымъ, почетнымъ, тогда какъ противоположныя имъ останутся незамѣщенными.

В. Какъ въ данномъ случаѣ смотрятъ на дѣло сами представители научнаго соціализма?

О. Марксъ утверждалъ, что въ будущемъ соціалистическомъ обществѣ каждый будетъ имѣть работу по своимъ способностямъ.

В. Осуществимо ли такое распредѣленіе работъ въ соціалистическомъ строѣ?

О. Распредѣленіе общественно-необходимыхъ работъ между отдѣльными членами общества, сообразно со способностями каждаго, невозможно при соціалистическомъ строѣ по тремъ основаніямъ.

В. Каково первое основаніе, по которому дѣлается заключеніе о невозможности такого распредѣленія?

О. Во-первыхъ, распредѣленіе труда сообразно со способностями каждаго, при планомѣрномъ регулированіи работъ, невозможно потому, что рѣшительно не имѣется объективнаго критерія и способа выяснить способности каждаго: если предоставить это дѣло самой личности, то этимъ нарушится самый принципъ общественно-планомѣрнаго распредѣленія, и каждый, въ виду общаго свойства людей, станетъ переоцѣнивать для собственныхъ выгодъ свои способности; если же право опредѣлять способности членовъ сохранить за обществомъ, то получится наихудшій видъ рабства, такъ какъ у общества не можетъ быть достаточныхъ свѣдѣній о способностяхъ своихъ членовъ, если онѣ не обнаружились еще на дѣлѣ; всякія же поправки въ этомъ отношеніи должны нарушать планомѣрный ходъ производства въ данномъ обществѣ.

В. Въ чемъ состоитъ второе основаніе невозможности общественно-планомѣрнаго распредѣленія труда?

О. Оно заключается въ томъ, что фактически невозможно соразмѣрить количество и качество труда, какое требуется для удовлетворенія потребностей какъ всего общества, такъ и каждаго изъ его членовъ, со способностями и желаніями каждаго. Всегда останутся такіе виды тяжелаго, непріятнаго и даже опаснаго труда, для которыхъ не найдется ни желанія, ни, слѣдовательно, способностей среди членовъ общества. А въ виду того, что такіе виды труда въ жизни существенно необходимы, то ихъ придется замѣщать рабочими противъ собственной воли послѣднихъ.

В. Каково третье основаніе, по которому можно утверждать, что общественно-планомѣрнаго распредѣленія труда нельзя провести въ жизнь?

О. Для того, чтобы такое распредѣленіе было осуществимо на практикѣ, необходимо, чтобы способныхъ къ той или другой работѣ лицъ въ каждой данной мѣстности всякій разъ было столько, сколько ихъ требуется для производства, назначеннаго для этой мѣстности. А въ виду того, что этого можетъ и не случиться въ дѣйствительности, общество должно будетъ искусственнымъ образомъ сосредоточивать необходимьія для производства рабочія силы въ извѣстныхъ мѣстностяхъ, другими словами, прибѣгать къ закрѣпощенію своихъ членовъ въ опредѣленныхъ районахъ и насильственному переселенію ихъ изъ одной мѣстности въ другую по соображеніямъ общаго регулированія труда. Такимъ образомъ, планомѣрно-организованный трудъ въ соціалистическомъ строѣ будетъ не только общеобязательнымъ, но и принудительнымъ, и не только въ отношеніи количества труда, но и въ смыслѣ избранія рода и даже мѣста занятій.

В. Быть-можетъ найдутся мѣры, которыя могли бы способствовать если не уничтоженію, то смягченію принудительности распредѣленія труда въ планомѣрной организаціи производства?

О. Для смягченія принудительности такого распредѣленія соціалисты дѣйствительно проектируютъ рядъ мѣръ, которыя сводятся къ слѣдующему:

1) привлеченіе рабочихъ къ нежелательнымъ для нихъ формамъ труда путемъ увеличенія заработной платы или сокращенія рабочаго времени;

2) поперемѣнное исполненіе всѣхъ работъ всѣми гражданами.

В. До какой степени цѣлесообразнымъ является первое мѣропріятіе?

О. Оно является нецѣлесообразнымъ съ точки зрѣнія самаго марксизма, ибо стоитъ въ противорѣчіи съ теоріей Маркса, по которой заработная плата должна находиться исключительно въ зависимости отъ количества труда, т.е., съ его точки зрѣнія, отъ рабочаго времени; во-вторыхъ, она противорѣчитъ соціалистическому принципу равенства, въ силу котораго всѣ виды труда имѣютъ одинаковую цѣнность или достоинство. За этимъ принципіальнымъ противорѣчіемъ необходимо принять во вниманіе то, что сокращеніе рабочаго времени въ нежелательныхъ для рабочихъ видахъ производства (въ шахтахъ, рудникахъ и т. п.) неизбѣжо поведетъ къ увеличенію общей массы рабочихъ и, слѣдовательно, къ пониженію культурнаго уровня всего общества.

В. Каковы могутъ быть практическіе результаты второго мѣропріятія?

О. Оно нисколько не ослабляетъ принудительнаго характера извѣстныхъ видовъ труда, содѣйствуя лишь болѣе равномѣрному распредѣленію ихъ тяжести между членами общества, причемъ предполагается „способность всѣхъ ко всему", которой какъ нѣтъ у современныхъ людей, такъ еще менѣе можно ожидать у людей будущаго, если только послѣднее будетъ представлять собою движеніе человѣчества по пути прогресса, такъ какъ погрессъ необходимо предполагаетъ дальнѣйшую спеціализацію труда.

В. Какое предварительное условіе необходимо для правильнаго распредѣленія продуктовъ потребленія между отдѣльными членами общества?

О. Для этого необходимо предварительное выясненіе имѣющагося въ наличности количества этихъ продуктовъ, особенно тѣхъ, которые не могутъ производиться въ любое время и въ любомъ количествѣ (какъ, напр., всѣ растительные и животные продукты), для чего опять по-требуется огромная переписка съ соотвѣтствующимъ штатомъ чиновниковъ. Кромѣ того, изъ общаго количества продуктовъ необходимо выдѣлить значительную часть на удовлетвореніе общественныхъ потребностей, на продолженіе производства, въ общественные запасные фонды на случаи несчастій, потерь и т. п., на содержаніе общественныхъ учрежденій — школъ, больницъ, богадѣленъ и т. д.

В. Въ какомъ видѣ должно слѣдовать распредѣленіе продуктовъ потребленія въ будущемъ соціалистическомъ обществѣ?

О. Въ этомъ отношеніи Марксъ намѣчаетъ двѣ стадіи для развитія будущаго общественнаго строя:

1) Въ первую, переходную, эпоху продукты будутъ распредѣляться пропорціонально количеству индивидуальнаго труда, вложеннаго каждымъ человѣкомъ въ общественное производство.

2) Впослѣдствіи же, когда подъ вліяніемъ новыхъ условій существованія трудъ изъ тяжелаго бремени, каковымъ онъ болыпею частью является для современнаго человѣчества, самъ обратится въ жизненную потребность и даже чуть не въ наслажденіе, — продукты труда будутъ распредѣляться сообразно потребностямъ каждаго члена общества.

В. До какой степени цѣлесообразнымъ является первый способъ распредѣленія, указанный Марксомъ?

О. Будучи несправедливъ, онъ совершенно не соотвѣтствуетъ сложившимся въ жизни понятіямъ и отношеніямъ.

В. Въ чемъ состоитъ это несоотвѣтствіе?

О. Это несоотвѣтствіе состоитъ въ томъ, что единицею мѣры для труда считается исключительно количество рабочаго времени, совершенно независимо отъ его интенсивности и качества. Количественному опредѣленію не поддаются такія свойства труда, какъ природныя физическія и духовныя способности рабочаго, пріобрѣтенная упражненіемъ опытность, усердіе въ работѣ; еще менѣе поддаются математическому учету профессіональныя дѣятельности, не имѣющія отношенія къ производству продуктовъ потребленія, но необходимыя въ жизни, напр., умѣнье, интенсивность работы, прилежаніе врача, больничной сидѣлки, ученаго, педагога или управляющаго производствами и т. д. Далѣе, между тѣмъ, какъ въ дѣйствительности цѣнность всякаго продукта, а слѣдовательно и труда, вложеннаго въ его производство, зависитъ отъ его качества, соціалисты допускаютъ лишь количественное опредѣленіе, отвергая всякую оцѣнку труда по его относительному достоинству; въ результатѣ трудъ истопника, или конюха и трудъ профессора высшей школы считается одинаково важнымъ и подлежащимъ равной оплатѣ.

В. Можно ли провести въ жизни распредѣленіе по этому способу?

О. Онъ неосуществимъ въ жизни потому, что при немъ необходимо знать, сколько труда, хотя бы и неправильно высчитаннаго при помощи количества рабочаго времени, заключается въ каждомъ продуктѣ, чего вычислить, очевидно, ужъ никакъ нельзя. „Пропорціональное распредѣленіе продуктовъ, сообразно количеству индивидуальнаго труда, возможно лишь при томъ условіи, если всѣ заин­тересованные въ дѣлежѣ будутъ въ равной мѣрѣ нуждаться во всѣхъ сортахъ вырабатываемыхъ продуктовъ, т.е., если у всѣхъ будутъ совершенно одинаковыя потребности и одинаковыя представленія о способахъ ихъ удовлетворенія. Если же этого условія не окажется въ наличности, какъ его никогда не было и нѣтъ доселѣ въ человѣчествѣ, то придется пропорціональный способъ распредѣленія продуктовъ замѣнить единственно возможнымъ эквивалентнымъ, если, конечно, соціалисты не захотятъ допустить частный обмѣнъ продуктами въ своемъ обществѣ, т.е. перестать быть соціалистами. Для осуществленія же этого способа необходимо всѣ роды и виды распредѣляемыхъ продуктовъ измѣрить и выразить въ единицахъ индивидуально-трудового времени, что практически неосуществимо. Въ самомъ дѣлѣ, никакой Архимедъ не можетъ опредѣлить, сколько единицъ человѣческаго трудового времени заключается, напр., въ томъ или другомъ изобрѣтеніи ученаго, въ картинѣ художника или даже въ куриномъ яйцѣ, въ стаканѣ молока и т. п."[9].

В. Возможно ли осуществленіе второго способа распредѣленія, указаннаго Марксомъ?

О. Помимо затрудненій, вытекающихъ изъ противорѣчія между индивидуальными и общественными интересами, и затрудненій чисто-техническихъ, осуществленіе этого способа распредѣленія — „каждому по его потребностямъ" — невозможно въ виду внутреннихъ свойствъ человѣческой природы, согласно которымъ индивидуальныя потребности человѣка имѣютъ тенденцію безконечно расти по степени и по формѣ, — тенденцію, которая не замедлитъ во всей полнотѣ осуществиться на дѣлѣ, если тому не будетъ положено какихъ-либо ограниченій.

В. Каковы могутъ быть эти ограниченія?

О. Во-первыхъ, внутреннія — моральнаго характера, со стороны самой личности; во-вторыхъ, внѣшнія — характера принудительнаго, со стороны общества.

В. Совмѣстимы ли первыя изъ нихъ съ общимъ характеромъ соціалистическаго ученія?

О. Этика соціализма не даетъ основъ, на которыхъ могли бы развиться альтруистическія и вообще нравственныя побужденія ограничивать свои потребности въ интересахъ ближняго. Соціализмъ есть общественный эгоизмъ и матеріализмъ.

В. Каковы основные принципы марксистской этики?

О. И здѣсь, какъ во всякомъ этическомъ ученіи, отправнымъ пунктомъ является несовершенство наличной дѣйствительности, съ тою лишь разницею, по сравненію съ христіанствомъ, что послѣднее видитъ несовершенство, въ нравственномъ отношеніи, въ самой природѣ человѣка, тогда какъ марксизмъ — во внѣшней сторонѣ человѣческаго общежитія. Съ его точки зрѣнія люди сами по себѣ ни хороши, ни плохи, а таковы, какими ихъ дѣлаетъ среда. Стоитъ лишь измѣнить къ лучшему внѣшній общественный строй, и люди сами собой измѣнятся къ лучшему.

В. До какой степени такое представленіе соотвѣтствуетъ дѣйствительности?

О. Современная и историческая дѣйствительность свидѣтельствуетъ какъ разъ объ обратномъ. Наличность нравственной дисгармоніи въ человѣкѣ и является причиною несовершенства созидаемаго имъ общественнаго строя. Нравственное несовершенство человѣчества создало несовершенный общественный строй, а не наоборотъ, хотя, конечно, впослѣдствіи мы наблюдаемъ въ смыслѣ развитія грѣховности и взаимодѣйствіе личности и общества, однако, изъ нравственно дурныхъ членовъ все же нельзя создать хорошаго общества, какъ изъ дерева нельзя выстроить каменнаго дома. „Свинцовые инстинкты не дадутъ золотого поведенія" (Д. С. Милль). При нравственно жеразвитой личности всякій строй былъ бы хорошъ.

В. Каковъ, такимъ образомъ, этическій идеалъ марксизма?

О. Марксизмъ, очевидно, идеализируетъ то, что есть въ самомъ человѣкѣ, т.е. его эгоизмъ, не указывая ни истиннаго идеала совершенства, ни пути къ нему, ни, наконецъ, того, во имя чего человѣкъ долженъ нравственно расти.

В. Находитъ ли себѣ мѣсто при такомъ идеалѣ начало самоограниченія въ виду интересовъ ближняго?

О. Такой идеалъ не даетъ основъ, во имя которыхъ человѣкъ долженъ жертвовать собою для ближняго; онъ ограничиваетъ лишь внѣшнимъ образомъ эгоизмъ одного эгоизмомъ многихъ, ему подобныхъ.

В. Въ какой формѣ можетъ осуществиться такое внѣшнее ограниченіе?

О. Со стороны общества должно послѣдовать разграниченіе разумныхъ потребностей его членовъ и пустыхъ прихотей съ ихъ стороны, для чего оно не имѣетъ достаточнаго критерія — во-первыхъ, а во-вторыхъ, такая регламентація обществомъ потребностей своихъ членовъ влечетъ за собою опять-таки граничащую съ рабствомъ опеку надъ личностью.

В. Намъ удалось намѣтить общія формы, въ какихъ можетъ осуществиться проектируемый соціалистами общественный строй. Какова же его цѣнность въ культурномъ отношеніи?

О. Для культуры человѣчества осуществленіе въ жизни соціалистическаго строя знаменовалось бы упадкомъ и регрессомъ — возвращеніемъ къ первобытному варварству („Дикарь и ребенокъ по основѣ своей — соціалисты"). Какъ умственная жизнь начинается съ различенiя (ср. логику и психологію), такъ культурная — съ понятія о собственности.

В. Почему осуществленіе проектируемаго соціалистами общественнаго строя связано съ регрессомъ въ культурномъ отношеніи?

О. Культурный регрессъ связывается съ осуществленіемъ соціалистическаго строя потому, что послѣдній создаетъ условія, при которыхъ невозможенъ дальнѣйшій культурный прогрессъ въ исторіи.

В. Въ какомъ смыслѣ можно говорить о прогрессѣ въ исторіи?

О. Прогрессъ въ исторіи долженъ пониматься въ смыслѣ накопленія и роста общей суммы знаній, т.е. идей, которыя и даютъ возможность практическаго улучшенія различныхъ сторонъ жизни человѣчества.

В. Почему накопленіе и ростъ идей неосуществимы при соціалистическомъ строѣ?

О. Потому, что прогрессивнымъ элементомъ въ исторіи, создающимъ идеи и указывающимъ человѣчеству путь впередъ, является личность, а характернѣйшая черта соціалистическаго строя есть подавленіе личнаго творчества и иниціативы.

В. До какой степени послѣдовательнымъ въ отношеніи общаго принципа соціализма является подавленіе личности въ намѣчаемомъ имъ общественномъ строѣ?

О. Подавленіе личности обществомъ является логическимъ выводомъ изъ общихъ основъ матеріализма, по которому идеи въ историческомъ процессѣ самостоятельнаго значенія не имѣютъ, а личность сама по себѣ лишена всякой цѣнности.

В. Какова дѣйствительная роль идеи въ исторіи?

О. Идеи въ значительной степени обусловливаютъ ходъ исторіи, и развитіе ихъ далеко не всегда совпадаетъ съ развитіемъ экономическихъ потребностей, какъ это предполагается марксизмомъ. Идея, какъ новый продуктъ умственнаго творчества, всегда есть изобрѣтеніе, какою бы отвлеченной она ни казалась, и имѣетъ практическое значеніе, ибо она всегда прибавляетъ нѣчто къ запасу нашего знанія о мірѣ, къ пониманію его законовъ и чрезъ это расширяетъ нашу власть надъ нимъ. Но развитіе идей не совпадаетъ необходимо съ развитіемъ экономическихъ по-требностей. Если идея возникаетъ раныпе, чѣмъ назрѣла потребность, она долгое время остается незамѣченной. Если же потребность является раньше идеи, которая бы указала способъ ея удовлетворенія, то это можетъ вызвать кризисъ въ жизни народа, чему примѣры мы и видимъ въ исторіи.

В. Въ какомъ процессѣ развиваются идеи, становясь соціальною силой?

О. Идеи зарождаются въ процессѣ индивидуальнаго творчества. Изобрѣтатель при этомъ опирается на ранѣе добытыя знанія, но послѣднія преломляются въ его умѣ совершенно особеннымъ образомъ, — и въ этомъ все значеніе индивидуальности, ея даръ человѣчеству. Чтобы сыграть роль въ исторіи, идея должна стать соціальною силой, т.е. быть усвоенною массами. Но въ этомъ развитіи идеи творческое начало дается личностью.

В. При всякихъ ли условіяхъ окружающей жизни можетъ развиваться индивидуальное творчество?

О. Индивидуальное творчество въ своемъ развитіи необходимо нуждается въ свободѣ самоопредѣленія личности. Чѣмъ шире эта свобода, тѣмъ большій просторъ открывается индивидуальному творчеству.

В. Чѣмъ обусловливается степень свободы личнаго самоопредѣленія?

О. Степень свободы личнаго самоопредѣленія въ обществѣ обусловливается высотою этическихъ началъ, какими оно живетъ въ связи съ развитіемъ религіозныхъ идей. Для того, чтобы права личности получили признаніе со стороны общества, необходимо предварительно признать за личностію самостоятельную цѣнность, цѣнность личности самой по себѣ, безотносительно къ обществу, то, что единственно христіанство объявило міру. Такая положительная оцѣнка личности стоитъ въ прямой зависимости отъ религіознаго сознанія, какъ сознанія, предметомъ и базисомъ котораго является вѣра вообще въ сохраненіе цѣнности въ мірѣ. Въ этомъ смыслѣ, чѣмъ выше религія, чѣмъ болѣе она способна отвѣчать на тѣ запросы, на какіе она отвѣчать призвана, тѣмъ большую цѣнность она сообщаетъ личности, какъ таковой.

В. Каковы условія, создаваемыя соціалистическимъ строемъ для развитія личности?

О. Въ результатѣ основного принципа соціализма, по которому религія самостоятельнаго значенія въ жизни не имѣетъ и все сводится къ матеріальнымъ сторонамъ существованія, личность въ соціалистической оцѣнкѣ является цѣнною постольку, поскольку она есть членъ общества, — другими словами, личность ставится въ положеніе особи („штуки") въ стадѣ. Необходимымъ логическимъ выводомъ такой оцѣнки личности и являются тѣ конкретныя формы сферы личной свободы въ соціалистическомъ строѣ, какія создаютъ всеобщую нивеллировку всѣхъ членовъ общества, подавляя всякое проявленіе индивидуальности и организуя всестороннюю опеку каждаго члена общества во всѣхъ сторонахъ его жизни. При такихъ условіяхъ, очевидно, какая бы то ни была личная свобода, разумѣется, мѣста не имѣетъ.

В. Можетъ ли соціалистическій строй гарантировать личности свободу слова?

О. Такой гарантіи со стороны соціалистическаго строя послѣдовать не можетъ. Въ печатномъ дѣлѣ соціалистическое общество не можетъ обойтись безъ предварительной цензуры и притомъ самой строгой изъ всѣхъ, которыя когда-либо угнетали человѣческую мысль, такъ какъ эта цензура должна будетъ не только слѣдить за направленіемъ мыслей въ сочиненіяхъ, но и производить точную оцѣнку степени важности ихъ въ научномъ илй художественномъ отношеніи, а также степени утилитарно-практическаго значенія ихъ для жизни общества. Это необходимо потому, что въ противномъ случаѣ печатались бы всѣ сочиненія, среди которыхъ могутъ оказаться, во-первыхъ, враждебныя самому соціалистическому строю, во-вторыхъ, незаслуживающія печатанія по своей бездарности, наконецъ, печатаніе всѣхъ произведеній чрезвычайно увеличило бы размѣры типографскаго труда и возложило бы излишнее бремя на общество. Что же касается свободы устнаго слова, свободы собраній и союзовъ, то эти виды публичной свободы могутъ имѣть мѣсто въ соціалистическомъ строѣ лишь при условіи сохраненія и надъ ними того общаго гнета, подъ которымъ въ немъ должна протекать вся публичная и частная дѣятельность личности.

В. Можетъ ли личность пассивно подчиниться такому порабощенію?

О. Есть основанія думать, что такому порабощенію подчиниться личность не можетъ, такъ какъ до тѣхъ поръ, пока человѣчество будетъ представлять собою живой организмъ, оно не можетъ не развиваться, а въ его развитіи выдающуюся роль играетъ личное творческое начало, требующее извѣстной индивидуальной свободы, какой лишаетъ его соціалистическій строй. Поэтому до тѣхъ поръ, пока человѣчество является живымъ организмомъ, пока оно сохраняетъ жизненность и стремится къ развитію, личность необходимо будетъ бороться за обезпеченіе себѣ свободы самоопредѣленія, какъ условія, опредѣляющаго развитіе человѣчества. Другими словами, до тѣхъ поръ, пока человѣчество не станетъ вырождаться, теряя свои жизненныя силы, соціалистическій строй въ жизни его мѣста имѣть не можетъ.

В. Что обѣщаютъ соціалисты взамѣнъ свободы личнаго самоопредѣленія въ проектируемомъ ими общественномъ строѣ?

О. Они обѣщаютъ каждому члену общества: 1) политическія права и 2) такъ-называемыя соціалистическія права.

В. Въ чемъ могутъ состоять политическія права?

О. Политическія права личности состоятъ въ правахъ участія въ той коллективной власти, какою является власть цѣлаго общества, — участія, размѣры котораго ограничиваются такими же правами остальныхъ членовъ общества. Въ соціалистическомъ строѣ, который долженъ, по мнѣнію его теоретиковъ, охватить все человѣчество, прямое участіе каждаго члена въ политической власти неосуществимо, а потому ихъ политическія права должны быть сведены къ праву участія въ выборѣ представителей власти и въ правѣ каждый разъ выставлять свою кандидатуру на это представительство, что фактически не способно ни вернуть, ни замѣнить личности ея дѣйствительную свободу самоопредѣленія.

В. Въ чемъ состоятъ такъ-называемыя соціалистическія права?

О. Соціалистическія права простираются: 1) на трудъ и 2) на равное участіе всѣхъ въ матеріальныхъ и культурныхъ благахъ.

В. Въ какомъ видѣ можетъ осуществиться „право на трудъ"?

О. При тѣхъ формахъ общественности, какія предполагаются при соціалистическомъ строѣ, право на трудъ можетъ быть осуществлено исключительно цѣною отказа отъ свободы въ выборѣ себѣ рода занятій и мѣста жительства, а также въ распоряженіи своимъ временемъ и силами. Другими словами, это будетъ право рабочаго животнаго не оставаться безъ работы; что же касается послѣдней, то она будетъ назначаться обществомъ безъ всякаго соображенія съ личными вкусами и склонностями рабочаго. Всякое иное осуществленіе права на трудъ было бы допущено прямо въ ущербъ планомѣрности въ организаціи производства.

В. Въ какомъ видѣ можетъ осуществиться право на матеріальныя блага?

О. Если мы примемъ во вниманіе то, что при соціалистическомъ строѣ необходимо послѣдуетъ та или иная общественная регламентація потребностей и способовъ ихъ удовлетворенія относительно каждаго отдѣльнаго члена общества, то станетъ яснымъ, что „право на матеріальныя блага" будетъ сведено къ праву рабочаго быть вовремя накормленнымъ, причемъ, однако, накормленнымъ только тѣми способами, которые будутъ указаны обществомъ.

В. Въ какомъ видѣ можетъ осуществиться право на культурныя блага?

О. Если мы сговоримся именемъ культурныхъ благъ называть практическіе результаты занятій науками и искусствами, то интересы самого общества потребуютъ, чтобы эти занятія были предоставлены способнѣйшимъ, въ виду необходимыхъ при этомъ затратъ, и сами эти способнѣйшіе, при отсутствіи личнаго интереса къ такимъ занятіямъ, должны будутъ привлекаться къ нимъ принуди­тельнымъ порядкомъ. Опять — всесторонняя рабская опека со стороны общества.

В. Могутъ ли такія права устранить или, по крайней мѣрѣ, смягчить то рабство каждаго члена и опеку его со стороны общества, къ которымъ неминуемо ведетъ соціалистическій строй?

О. Эти права не только не устраняютъ закрѣпощенія личности обществу, даже не смягчаютъ его, но, наоборотъ, фактическое осуществленіе нѣкоторыхъ изъ нихъ въ жизни, какъ, напр., право на матеріальныя и культурныя блага, должно усилить и довершить это всеобщее рабство[10].

ЗАКЛЮЧЕНІЕ.

В. Итакъ, въ чемъ же заключаются наиболѣе слабыя стороны марксизма?

О. Изъ политической экономіи Марксъ взялъ условную методологическую фикцію такъ-называемаго „экономическаго человѣка", сущность котораго состоитъ въ непреодолимомъ и безграничномъ стремленіи къ матеріальнымъ благамъ. Въ политической экономіи подобная фикція вполнѣ допустима, такъ какъ уясняетъ многія стороны хозяйственной дѣятельности, но въ общемъ обиходѣ жизни эта послѣдняя занимаетъ далеко не главное мѣсто. Исторія даетъ намъ примѣры, что главной пружиной общественныхъ переворотовъ, созданія новыхъ государствъ и новыхъ культуръ были религіозные, національные и иные факторы духовнаго характера. Съ точки зрѣнія экономическаго матеріализма, который предполагаетъ неумолимую и послѣдовательную смѣну хозяйственныхъ формъ и соотвѣтствующихъ имъ идеологическихъ надстроекъ, совершенно необъяснима гибель древнѣйшихъ цивилизацій, замершихъ на той или иной ступени хозяйственнаго развитія, безконечно далекой отъ соціализма.

Чѣмъ объяснить гибель Египта, Индіи, Греціи, Рима, если не принять во вниманіе религіозно-нравственнаго уклада этихъ странъ? Въ отношеніи къ настоящему времени, т.е. къ капиталистической эпохѣ, экономическій матеріализмъ также не позволяетъ предрекать соціалистическій строй. Онъ ссылается на растущую концентрацію капиталовъ и пролетаризацію массъ, но какой же логическій выводъ можно сдѣлать отсюда? Что концентрація еще болѣе увеличится и нищета безмѣрно возрастетъ; но такую картину мы уже видѣли въ Римѣ и, къ сожалѣнію, вмѣсто соціалистическаго рая она создала гибель этого всемірнаго государства. Возможно было бы еще допустить, что намѣченныя Марксомъ тенденціи современнаго строя разовьются до своего логическаго конца, т.е. до полнѣйшаго обнищанія и отупѣнія рабочаго класса — съ одной стороны, и ожирѣнія капиталистовъ — съ другой, и, какъ результатъ этого, мы увидимъ внезапное разрушеніе всего капиталистическаго уклада жизни, но указанныя тенденціи не замѣчаются нами, а потому, вопреки утвержденію Маркса, не могутъ носить характера неизбѣжности. Жизнь сама выковываетъ оружіе противъ своихъ недостатковъ. Хищническая психологія капиталистовъ и столь же хищническая психологія рабочаго класса, прививаемая ему соціалъ-демократіей, находитъ отпоръ въ лучшихъ и наиболѣе чуткихъ умахъ нашего времени. Начавшееся съ ХѴIII вѣка требованіе правъ смѣняется требованіемъ исполненія обязанностей, изъ которыхъ должны проистекать права. Къ капиталистамъ предъявляютъ требованія морально обосновать свои права на богатство, и въ сущности всѣ завоеванія соціалъ-демократіи въ области рабочаго законодательства обязаны не насильственному образу дѣйствій, а добровольнымъ уступкамъ со стороны господствующихъ классовъ.

Лучшее рабочее законодательство, безспорно, принадлежитъ Англіи, но какъ разъ тамъ и нѣтъ соціалъ-демократіи, разжигающей классовую вражду, а преобладаютъ гуманитарныя ученія, которыя возлагаютъ отвѣтственность за положеніе рабочаго класса на самихъ капиталистовъ. Затѣмъ, въ противовѣсъ растущему экономическому неравенству, мы видимъ сильно окрѣпшее за послѣднее время кооперативное движеніе во всѣхъ странахъ. Въ соединеніи съ христіанскимъ принципомъ любви и милосердія, оно и есть то самое оружіе, которое парализуетъ зло современнаго капиталистическаго общества и въ то же время сохраняетъ въ неприкосновенности личное творчество, которое, въ конечномъ счетѣ, и есть условіе всякаго прогресса.

Соціализмъ и христіанство.

В. Чѣмъ, съ точки зрѣнія соціализма, является религія въ жизни человѣчества?

О. Съ точки зрѣнія соціализма, базирующагося на историческомъ матеріализмѣ, религія, вмѣстѣ съ другими въ дѣйствительности совершенно самостоятельными областями духовной жизни человѣчества, считается вовсе не самостоятельной силой, а только идеологическою надстройкой надъ экономикой общества, всецѣло ею обусловленною и отъ нея зависящею. Та или другая форма религіи, по мнѣнію марксистовъ, сочиняется въ зависимости отъ сложившихся отношеній на почвѣ экономической дѣятельности.

В. Можетъ ли такимъ опредѣленіемъ быть исчерпана истинная сущность и значеніе религіи въ жизни человѣчества?

О. Это опредѣленіе религіи, которымъ соціализмъ пытается объяснитъ ея происхожденіе, представляетъ собою совершенно бездоказательное утвержденіе, съ помощью котораго соціализмъ просто-напросто желаетъ отдѣлаться отъ отвѣта на вопросъ о томъ, что собственно представляетъ собою религіозная жизнь человѣчества и каковы тѣ запросы человѣческаго духа, какіе она удовлетворяетъ, ибо, отвѣчая на этотъ вопросъ, сообразно съ данными исторической дѣйствительности и индивидуальной и соціальной психологіи, пришлось бы признать самостоятелъность области духа, что подорвало бы основы соціализма — его историко-матеріалистическое ученіе. При такихъ условіяхъ дѣйствительная сущность религіи совершенно остается незатронутою въ опредѣленіяхъ соціализма.

В. Чѣмъ можно объяснить такую односторонность соціалистическаго ученія, которая мѣшаетъ ему видѣть значеніе религіи въ жизни человѣчества такимъ, каково оно въ реальной дѣйствительности?

О. Эту односторонность соціализма, думается, можно объяснить упадкомъ духовной жизни въ наше время, въ силу котораго многія области человѣческаго существованія какъ бы затянуты туманомъ и остаются невѣдомыми. Одинъ изъ величайшихъ подвижниковъ древности преподобный Макарій Египетскій, основываясь на опытѣ святыхъ, утверждаетъ, что, по мѣрѣ нравственнаго роста человѣка, въ немъ открываются такія области его внутренняго существованія, или, вѣрнѣе, его духовный взоръ, очищаясь, начинаетъ видѣть ихъ, которыя ранѣе были закрыты предъ нимъ и о существованіи которыхъ онъ и не помышлялъ. Невысокій уровень общепринятой въ настоящее время нравственности сокращаетъ поле зрѣнія современнаго человѣка, — фактъ, открытый психологическими наблюденіями святыхъ подвижниковъ христіанства, — и сокращаетъ настолько, что человѣкъ перестаетъ видѣть вещи такими, какъ онѣ есть на самомъ дѣлѣ. Человѣкъ, вся духовная дѣятельность котораго направлена только къ тому, чтобы устроить возможно лучше свое матеріальное существованіе и возможно полнѣе удовлетворить собственнымъ физическимъ потребностямъ, безъ сомнѣнія, рѣшитъ, что основою человѣческой жизни, опредѣляющей цѣликомъ все его существованіе и дѣятельность, является экономика. Таково отношеніе соціализма къ реальной дѣйствительности и таковъ смыслъ его точки зрѣнія.

В. Какъ соціализмомъ оцѣнивается христіанство?

О. Кто не усматриваетъ въ чемъ-либо дѣйствительной потребности, тотъ, естественно, полагаетъ, что и удовлетвореніе ея излишне. Не видя стремленій человѣка къ Божеству, не видя того, что ему въ этомъ мѣшаетъ (грѣхъ) и Того, Кто Своею жизнью и смертью открылъ ему путь къ Себѣ, естественно считать христіанство лишнимъ, какъ это и дѣлаетъ соціализмъ, тѣмъ болѣе, что, считая рели­гію надстройкой надъ экономикой, соціализмъ самъ претендуетъ на значеніе религіи и откровенно желаетъ стать на мѣсто христіанства. Считая христіанство совершенно лишнимъ въ жизни, соціализмъ, особенно въ видѣ марксизма или соціалъ-демократіи, становится къ нему въ крайне враждебное отношеніе. Такъ обстоитъ дѣло въ теоріи. На практикѣ же, пока массы населенія странъ, гдѣ развивалось и развивается соціалистическое ученіе, не порвали связи съ христіанствомъ, въ виду тактическихъ соображеній, представители соціализма заявляютъ, что „религія есть частное дѣло личности". Но это нисколько не устраняетъ основного взгляда, по которому религія не имѣетъ самостоятельнаго значенія, а христіанство въ настоящій моментъ является лишнимъ и даже вреднымъ[11].

В. Что представляетъ собою такъ - называемый христіанскій соціализмъ?

О. Подъ именемъ христіанскаго соціализма объединяются ученія, которыя, не отвергая христіанства, какъ религіи, или просто, какъ извѣстной этической системы, считаютъ единственною возможностью улучшенія условій общественной жизни осуществленіе соціалистическаго строя; которыя или оправдываютъ Евангеліемъ или даже изъ него съ необходимостью выводятъ.

В. Въ какое отношеніе ученіе христіанскаго соціализма становится къ научному?

О. Христіанскій соціализмъ принимаетъ все ученіе научнаго соціализма, за исключеніемъ теоріи историческаго матеріализма. Между этими двумя видами соціализма — христіанскимъ и научнымъ — помѣщается особая варіація соціалистическаго ученія, которая, не отвергая теоріи историческаго матеріализма, Самого Христа считаетъ соціалистомъ, низводя самое христіанство на степень соціально-экономической теоріи.

В. До какой степени основательною можетъ считаться точка зрѣнія на Христа, какъ на соціалиста?

О. Самый фактъ враждебности научнаго соціализма къ христіанству свидѣтельствуетъ о томъ, что Евангельское ученіе не есть соціально-экономическая теорія. Марксизмъ прямо отвергаетъ христіанское ученіе, какъ ученіе о томъ, что „не отъ міра сего", и отвергаетъ именно потому, что оно „не отъ сего міра". Поэтому, если говорятъ, что Христосъ былъ соціалистомъ, то на это нельзя не смотрѣть исключительно какъ на тактическій пріемъ, которымъ соціалистическое ученіе, въ виду авторитета, какимъ и понынѣ пользуется нравственное ученіе Евангелія, желаетъ прочнѣе утвердиться на твердой почвѣ этого авторитета.

В. Въ чемъ состоитъ ученіе христіанскаго соціализма?

О. Христіанскій соціализмъ является въ двухъ видахъ:

1) первый изъ нихъ считаетъ возможною совмѣстимость задачъ соціализма съ христіанскимъ ученіемъ, причемъ, не касаясь самого христіанства, забываетъ, что современный соціализмъ не есть только экономическая теорія, но цѣлое міровоззрѣніе, по своимъ началамъ совершенно противоположное христіанству;

2) согласно точкѣ зрѣнія второго вида христіанскаго соціализма, христіанство якобы необходимо приводитъ къ соціализму, чѣмъ обнаруживается недостаточное пониманіе христіанства, такъ какъ его ставятъ въ необходимую связь съ одною опредѣленною формою соціально-экономической жизни и именно съ тою, какую стремится осуществить соціализмъ?

В. На чемъ основывается ученіе христіанскаго соціализма?

О. Оно основывается:

а) на произвольно толкуемыхъ мѣстахъ законодательства Моисея, на проповѣди пророковъ и ученіи Евангельскомъ, изъ которыхъ якобы усматривается, что какъ Моисей и пророки, такъ и Христосъ не признавали частной собственности (Ме. VI, 19—21; ХIХ, 20—24; Лк. ХII, 33);

б) на томъ фактѣ, что первые послѣдователи Христа принадлежали будто бы исключительно къ пролетаріату;

в) на произвольномъ пониманіи строя жизни первыхъ христіанъ по книгѣ Дѣяній (II, 44—45; IV, 32—35);

г) на текстахъ Евангелія, о которыхъ утверждаютъ, что они свидѣтельствуютъ будто бы о революціонномъ характерѣ дѣятельности Іисуса Христа, или, по крайней мѣрѣ, оправдываютъ такую дѣятельность, т.е. насилія, совершаемыя во имя торжества добра и справедливости (напримѣръ, Лк. XII, 49—53).

В. Какъ читается текстъ Мф. VI, 19—21?

О. „Не собирайте себѣ сокровищъ на землѣ, гдѣ моль и ржа истребляютъ и гдѣ воры подкапываютъ и крадутъ; но собирайте себѣ сокровища на небѣ, гдѣ ни моль, ни ржа не истребляетъ и гдѣ воры не подкапываютъ и не крадутъ; ибо гдѣ сокровище ваше, тамъ будетъ и сердце ваше".

В. Какъ читается текстъ Мф. XIX, 20—24?

О. „Юноша говоритъ ему: все это сохранилъ я отъ юности моей; чего еще недостаетъ мнѣ? Іисусъ сказалъ ему: если хочешь быть совершеннымъ, пойди, продай имѣніе твое и раздай нищимъ; и будешь имѣть сокровище на небесахъ; и приходи и слѣдуй за Мною. Услышавъ слово сіе, юноша отошелъ съ печалью, потому что у него было большое имѣніе. Іисусъ же сказалъ ученикамъ своимъ: истинно говорю вамъ, что трудно богатому войти въ Царство Небесное; и еще говорю вамъ: удобнѣе верблюду пройти сквозь игольныя уши, нежели богатому войти въ Царство Божіе".

В. Какъ читается текстъ Лк. XII, 33?

О. „Продавайте имѣнія ваши и давайте милостыню. Приготовляйте себѣ влагалища неветшающія, сокровище неоскудѣвающее на небесахъ, куда воръ не приближается, и гдѣ моль не съѣдаетъ".

В. Что нужно сказать о соціологіи Моисея и пророковъ?

О. Дѣйствительно, мысль о томъ, что земля есть достояніе Божіе, а не собственность человѣческая, присуща ветхозавѣтной Библіи, и отчасти выражена въ законахъ Моисея о юбилейныхъ годахъ, о распредѣленіи земли по колѣнамъ и т. п. постановленіяхъ. Но, во-первыхъ, эта мысль всецѣло истекаетъ изъ теократическаго строя жизни древняго Израиля и внѣ ея не имѣла смысла, во-вторыхъ, она не исключала частной собственности: земля въ юбилейный годъ возвращалась къ прежнимъ ея владѣльцамъ; колѣна Израилевы владѣли отведенною каждому изъ нихъ землей; ученіе же, что собственники суть только приставленные Богомъ къ имуществу управители, указываетъ только на то, что и въ управленіи собственностью, какъ вообще во всѣхъ безъ исключенія сторонахъ жизни, человѣкъ управляется Божіимъ Закономъ. Атеистическому и аморальному соціализму нельзя ссылаться на Библію, ибо онъ въ корнѣ отвергаетъ теократію, замѣняя ее демократіей. Нельзя брать выводы, отвергая посылки.

В. Каковъ смыслъ вышеприведенныхъ евангельскихъ текстовъ.

О. Первые два изъ нихъ направлены противъ излишней привязанности къ богатству, а не противъ частной собственности вообще, какъ таковой. Форма обращенія къ юношѣ условна: „если хочешь", чѣмъ исключается всякая принудительность отчужденія, какая имѣетъ мѣсто въ соціализмѣ. Что же касается Лк. XII, 33, то здѣсь, судя по предыдущему стиху, наставленіе Спасителя обращено собственно къ апостоламъ, для которыхъ обладаніе собственностью было дѣйствительно несовмѣстимо съ характеромъ предстоявшаго имъ служенія, но не ко всѣмъ вѣрующимъ. Тѣмъ не менѣе, и здѣсь, какъ и въ другихъ подобныхъ мѣстахъ, право личнаго распоряженія собственностью оставляется Спасителемъ во всей его неприкосновенности.

В. Правильно ли утвержденіе, что первые послѣдователи Христа всѣ безъ исключенія принадлежали къ пролетаріату?

О. Такое утвержденіе ни на чемъ рѣшительно не основано; факты, о которыхъ повѣствуется въ Евангеліи и Дѣяніяхъ, свидѣтельствуютъ обратное. Среди послѣдователей Іисуса Христа были люди и знатные (Никодимъ) и богатые (Іосифъ Аримафейскій, Закхей, Лазарь съ сестрами), или просто зажиточные собственники, въ числѣ которыхъ были даже нѣкоторые апостолы до ихъ призванія къ новому служенію (сыновья Заведеевы, мытарь Левій). То же видимъ и во времена апостоловъ (самъ ап. Павелъ, проконсулъ Сергій, Павелъ, Діонисій Ареопагитъ, евнухъ эфіопской царицы и др.) и мужей апостольскихъ, что подтверждается и показаніями языческихъ авторовъ. Напримѣръ, Плиній младшій въ своемъ извѣстномъ письмѣ къ Траяну свидѣтельствуетъ, что при немъ христіанство исповѣдывали нѣкоторые cives Romani и люди omnis ordinis. Правда, бѣдные и незнатные, болѣе подготовленные условіями своей жизни, оказались болѣе воспріимчивыми къ Евангельской проповѣди, а потому ихъ и оказалось больше среди первыхъ послѣдователей Христа; послѣднее еще понятно и потому, что бѣдныхъ вообще на свѣтѣ больше, чѣмъ богатыхъ. (Ср. притчу о талантахъ).

В. Какъ читается мѣсто въ Дѣяніяхъ II, 44—45?

О. „Всѣ же вѣрующіе были вмѣстѣ и имѣли все общее: и продавали имѣнія и всякую собственность, и раздѣляли всѣмъ, смотря по нуждѣ каждаго".

В. Какъ читается мѣсто въ Дѣяніяхъ IV, 32, 34—35?

О. „У множества же увѣровавшихъ было одно сердце и одна душа, и никто ничего изъ имѣнія своего не называлъ своимъ, но все у нихъ было общее". „Не было между ними никого нуждающагося; ибо всѣ, которые владѣли землями или домами, продавая ихъ, приносили цѣну проданнаго и полагали къ ногамъ Апостоловъ; и каждому давалось, въ чемъ кто имѣлъ нужду".

В. Являются ли дѣйствительно факты, о которыхъ говорится въ этихъ текстахъ, достаточной аргументаціей для соціализма?

О. Общеніе имуществъ въ первой Іерусалимской общинѣ христіанъ представляетъ собою явленіе исключительное для апостольской Церкви и кратковременное даже въ жизни самой Іерусалимской общины. Въ этомъ смыслѣ одинъ изъ умѣренныхъ сторонниковъ соціализма правильно называетъ его исключительнымъ „праздникомъ христіанства", впослѣдствіи не повторявшимся, но и общеніе это рѣшительно ничего общаго съ современнымъ соціализмомъ не имѣло, ибо оно было результатомъ христіанской любви и носило добровольный характеръ, тогда какъ будущій соціалистическій строй носитъ на себѣ черты принудительности, которою обусловливается и его возникновеніе и поддержаніе. Далѣе, общеніе имуществъ въ Іерусалимской общинѣ распространялось только на потребленіе, но не на производство. Какъ естественное выраженіе высокихъ внутреннихъ переживаній первыхъ христіанъ, съ ихъ прекращеніемъ прекращается и это общеніе въ Іерусалимской Церкви, оставаясь совершенно неизвѣстнымъ другимъ апостольскимъ церквамъ. Это подтверждается всѣми свящ. книгами Новаго Завѣта.

В. Какіе тексты Новаго Завѣта могутъ подтвердить отсутствіе принудительности такого общенія?

О. Въ Дѣяніи II, 35 сказано, что „у множества вѣрующихъ было одно сердце и одна душа", чѣмъ указывается на любовь, двигавшую поступками первыхъ христіанъ. Далѣе, когда Ананія и Сапфира, продавъ имѣніе свое, часть утаили отъ Апостоловъ, Ап. Петръ прямо сказалъ: „Ананія! для чего ты допустилъ сатанѣ вложить въ сердце твое мысль солгать Духу Святому и утаить изъ цѣны земли? чѣмъ ты владѣлъ, не твое ли было, и пріобрѣтенное продажею не въ твоей ли власти находилось"... (V, 3—4). Здѣсь прямо подчеркивается отсутствіе принудительнаго характера въ этомъ общеніи имуществъ: Ананія и Сапфира могли отдать свое имѣніе общинѣ, могли и не отдать его; наказаніе же постигло ихъ за тщеславіе и ложь, такъ какъ, не желая разставаться со своимъ имѣніемъ, они только для виду, не желая отставать отъ другихъ, а можетъ-быть и ради выгоды общенія имуществъ для нихъ лично, отдали его часть, выдавая ее за все, что имѣли. Объ отсутствіи принудительности въ имущественномъ общеніи первыхъ христіанъ Іерусалимской Церкви говоритъ весь духъ, какимъ проникнуты всѣ описанія его въ Новомъ Завѣтѣ.

В. На какiямѣста Новаго Завѣта ссылаются соціалисты при утвержденіи, что I. Христосъ былъ соціалистомъ?

О. На тексты Мф. X, 34—36, 21 и Лк. XII, 49—53.

В. Какъ читается текстъ Мф. X, 34—36?

О. „Не думайте, что Я пришелъ принести миръ на землю; не миръ пришелъ Я принести, но мечъ; ибо Я пришелъ раздѣлить человѣка съ отцемъ его, и дочь съ матерью ея, и невѣстку со свекровью ея. И враги человѣку — домашніе его".

В. Какъ читается текстъ Мф. X, 21?

О. „Предастъ братъ брата на смерть, и отецъ — сына; и возстанутъ дѣти на родителей и умертвятъ ихъ"...

В. Какъ читается текстъ Лк. XII, 49—53?

О. „Огонь пришелъ Я низвесть на землю, и какъ желалъ бы, чтобы онъ уже возгорѣлся. Крещеніемъ долженъ Я креститься; и какъ Я томлюсь, пока сіе совершится! Думаете ли вы, что Я пришелъ дать миръ землѣ? нѣтъ, говорю вамъ, но раздѣленіе; ибо отнынѣ пятеро въ одномъ домѣ станутъ раздѣлятъся, трое противъ двухъ, и двое противъ трехъ: отецъ будетъ противъ сына, и сынъ противъ отца; мать противъ дочери, и дочь противъ матери; свекровь противъ невѣстки своей, и невѣстка противъ свекрови своей". (Ср. Лук. XIV, 26; XVI, 3).

В. Каковъ смыслъ этихъ текстовъ?

О. Огонь, о которомъ говоритъ Христосъ, есть огонь Божественной любви, зажигающій сердца человѣческія. Что касается раздѣленія, то подъ нимъ разумѣется раздѣленіе нравственно-религіозное, раздѣленіе вѣры, раздѣленіе стремленій и борьба духа съ плотью, міромъ и діаволомъ, который со всею яростью нападаетъ на истинныхъ послѣдователей Христа. Въ этомъ смыслѣ о борьбѣ и раздѣленіи Спаситель говоритъ не какъ о цѣли Своего пришествія на землю, а какъ о неизбѣжномъ его слѣдствіи.

В. Очевидно, вся аргументація, приводимая соціалистами въ пользу обоснованія соціализма съ началами христіанства, лишена доказательной силы — допустимо ли по крайней мѣрѣ совмѣщеніе христіанства и соціализма?

О. По существу принциповъ того и другого, христіанство и соціализмъ рѣшительно несовмѣстимы. Марксизмъ, который является наиболѣе послѣдовательнымъ развитіемъ основного принципа соціализма, совершенно исключаетъ христіанство. И это понятно ужъ по одному тому, что христіанство, въ истинномъ смыслѣ этого слова, еще прежде должно отвергнуть соціализмъ, ибо, по существу своему, не можетъ принять его основныхъ положеній.

В. Въ чемъ состоитъ истинная сущность христіанства?

О. Христосъ пришелъ на землю для того, чтобы возстановить духъ человѣка въ его истинныхъ, данныхъ ему Создателемъ, правахъ, отъ которыхъ человѣкъ самъ отказался грѣхопаденіемъ.

В. Въ чемъ состояло эта возстановленіе?

О. Удовлетворяя высшей Божественной справедливости, Христосъ Господь Своею Кровью возвратилъ человѣку утерянную возможность нравственнаго совершенствованія, въ безконечномъ приближеніи — фактически и своимъ качественнымъ содержаніемъ — къ безконечному совершенству своего Создателя—Бога.

В. Чѣмъ обусловливается это возможность со стороны

человѣка?

О. Условіемъ осуществленія этой возможности является жизнь человѣка по началамъ вѣры и христіанской нравственности.

В. Какъ можетъ быть охарактеризована христіанская нравственность?

О. Она характеризуется, главнымъ образомъ, стремленіемъ возстановить духъ человѣка въ его природныхъ правахъ, подчинивъ ему плоть и психическія способности. Такой духовный ростъ возможенъ исключительно подъ условіемъ общенія человѣка со своимъ Первообразомъ, отъ Котораго онъ получаетъ силы расти духовно. Въ этомъ смыслѣ міръ матеріальный принимается во вниманіе христіанскою этикой лишь постольку, поскольку онъ можетъ имѣть то или другое отношеніе къ міру духовному и служить для него средствомъ.

В. Съ какой точки зрѣнія смотритъ соціализмъ на нравственность?

О. Взглядъ соціализма на нравственность резюмируется слѣдующимъ опредѣленіемъ Лассаля: „что въ данное время и въ данномъ обществѣ принято считать обязательнымъ и добрымъ, то и нравственно".

В. Есть ли что общее между христіанскою нравственностью и „этикой" соціализма?

О. Между тѣмъ и другимъ нѣтъ рѣшительно ничего общаго, за исключеніемъ общихъ понятій и даже скорѣе только словъ о справедливости, любви, братствѣ, равенствѣ и т. п., которыми воспользовался соціализмъ по тактическимъ цѣлямъ.

В. Въ чемъ состоитъ разница между нравственностью христіанства и соціализма?

О. Христіанская нравственность въ своемъ содержаніи вѣчна, безусловна, безотносительна, она оцѣниваетъ личность саму по себѣ, видя въ ней образъ и подобіе абсолютнаго Божества и указывая ей абсолютныя цѣли въ безконечномъ совершенствованіи; этика соціализма относительна; она оцѣниваетъ человѣка, какъ „особь (штуку) въ стадѣ", указывая ему цѣль жизни въ матеріальномъ довольствѣ, къ каковой онъ и обязанъ стремиться, придерживаясь тѣхъ общихъ правилъ поведенія, какія принято въ томъ или другомъ обществѣ, въ тотъ или другой моментъ считать нравственными, и которыя сами слагаются въ зависимости отъ экономическихъ отношеній.

В. До какой степени приложимы въ той или другой формѣ къ соціализму такія понятія, какъ равенство, справедливость, любовь, братство и т. п.?

О. При послѣдовательномъ развитіи соціалистической точки зрѣнія эти понятія не могутъ представлять самостоятельной цѣнности, ибо, по общей формулѣ соціалистической этики, и они являются не болѣе, какъ извѣстнымъ выводомъ изъ сложившихся экономическихъ отношеній. А разъ это такъ, то опредѣляющаго вліянія на жизнь человѣка и, въ частности, на эти же экономическія отношенія они оказывать не могутъ, такъ какъ, по выводу изъ той же формулы соціализма, новыя экономическія отношенія сильны ихъ сломить, выдвинувъ новыя этическія понятія. Самостоятельное значеніе ихъ возможно только тогда, когда они опираются на абсолютныя начала Правды и Добра, тѣмъ самымъ получая абсолютный смыслъ. Но соціализмъ исключаетъ такой смыслъ въ своихъ этическихъ понятіяхъ, устраняя этимъ для себя возможность примѣненія понятій справедливости, равенства, любви и т. п.[12]

В. Какъ оцѣнивается христіанствомъ область матеріальнаго міра?

О. Матерія сама по себѣ ни хороша, ни дурна, но, являясь орудіемъ проявленія духа, она отъ этого духа и получаетъ свою цѣнность, въ зависимости отъ того, пользуется ли онъ ею для доброй или худой цѣли.

В. Можетъ ли нравственное ученіе христіанства быть уложено въ рамки одной опредѣленной соціальной или политической системы?

О. Христіанское ученіе въ его цѣломъ и, въ частности, христіанская этика — универсальны и въ этомъ смыслѣ не могутъ быть ограничиваемы въ своемъ примѣненіи исключительно формою соціально - экономическихъ или политическихъ отношеній. Оно выше всякой системы, ибо касается области, стоящей надъ внѣшнею стороною жизни и управляющею ею.

В. Въ чемъ можно усмотрѣть подтвержденіе того, что ученіе Христа простирается на область духа, а Самъ Онъ не является соціальнымъ и политическимъ реформаторомъ, какъ утверждаютъ соціалисты?

О. За это говоритъ общій смыслъ Евангелія и всего Новаго Завѣта. Спаситель говоритъ, что царство Его „не отъ сего міра" (Іоан. XVIII, 36). Особенно ясно объ этомъ свидѣтельствуетъ мѣсто Евангелія отъ Лк. XII, 13—15. Далѣе, что Христосъ не былъ соціалистомъ и революціонеромъ доказывается, во-первыхъ, самымъ фактомъ поднявшейся противъ Него вражды со стороны представителей Іудейскаго народа, среди котораго жили чисто-революціонныя, по условіямъ времени, надежды на земное царство Мессіи, — надежды, которыхъ, отстраняясь отъ рѣшенія всякаго рода чисто-земныхъ дѣлъ, Іисусъ Христосъ не оправдалъ; во-вторыхъ, это доказывается отношеніемъ Его къ двумъ устоямъ соціальной жизни человѣчества, противъ которыхъ, главнымъ образомъ, возстаютъ соціалисты, — къ институту частной собственности и гражданской власти.

В. Какъ читается текстъ Лк. ХII, 13—15?

О. „Нѣкто изъ народа сказалъ Ему: Учитель! скажи брату моему, чтобы онъ раздѣлилъ со мною наслѣдство. Онъ же сказалъ человѣку тому: кто поставилъ Меня судить или дѣлить васъ? При этомъ сказалъ имъ: смотрите, берегитесь любостяжанія, ибо жизнь человѣка не зависитъ отъ изобилія его имѣнія".

В. Какъ относится Іисусъ Христосъ къ частной собственности?

О. Осуждая чрезмѣрное пристрастіе къ богатству, Христосъ, однако, не отрицалъ частной собственности, доказательствомъ чего является Его отношеніе къ закону Моисееву и въ частности къ десятословію, отношенія къ Закхею и другимъ собственникамъ, какъ Лазарь съ сестрами, Никодимъ; а также многочисленныя наставленія Его о милостынѣ и благотворительности неимущимъ, ко­торыя могутъ имѣть мѣсто и смыслъ лишь въ томъ обществѣ, гдѣ частная собственность существуетъ.

В. Гдѣ говорится объ отношеніи Спасителя къ закону Моисееву?

О. Въ Евангеліи отъ Матфея V, 17—18 и ХІХ, 17—19.

В. Какъ читается текстъ Мф. V, 17—18?

О. „Не думайте, что Я пришелъ нарушить законъ или пророковъ: не нарушить пришелъ Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вамъ: доколѣ не прейдетъ небо и земля, ни одна іота или ни одна черта не прейдетъ изъ закона, пока не исполнится все".

В. Какъ читается текстъ Мф. XIX, 17—19?

О. На вопросъ о томъ, что надо сдѣлать добраго, чтобы наслѣдовать жизнь вѣчную, Спаситель отвѣчаетъ: „если хочешь войти въ жизнь вѣчную соблюди заповѣди. — Говоритъ Ему: какія? Іисусъ же сказалъ: не убивай, не прелюбодѣйствуй, не кради; не лжесвидѣтельствуй, почитай отца и мать; и люби ближняго твоего, какъ самого себя".

В. Что говорятъ объ отношеніи Іисуса Христа къ собственности эти тексты Евангелія?

О. Въ этихъ текстахъ говорится, что Іисусъ Христосъ подтверждаетъ Законъ Моисеевъ и, въ частности, десятословіе, а десятословіе охраняетъ частную собственность: „не укради" (заповѣдь 8-я) и „не пожелай жены искренняго твоего, не пожелай дому ближняго твоего, ни села его, ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ни всякаго скота его, ни всего, елика суть ближняго твоего" (заповѣдь 10-я). Слова эти какъ бы нарочно направлены противъ соціализма и его вожделѣній.

В. Изъ какихъ мѣстъ Евангелія видно то или другое отношеніе Спасителя къ гражданской власти?

О. Отношеніе Спасителя къ гражданской власти усматривается изъ Іоан. XIX, 11 и Мф. XXII, 17—21.

В. 0 чемъ говорится у Іоанна въ XIX гл., 11 стихѣ?

О. Іисусъ Христосъ здѣсь утверждаетъ законность всякой власти: „ты не имѣлъ бы надо Мною никакой власти, — говоритъ Онъ Пилату, — если бы не было дано тебѣ свыше; посему болѣе грѣха на томъ, кто предалъ Меня тебѣ".

В. 0 чемъ говорится у Матфея въ гл. XXII, ст. 17—21?

О. Здѣсь Іисусъ Христосъ устанавливаетъ, что подчиненіе законной власти гражданской не нарушаетъ обязанностей человѣка къ Богу: на вопросъ фарисеевъ, „позволительно ли давать подать кесарю", „Іисусъ, видя лукавство ихъ, сказалъ: что искушаете Меня, лицемѣры? покажите Мнѣ монету, которою платится подать. Они принесли Ему дикарій. И говоритъ имъ: чье это изображеніе и надпись? Говорятъ Ему: кесаревы. Тогда говоритъ имъ: итакъ, отдавайте кесарево кесарю, а Божіе Богу".

В. Что является характерною, специфическою чертою всякаго политическаго и соціальнаго строя, въ томъ числѣ и строя, какой проповѣдуется соціализмомъ?

О. Такою чертою его является внѣшняя принудительность.

В. А христіанскій нравственный законъ носитъ ли принудительный характеръ?

О. Нравственный законъ Христа совершенно лишенъ всякой внѣшней принудительности, чѣмъ всего яснѣе обнаруживается его природа, совершенно чуждая соціализму.

В. Въ чемъ усматривается отсутствіе внѣшней принудительности въ христіанскомъ ученіи?

О. Объ отсутствіи внѣшней принудительности свидѣтельствуетъ самый духъ, какимъ проникнуто Евангеліе, въ частности, отдѣльныя мѣста Евангелія: Мф. V, 38—41; XXVI, 51—52; Лк. IX, 51—56 и др.

В. Какъ читается текстъ Мф. V, 38—41?

О. „Вы слышали, что сказано: „око за око и зубъ за зубъ". А Я говорю вамъ: не противься злому. Но кто ударитъ тебя въ правую щеку твою, обрати къ нему и другую; и кто захочетъ судиться съ тобою и взять у тебя рубашку, отдай ему и верхнюю одежду; и кто принудитъ тебя идти съ нимъ одно поприще, иди съ нимъ два".

В. Какъ читается текстъ Мф. XXVI, 51—52?

О. Когда Іисуса Христа въ саду Геесиманскомъ воины взяли подъ стражу, „одинъ изъ бывшихъ съ Іисусомъ, простерши руку, извлекъ мечъ свой и, ударивъ раба первосвященникова, отсѣкъ ему ухо. Тогда говоритъ ему Іисусъ: возврати мечъ твой въ его мѣсто, ибо всѣ, взявшіе мечъ, мечемъ погибнутъ".

В. Какъ читается текстъ Лк. IX, 51—56?

О. „Когда же приближались дни взятія Его отъ міра, Онъ восхотѣлъ идти въ Іерусалимъ, и послалъ вѣстниковъ предъ лицемъ Своимъ; и они пошли и вошли въ селеніе Самарянское, чтобы приготовить для Него; но тамъ не приняли Его, потому что Онъ имѣлъ видъ путешествующаго въ Іерусалимъ. Видя то, ученики Его Іаковъ и Іоаннъ сказали: Господи! хочешь ли, мы скажемъ, чтобы огонь сошелъ съ неба и истребилъ ихъ, какъ и Илія сдѣлалъ? Но Онъ, обратившись къ нимъ, запретилъ имъ и сказалъ: не знаете, какого вы духа; ибо Сынъ Человѣческій пришелъ не губить души человѣческія, а спасать. И пошли въ другое селеніе".

В. Какимъ должно быть отношеніе христіанства къ соціализму?

О. Не отрицая коммунизма и даже одобряя и поощряя его тамъ, гдѣ онъ возможенъ по чисто-нравственнымъ условіямъ, при сохраненіи полной свободы выбора образа жизни, притомъ не ради земныхъ цѣлей, а ради Бога и нравственнаго совершенства, какъ это мы видимъ въ общежительныхъ монастыряхъ, — истинное христіанство, какъ религія духа и вѣчности, должно отвергнуть современный соціализмъ, который, не желая быть простою теоріей, претендуетъ на значеніе новой вѣры человѣчества, стремящейся вытѣснить и замѣнитъ собою христіанство, — на значеніе цѣлостнаго, хотя и грубаго, узкаго міровоззрѣнія, проповѣдующаго культъ плоти и сосредоточивающаго всѣ помыслы человѣка исключительно на интересахъ его земного, матеріальнаго благополучія, съ полнымъ забвеніемъ о Богѣ, о вѣчности, о жизни духа, — о томъ, словомъ, что есть „едино на потребу".

В. Чѣмъ можетъ быть объяснено явленіе христіанскаго соціализма послѣ того, какъ выяснилось, что христіанство и соціализмъ взаимно исключаютъ другъ друга?

О. То или другое смѣшеніе соціализма предполагаетъ недостаточное углубленіе въ сущности этихъ двухъ началъ, за исключеніемъ того случая, когда соціалисты стараются обосновать свои положенія ссылкою на Евангеліе по тактическимъ соображеніямъ. Фактъ нищеты и обездоленности темнаго люда, фактъ, который главнымъ образомъ и содѣйствуетъ успѣху соціализма вообще, бываетъ часто причиною того, что христіански-настроенные люди, желая облегчить ему бремя жизни, стремятся къ реформѣ существующаго общественно-экономическаго строя и въ ложной надеждѣ обращаются за разрѣшеніемъ этого вопроса къ соціалистическимъ теоріямъ, которыя, однако, не только не способны разрѣшить его, но и противорѣчатъ по существу самому ученію Христа и нормальному устройству жизни. Съ другой стороны, и соціализмъ нерѣдко прибѣгаетъ къ христіанскимъ началамъ любви, равенства, справедливости и т. п., чтобы прочнѣе утвердиться въ мнѣніяхъ воспитанныхъ въ христіанской морали современныхъ людей, что, однако, не мѣшаетъ ему по существу оставаться враждебнымъ христіанству.

В. Не знаетъ ли исторія соціализма попытокъ къ созданію системы христіанскаго соціализма?

О. Такія попытки дѣйствительно были: во Франціи — свящ. Клода Фоше въ эпоху Великой французской революціи 1879 г., Бюше и Ламенне въ 30-хъ гг. XIX ст., Ле-Пле и графа де Мена около половины того же столѣтія; въ Германіи — еп. Кеттлера и сотрудника его, свящ. Муфанга, изъ протестантовъ — придворнаго проповѣдника пастора Штеккера, во второй половинѣ прошлаго столѣтія; въ Англіи — адвоката Людлоу и сотрудниковъ его — священниковъ Мориса и Кингслея, бывшаго воспитателя короля Эдуарда VII, и др.

В. Чѣмъ въ общихъ чертахъ характеризовались эти попытки?

О. Одни изъ нихъ съ самаго начала явились ярыми революціонерами (Клодъ Фоше), а на соціализмъ смотрѣли, какъ на высшую, усовершенствованную форму христіанства (Бюше, Ламенне). Другіе (Ле-Пле, де Менъ, Кеттлеръ, Штеккеръ, Кингслей), наоборотъ, назывались христіанскими соціалистами лишь по недоразумѣнію, ибо, не имѣя ничего общаго съ соціализмомъ, они стремились исключительно къ наилучшему, возможно полному осуществленію христіанскихъ началъ въ современной общественной жизни, безотносительно къ существующему строю; въ частности они старались объ улучшеніи положенія рабочихъ массъ, съ одной стороны, при помощи средствъ церкви (заботы о просвѣщеніи и благотворительность разныхъ видовъ) и государства (законодательство, направленное къ огражденію интересовъ трудящейся бѣдноты), главнымъ же образомъ — путемъ возвышенія религіозно-нравственнаго состоянія рабочихъ, а также путемъ организованной самодѣятельности самихъ рабочихъ (кооперація и взаимопомощь разныхъ видовъ). Первые, хотя и прикрывались именемъ христіанства, ничего общаго съ христіанствомъ не имѣли; вторые же, какъ уже замѣчено, лишь по недоразумѣнію получили имя соціалистовъ, и съ нимъ тоже ничего общаго не имѣли.

В. Какова была судьба этихъ попытокъ и связанныхъ съ ними рабочихъ движеній?

О. Въ тѣхъ случаяхъ, когда эти движенія оставались на почвѣ христіанскихъ началъ, они оказывались стоящими въ непримиримой враждѣ съ чистымъ соціализмомъ (католическая ассоціація во Франціи и общій евангелическій союзъ рабочихъ ферейновъ въ Германіи); съ другой стороны, по мѣрѣ усвоенія началъ соціалистическихъ, они неизбѣжно утрачивали связь съ христіанствомъ (какъ, напр., современное соціалистическое движеніе среди духовенства въ Ирландіи, особенно такъ-называемое „лѣвое крыло", въ которомъ состоитъ до 300 священниковъ); такова же судьба русскихъ послѣдователей христіанскаго соціализма: ех-архимандрита Михаила, ех- священника Іоны Брихничева и др.

В. 0 чемъ свидѣтельствуетъ такой исходъ практическихъ попытокъ соединенія христіанства съ соціализмомъ?

О. Этотъ исходъ краснорѣчивѣе всего доказываетъ полную невозможность совмѣстить эти два, находящіяся въ совершенно различныхъ плоскостяхъ (христіанство — въ области духа, соціализмъ — въ области матеріальнаго существованія), ученія.

В. Въ какихъ словахъ можно опредѣлить дѣйствительное значеніе соціализма?

О. Соціализмъ чуждъ дѣйствительнымъ запросамъ человѣческаго существа и неприложимъ къ реальнымъ отношеніямъ и условіямъ жизни. Жизненное значеніе его сводится къ нулю. Поэтому какою бы разрушительною силою ни сопровождалось его распространеніе среди современнаго общества, онъ всегда сохранитъ только отрицательное значеніе, въ роли разрушителя вѣками накопленной культуры и самого общества, въ роли развратителя души человѣка, ибо то мнимо-положительное, что онъ старается дать человѣчеству, никогда не станетъ фактомъ жизни, не соотвѣтствуя и не считаясь съ условіями живой дѣйствительности. Что хуже всего, — въ качествѣ реакціи противъ угнетенія и рабства личности въ соціализмѣ неизбѣжно всюду является анархизмъ, послѣдняя ступень паденія культуры, за которой (ступенью) уже открываются времена дикости и варварства.

ЗАКЛЮЧЕНІЕ.

В. Какія по преимуществу стороны ученія соціализма стоятъ въ непримиримомъ противорѣчіи съ христіанскимъ міровоззрѣніемъ и должны постоянно вызывать опроверженіе со стороны ревностныхъ служителей и сыновъ Церкви?

О. 1) Теорія историческаго матеріализма и взглядъ на жизнь людей, какъ осуществленіе только животныхъ, матеріальныхъ цѣлей;

2) отсюда желаніе устроить „рай на землѣ", съ полнымъ отрицаніемъ загробной жизни;

3) неизбѣжный атеизмъ;

4) взглядъ на нравственность, какъ условное, измѣнчивое и относительное явленіе, безъ вѣчнаго и неизмѣннаго содержанія;

5) взглядъ на духовные запросы и исканія человѣка, отсюда и на религіозныя и нравственныя истины, какъ на измѣняющуюся идеологическую надстройку, зависящую отъ экономическихъ отношеній;

6) взглядъ на личность человѣка древнеязыческій, по которому эта личность сама по себѣ не имѣетъ цѣнности, а получаетъ значеніе отъ общества, корпораціи, класса или кружка, въ средѣ коихъ она дѣйствуетъ;

7) принудительный и неизбѣжно революціонный характеръ дѣйствій соціализма въ достиженіи имъ своихъ цѣлей;

8) заигрываніе съ низкими, чувственными и эгоистическими сторонами жизни рабочихъ, обманываемыхъ и обманутыхъ соціализмомъ завѣдомо несбыточными обѣщаніями, коими соціализмъ привлекаетъ рабочихъ въ свою среду, совершенно не давая имъ высшихъ религіозно-нравственныхъ идеаловъ;

9) духъ озлобленія, зависти и ненависти, которыми питаетъ соціализмъ и въ которыхъ онъ воспитываетъ народныя массы;

10) безумное увлеченіе якобы безгрѣшными свойствами человѣческой природы, и отсюда самомнѣніе и нравственная безчувственность, въ которыхъ соціализмъ воспитываетъ своихъ адептовъ;

11) лицемѣрныя ссылки на ученіе Христа, въ Котораго соціалисты не вѣруютъ, и на Евангеліе, котораго сами соціалисты никогда не читаютъ и не признають;

12) общее ожесточеніе нравовъ — неизбѣжное слѣдствіе соціализма, и отсюда неизбѣжное вырожденіе соціализма въ концѣ-концовъ въ анархизмъ (примѣръ — Моостъ).

В. Какіе можно указать способы мирной и достойной борьбы съ соціальнымъ зломъ и съ главнымъ видомъ этого зла — съ соціализмомъ, чтобы лишить соціализмъ той силы грѣховнаго обаянія, искушенія и соблазна, которую онъ имѣетъ, дѣйствуя на низменные инстинкты человѣка, и пользуясь его грѣховностью и неизбѣжнымъ часто, при бѣдности и несправедливости въ распредѣленіи земныхъ благъ, озлобленіемъ?

О. Въ отвѣтъ приводимъ сужденія и постановленія по сему вопросу, бывшія на Кіевскомъ Всероссійскомъ миссіонерскомъ съѣздѣ 1908 года.

Вопросы соціализма

на IV Всероссійскомъ миссіонерскомъ съѣздѣ.

Вопросъ о соціализмѣ и мѣрахъ борьбы съ нимъ былъ поставленъ на обсужденіе V отдѣла съѣзда въ засѣданіи 19-го іюля. Протоіерей I. I. Восторговъ внесъ въ отдѣлъ докладъ: „Проповѣдь соціализма и успѣхъ ея среди учащейся молодежи и, главнымъ образомъ, среди рабочихъ и крестьянъ".

Въ этомъ докладѣ протоіерей I. Восторговъ высказалъ слѣдующее:

„Соціалъ-демократическая пропаганда усилилась въ Россіи среди рабочаго класса и заняла угрожающее положеніе въ 90-хъ гг. XIX столѣтія, точнѣе — съ 1896 года. Съ этимъ согласны даже сами соціалистическіе писатели, какъ, напр., Плехановъ и др. Но до 1905—6 гг. соціалистическая литература была нелегальною и мало была распространена въ народѣ и среди рабочихъ. Въ 1905—6 гг. она въ такихъ массахъ была выброшена въ народъ, что я, напримѣръ, возвращаясь изъ Сибири въ концѣ 1905 года, могъ набрать нѣсколько сотъ брошюръ революціонныхъ, соціалистическихъ въ вагонѣ поѣзда, ибо онѣ раздавались и разбрасывались даромъ. Въ 1906 г., въ февралѣ, назначенный миссіонеромъ-проповѣдникомъ въ Москву, я получилъ приказаніе отъ архипастыря своего обратить особое вниманіе на усиленіе соціалистической пропаганды среди многочисленныхъ рабочихъ Москвы.

Мы всѣ, пастыри, были застигнуты врасплохъ страшнымъ натискомъ соціализма, а лица съ среднимъ образованіемъ — въ особенности; литература по вопросу о соціализмѣ у насъ очень бѣдная. Обратился я къ представителямъ богословской науки и нашелъ тогда, что бывшій архимандритъ Михаилъ, издавая даже рѣчь Штеккера о христіанскомъ соціализмѣ, заявляетъ открыто въ своей брошюрѣ, изъ серіи „Свобода христіанства", что онъ, Михаилъ, нераздѣляетъ воззрѣній Штеккера и склоняетъ свои симпатіи къ соціалъ-демократіи, — ученію безспорно атеистическому; въ другомъ богословскомъ журналѣ мы читаемъ, что св. Іоаннъ Златоустъ былъ тоже соціалистъ и въ своихъ воззрѣніяхъ совпадаетъ вполнѣ съ Карломъ Марксомъ. Итакъ, средствъ и пособій и готовыхъ трудовъ о соціализмѣ почти не было, а что было, то часто оказывалось ненадежнымъ, а пожаръ между тѣмъ разгорался. Пришлось перечитать всю брошюрную литературу соціалистическую, дать ей, насколько умѣнья было, оцѣнку съ православно-христіанской точки зрѣнія, въ мартѣ 1906 года уже выступить передъ рабочими Москвы, наиболѣе умственно-подготовленными и развитыми, съ семью лекціями о соціализмѣ и христіанствѣ".

Перечисливъ затѣмъ свои труды о соціализмѣ, прот. I. Восторговъ предложилъ слѣдующіе тезисы:

„1) Христіанство и соціализмъ, по признанію самихъ вождей соціализма, совершенно несовмѣстимы. Соціализмъ есть движеніе безрелигіозное, безнравственное.

2) Лицемѣрная, разсчитанная въ цѣляхъ тактики и уловленія послѣдователей, попытка нѣкоторыхъ соціалистовъ оправдать соціализмъ ссылками на ученіе Евангелія и на жизнь Іисуса Христа и Его первыхъ послѣдователей въ Іерусалимской Церкви не выдерживаетъ никакой критики.

3) Соціализмъ по природѣ своей есть ученіе глубоко и рѣшительно атеистическое и хочетъ не уживаться съ христіанствомъ, а стать на мѣсто его, какъ единственная руководящая сила жизни.

4) Въ качествѣ таковой силы соціализмъ, однако, не можетъ дать основъ ни для нравственности, ни для личности и ея свободы, ни для государства, ни для разрѣшенія соціально-экономическаго вопроса, которымъ онъ занимается больше всего, въ которомъ видитъ главную свою силу и который понимаетъ и хочетъ разрѣшать грубоматеріалистически.

5) Сила и условіе успѣха соціализма — въ отсутствіи у насъ широкихъ проявленій дѣятельнаго христіанства во взаимныхъ отношеніяхъ, въ частности господствующій узкоматеріалистическій взглядъ на жизнь, — въ несовершенствахъ нашей соціальной жизни, проявляющихся въ пауперизмѣ и крайностяхъ капитализма.

Отсюда путь:

6) а) теоретической борьбы съ соціализмомъ — опроверженіе его путемъ литературной борьбы, чтеній, бесѣдъ и пр., съ указаніемъ его несостоятельности и въ принципіальной области и въ области практическаго осуществленія; среди вѣрующаго русскаго народа, по условіямъ и особенностямъ его жизни принимающаго часто соціализмъ за религіозно-христіанскую секту, и въ виду усилій пропагандистовъ соціализма представить его именно съ этой стороны, важнѣе всего раскрывать враждебность соціализма ко всякой религіи вообще и въ особенности къ православному христіанству;

7) б) практической борьбы съ соціализмомъ — дѣятельное христіанство и содѣйствіе уврачеванію соціальныхъ язвъ жизни. Церковь должна вводить христіанскія начала жизни во всѣ взаимныя отношенія людей и этимъ смягчать крайности въ неравенствѣ распредѣленія земныхъ благъ, дѣйствуя въ противоположность соціализму: а) на началахъ симбіоза, а не классовой борьбы, б) свободно, путемъ нравственнаго воздѣйствія на людей, а не насиліемъ, в) питая въ людяхъ чувство взаимной любви, уступчивости, благожелательности, а не злобы, зависти и кровавыхъ инстинктовъ, г) жалѣя жестокосердіе богачей и скорбя объ окаменѣніи ихъ сердецъ, а не питая и не возбуждая къ нимъ звѣрскихъ чувствъ зависти и ненависти, д) и самое главное — основывая всю работу среди людей на живущихъ въ ихъ душахъ вѣчныхъ религіозно-нравственныхъ запросахъ, освѣщающихъ смыслъ настоящаго земного существованія и будущаго загробнаго, и не обращая людей въ животное путемъ вытравленія изъ нихъ духовной жизни, вѣры въ Бога, въ безсмертіе и въ будущее мздовоздаяніе.

8) Предлагаемый для такой борьбы съ соціализмомъ заимствованный изъ Европы такъ-называемый „христіанскій соціализмъ", въ смыслѣ союза и соединенія соціализма и христіанства, есть явленіе по существу невозможное и самопротиворѣчивое, — въ виду безспорно атеистическаго характера всякаго соціализма и матеріалистической основы всѣхъ его теоретическихъ построеній.

9) Исторія показываетъ, что такой христіанскій соціализмъ во всѣхъ странахъ или а) неизбѣжно приводилъ къ полному отдѣленію вѣрующихъ христіанъ отъ соціализма, который они объявили ученіемъ нечистымъ (Ле-Пле, де Менъ; съѣзды въ Люттихѣ, папскія энциклики), или б) къ поглощенію христіанства соціализмомъ, такъ что въ немъ для области вѣры и богообщенія уже ничего не оставалось (лѣвая фракція священниковъ въ Англіи и т. п.).

10) Но возникавшія разновременно въ различныхъ странахъ попытки создать систему „христіанскаго соціализма" со стороны вѣрующихъ даютъ намъ побужденіе, отчасти же матеріалъ и перечень практическихъ мѣръ для разрѣшенія Церковью соціальнаго вопроса, на основѣ мирной борьбы съ соціализмомъ, какъ одного изъ видовъ соціальнаго зла, на почвѣ дѣятельнаго христіанства и въ полной противоположности соціализму. Въ гораздо же большей, несравненно большей степени указанія въ этомъ смыслѣ даетъ намъ исторія нашей русской православной Церкви; въ прошломъ она создала рядъ жизненныхъ благотворительныхъ учрежденій, которыя, къ сожалѣнію, съ ХѴІII вѣка, вслѣдствіе отобранія церковныхъ имуществъ и постепеннаго ограниченія Церкви въ дѣлѣ благотворительности и передачи благотворительности въ руки свѣтскихъ учрежденій, сокращались все болѣе и болѣе и падали, что обращало приходъ и храмъ только въ мѣсто молитвы для вѣрующихъ и исполненія для нихъ необходимыхъ христіанскихъ требъ.

Возстановленіе прихода на его древнихъ началахъ; поднятіе интереса среди духовенства къ благотворительнымъ учрежденіямъ уже въ новой формѣ, сообразно современнымъ условіямъ, особенно на фабрикахъ и заводахъ; сознаніе имъ обязанности располагать хозяевъ фабрикъ и заводовъ дѣйствовать по отношенію къ рабочимъ въ духѣ христіанской заботливой любви, а не на жесткомъ коммерческомъ началѣ; участіе съ ними (хозяевами) въ созданіи и поддержаніи благотворительныхъ учрежденій при фабрикахъ и заводахъ; учрежденіе среди рабочихъ благотворительныхъ союзовъ, кассъ и т. п. учрежденій, но на почвѣ не политической, а съ цѣлями возвышенія ихъ экономическаго благосостоянія и съ цѣлями христіанской благотворительности на основѣ христіанской любви и до­вѣрія между хозяевами и работниками, а не классовой борьбы; объединеніе рабочихъ вокругъ приходскихъ храмовъ; содѣйствіе имъ въ дѣлѣ пріобрѣтенія собственности, содѣйствіе проведенію законовъ, обезпечивающихъ старость и инвалидность рабочихъ со стороны государства и охрану ихъ труда отъ нежелательныхъ и вредныхъ для жизни и здоровья условій, особенно же охрану ихъ духовныхъ интересовъ отъ такихъ сторонъ фабричной жизни, которая отвлекаетъ рабочихъ отъ храма и духовнаго вліянія Церкви; умноженіе церквей и приходовъ на фабрикахъ и заводахъ, на желѣзнодорожныхъ станціяхъ; поддержаніе доброй семейственности среди рабочихъ на христіанскихъ началахъ; открытіе библіотекъ, читаленъ, чтеній, курсовъ съ цѣлями религіозно-нравственнаго просвѣщенія народа въ духѣ святой Церкви; заведеніе въ приходахъ домовъ призрѣнія, больницъ, безплатныхъ пансіоновъ-училищъ, ночлежныхъ домовъ на христіанскихъ началахъ и съ церковнымъ строемъ жизни; устроеніе всюду обществъ трезвости и усиленнѣйшая борьба съ народнымъ пьянствомъ на религіозно-нравственной основѣ и тому под., — вотъ примѣрный перечень практическихъ мѣръ борьбы съ соиіальнымъ зломъ въ числѣ самыхъ опасныхъ проявленій этого зла — съ соціализмомъ, который удачно пользуется бѣдностію народа для направленія жизни рабочихъ въ сторону атеизма и революціонныхъ выступленій."

Послѣ сего въ отдѣлѣ произошелъ обмѣнъ мнѣній по содержанію предложенныхъ протоіереемъ I. Восторговымъ тезисовъ.

Послѣ обмѣна мнѣній V отдѣлъ постановилъ: „тезисы прот. I. Восторгова утвердить полностью".

Затѣмъ, въ дополненіе къ докладу протоіерея I. Восторгова о борьбѣ съ соціализмомъ, И. Г. Айвазовъ представилъ V отдѣлу докладъ: „Къ вonpocy о мѣрахъ народно-литературной борьбы съ соціализмомъ". Заявляя, что наше время съ его рѣзкою соціально-экономическою и политическою борьбою выдвинуло на первую очередь много такихъ вопросовъ, которые раньше лишь изрѣдка всплывали на поверхность житейскаго моря и которымъ посему мало удѣлялось вниманія въ миссіонерской литературѣ, г. Айвазовъ находитъ необходимымъ, чтобы эта литература, въ доступной для народа формѣ, разработала и освѣтила съ христіанской точки зрѣнія слѣдующіе жизненные вопросы нашего времени: во-1-хъ, вопросъ о частной собственности и общности имѣній; во-2-хъ, вопросъ о добромъ и преступномъ богатствѣ, а равно о доброй и преступной бѣдности, и объ истинной христіанской благотворительности; въ 3-хъ, вопросъ о необходимости и значеніи для человѣка труда и работы; о хозяевахъ и рабочихъ; въ 4-хъ, о христіанской семьѣ и ея религіозно-соціальныхъ задачахъ; въ 5-хъ, вопросъ о государствѣ, его цѣли, задачахъ и назначеніи, а равно вопросъ о власти, ея происхожденіи, свойствахъ и назначеніи, ея правахъ и обязанностяхъ, о необходимости повиновенія властямъ и о крайнемъ предѣлѣ повиновенія; въ 6-хъ, объ истинной свободѣ, равенствѣ и братствѣ, въ частности, о совмѣстимости свободы съ порядкомъ и законностью, а равенства и братства со старшинствомъ однихъ и повиновеніемъ другихъ; въ 7-хъ, о стачкахъ и забастовкахъ; въ 8-хъ, о возмездіи за преступленіе въ связи съ оцѣнкою одного и того же дѣйствія — съ точки зрѣнія преступленія и съ точки зрѣнія возмездія или наказанія за преступленіе и, въ 9-хъ, наконецъ, всѣ вообще вопросы, выдвинутые разлившимся по всему лицу земли русской ученіемъ соціалистовъ, коммунистовъ, революціонеровъ и анархистовъ.

Каждый вопросъ долженъ освѣщаться съ христіанской точки зрѣнія такъ, чтобы въ его рѣшеніи можно было найти и опроверженіе ложныхъ взглядовъ, порожденныхъ тѣми или другими соціальными ученіями... Принимая во вниманіе нападки особенно соціалъ-демократовъ на христіанство, надо съ надлежащею ясностью и обстоятельно разработать еще слѣдующіе вопросы: 1) христіанство является защитникомъ всѣхъ труждающихся и обремененныхъ, а „не орудіемъ классового господства", какъ учатъ соціалъ-демократы; 2) христіанство спасаетъ людей отъ ужаснаго духовнаго и экономическаго рабства, въ которое повергаетъ ихъ соціалъ-демократія; 3) христіанство проповѣдуетъ любовь ко всѣмъ людямъ, оно является „религіей человѣческаго страданія", а соціалъ-демократія проповѣдуетъ междоусобную кровавую бойню и является „религіей человѣческой ненависти", и 4) христіанство, какъ „религія любви", даже насиліемъ прогоняется отовсюду, гдѣ соціализмъ, какъ „религія ненависти", захватилъ власть.

V отдѣлъ постановилъ означенный докладъ г. Айвазова принять. Всѣ изложенныя постановленія V отдѣла въ 9-мъ общемъ собранiи членовъ съѣзда были полностью утверждены.

И. Г. Айвазовъ, въ цѣляхъ успѣшной борьбы съ соціализмомъ, предложилъ брошюру свою, посвященную вопросу о взаимныхъ отношеніяхъ между христіанскою Церковью и современнымъ соціализмомъ.

Тезисы брошюры слѣдующіе:

1) Подъ „современнымъ или научнымъ соціализмомъ" разумѣется „историко-экономическій матеріализмъ", который въ политической жизни государствъ породилъ мощную партію соціалъ-демократовъ и легъ въ основу ея міровоззрѣнія и дѣятельности, такъ что рѣчь о „современномъ соціализмѣ" является въ то же время и рѣчью о соціалъ-демократіи.

2) Въ существѣ своемъ соціалъ-демократія является новымъ міровоззрѣніемъ, глубоко атеистическимъ и матеріалистическимъ.

3) Христіанское міровоззрѣніе и міровоззрѣніе соціалъ-демократіи взаимно уничтожаютъ другъ друга; они не только не имѣютъ ничего общаго между собой, но взаимно противоположны другъ другу: и въ мірѣ идей религіозныхъ, моральныхъ, правовыхъ, государственныхъ, политическихъ, общественныхъ, семейныхъ, индивидуальныхъ, и въ сферѣ научно-философской мысли, и въ мірѣ творчества и т. д.

Христіанство связуетъ себя съ внутреннимъ человѣкомъ, почему и прогрессъ христіанскій — внутренній, каче­ственный; онъ завершается небомъ или загробной жизнью. Соціалъ-демократія, наоборотъ, связываетъ себя съ внѣшнимъ человѣкомъ, ея прогрессъ — внѣшній, матеріальный, количественный и замыкается землею. Въ христіанствѣ матеріальное благо является лишь приложеніемъ къ внутреннему совершенству человѣка; самоцѣнное блаженство — въ сердцѣ человѣка, напоенномъ любовью и единствомъ духа со всѣми во Христѣ. Соціалъ-демократія, наоборотъ, на всю духовную жизнь человѣка смотритъ, какъ на случайную надстройку въ его экономикѣ, почему поставляетъ ее въ исключительную и полную зависимость отъ того или другого состоянія экономической жизни людей, которая одна только имѣетъ собственную цѣнность въ глазахъ соціалъ-демократовъ. Царство сытаго желудка — вотъ въ чемъ соціалъ-демократическій рай.

Отсюда:

5) Провозглашенныя христіанствомъ идеи свободы, равенства и братства не только не имѣютъ ничего общаго, но даже глубоко враждебны однозвучнымъ съ ними идеямъ свободы, равенства и братства, объявленнымъ соціалъ-демократіей. Нося исключительную печать матеріальности, соціалъ-демократическая свобода необходимо завершается рабствомъ, равенство превращается въ тираннію, а братство въ нравственное одичаніе.

Отсюда:

6) Въ то время, какъ христіанство зоветъ къ всеобщей любви, къ миру и благоволенію, соціалъ-демократія устраиваетъ междоусобную кровавую бойню, объявляетъ кровопусканіе своимъ догматомъ. Христіанскія пѣсни любви имилосердія она силится заглушить своими пѣснями войны и криками ненависти, зовущими на бой для захвата власти и богатствъ.

7) Какъ принципіальные враги, христіанство и соціалъ-демократія никогда не могутъ достигнуть соглашенія или примириться. Вотъ почему тѣхъ, кто всячески старается примирить христіанство съ соціализмомъ, сами соціалъ-демократы называютъ „утопистами" и даже „генералами отъ общественнаго затемнѣнія".

8) Соціалъ-демократія открыто объявила самую нещадную войну противъ всякой религіи и особенно противъ христіанства.

Посему:

9) Католическая и протестантская церкви признали соціалъ-демократію принципіальнымъ и злѣйшимъ врагомъ религіи, и особенно христіанской, государства, общества, семьи и личности. Обѣ церкви призываютъ къ рѣшительной и разносторонней борьбѣ съ соціалъ - демократіей.

10) Соціалъ-демократія совершенно изгоняетъ религію изъ своего будущаго „общечеловѣческаго соціальнаго союза", въ которомъ верховная власть будетъ въ рукахъ „рабочаго вѣдомства", по самой природѣ своей не только атеистическаго, но и рѣзко враждебнаго къ религіи.

11) При настоящемъ же строѣ государственной жизни соціалъ-демократія выработала, съ цѣлью изгнанія отовсюду религіи и христіанской Церкви, цѣлую программу своей церковной политики. Главные пункты этой программы: а) извращеніе историческихъ событій въ христіанствѣ и даже отрицаніе самаго факта существованія исторіи Личности Іисуса Христа; б) извращеніе идей христіанской благотворительности, равенства, свободы и братства; в) извращеніе всей христіанской морали и ея цѣлей; г) кощунственное отрицаніе Бога и всякой вѣры въ Него.

Далѣе идутъ — д) прямые и рѣзкіе призывы къ уничтоженію Бога, какъ „древняго тирана" и „устарѣлаго педагога", къ изгнанію и уничтоженію религіи и особенно христіанства.

Желая двинуть „организованный пролетаріатъ" къ насильственному изгнанію христіанства изъ всѣхъ сферъ жизни человѣка, соціалъ-демократы — е) внушаютъ народнымъ массамъ мысль, что христіанская Церковь стоитъ на сторонѣ враговъ народа — капиталистовъ („несгораемый ящикъ и алтарь въ союзѣ") и правителей („слуга государства")...

Тамъ, гдѣ открыто и прямо объявить изгнаніе и уничтоженіе религіи и Церкви пока нельзя, какъ въ Германіи, въ которой еще сильна государственная власть — главный врагъ соціализма, соціалъ-демократы, борясь все же на два фронта — противъ государства и Церкви, дѣйствуютъ противъ Церкви съ большимъ лукавствомъ. Они объявляютъ по отношенію къ Церкви — ж) „нейтралитетъ" и подъ знаменемъ „нейтралитета" добиваются уничтоженія привилегій Церкви въ государствѣ: привилегіи клира, школьной, матеріальной, церковныхъ союзовъ и т. п.

Церковь и государство — это два главные врага у соціалъ-демократовъ. Съ ними они ведутъ борьбу на смерть. Ею они всецѣло поглощены, удѣляя вниманіе вопросамъ соціальнаго характера лишь постольку, поскольку они облегчаютъ достиженіе соціалъ-демократіей ея политико-религіозной цѣли.

Въ заключеніе прот. I. Восторговымъбылъ предложенъ докладъ о борьбѣ съ самоубійствомъ, какъ послѣдствіемъ невѣрія и нечестія. „Въ числѣ нездоровыхъ явленій современности, — говоритъ прот. Восторговъ, — и проявленій невѣрія и нечестія на первомъ планѣ нужно поставить ужасающее и возрастающее число самоубійствъ. Статистика указываетъ, что въ Европѣ случаевъ самоубійствъ насчитывается до 60,000 въ годъ; въ возрастѣ до 14 лѣтъ на одну только провинцію во Франціи насчитывается самоубійцъ среди учащихся до 400. Всѣ эти явленія переносятся теперь и къ намъ въ Россію. Невѣріе, нечестіе, а въ средѣ молодыхъ поколѣній эротоманія представляютъ благопріятную почву для развитія этого страшнаго недуга современности".

Прот. Восторговымъ выставленъ слѣдующій тезисъ:

„Церковная пастырская проповѣдь должна съ особою настойчивостью теперь обсуждать вопросъ о смыслѣ жизни по ученію христіанства и всѣми способами на этой основѣ бороться противъ умножающихся случаевъ самоубійствъ въ русскомъ обществѣ, особенно же среди молодого поколѣнія". При обсужденіи этого тезиса былъ поднятъ вопросъ и о дуэли, а также о необходимости уясненія смысла жизни и вообще о необходимости борьбы съ эротическимъ настроеніемъ юношества.

 


[1]Примечаніе. Здѣсь приводится общее опредѣленіе соціализма. Для полноты и ясности приводимъ другія опредѣленія, которыя имѣютъ большую или меньшую степень организаціи труда и потребленія.

Баксъ и Квелгъ (соціалисты) въ брошюрѣ „Соціалистическій катехизисъ": „Подъ соціализмомъ мы разумѣемъ систему общества, матеріальная основа котораго состоитъ въ общественномъ производствѣ для общественнаго потребленія или пользованія, т.е. въ производствѣ всѣхъ средствъ общественнаго существованія, включая сюда всѣ предметы первой необходимости и комфорта жизни, причемъ производство это ведется организованнымъ обществомъ для коллективнаго или индивидуальнаго потребленія его членовъ".

Э. де-Лавелэ: „Соціализмъ есть всякое ученіе, которое стремится прежде всего къ возможно широкому равенству всѣхъ и затѣмъ желаетъ осуществить такую реформу при посредствѣ государства, законодательнымъ путемъ". (Расплывчатое и туманное опредѣленіе).

Бернштейнъ: „Соціализмомъ называется наличность товарищескихъ общественныхъ организацій, или стремленіе къ этому". (Подъ это опредѣленіе подойдетъ и анархизмъ).

Опредѣленіе въ русской богословской противосоціалистической литературѣ:

Рождественскій: „Соціализмъ есть ученіе, требующее замѣны частной собственности на орудія или средства производства обобществленіемъ (соціализаціей) производительныхъ силъ". (Опредѣленіе всего ближе подходитъ къ программѣ обличенія соціализма для духовныхъ семинарій и имѣетъ въ виду спеціально марксизмъ, или соціалъ-демократію).

Покровскiй: „Соціализмъ есть ученіе, признающее возможнымъ и необходимымъ измѣненіе условій экономическо-политической жизни, съ цѣлью равномѣрнаго распредѣленія благъ между всѣми людьми и предупрежденія слишкомъ большого соціальнаго неравенства". (Слишкомъ общее опредѣленіе какъ у Лавелэ).

[2] Не представляетъ въ данномъ случаѣ исключенія и наше понятіе о другихъ людяхъ. О нихъ мы имѣемъ понятіе только, какъ о тѣлахъ; по движенію и дѣйствіямъ этихъ тѣлъ мы заключаемъ, что съ ними связана и психика, аналогичная нашей; однако, эта психика другого человѣка никогда не бываетъ доступна нашему непосредственному опыту, и, такимъ образомъ, нашъ опыть ограиичивается исключительно воспріятіемъ физическихъ тѣлъ другихъ людей.

[3] „Но разъ мы во всѣхъ этихъ областяхъ имѣемъ дѣло съ психикою, то какое же основаніе мы имѣемъ утверждать, что во многообразіи психическихъ процессовъ индивидуальныхъ и соціальныхъ первенство принадлежитъ непремѣнно тѣмъ, которые находятся въ непосредственной связи съ физическими

состояніями организма и что именно этими процессами опредѣляется ходъ всѣхъ остальныхъ? Я, конечно, понимаю, что безъ удовлетворенія тѣхъ потребностей, которыя именуются чувствомъ голода или холода, человѣкъ не могъ бы жить. Но я въ этомъ не усматриваю достаточнаго основанія для утвержденія, что весь ходъ психической жизни обусловленъ тѣмъ порядкомъ, въ которомъ удовлетворяются эти потребности. Напротпвъ, я настаиваю на томъ, что чисто-идейное развитіе мышленія и чувства идетъ независимо отъ способовъ удовлетворенія матеріальнымъ потребностямъ, что ихъ удовлетвореніе составляетъ лишь отрщательное условіе, безъ котораго немыслимо существованіе человѣка, но вовсе не причпну, опредѣляющую ходъ и паправленіе этого развитія. Вопреки Каутскому, я настаиваю, что въ исторіи не одни экономическія отношенія представляютъ перемѣнную, но и психика человѣка, способы его мышленія и чувствованія, и что самое накопленіе знаній объ окружающемъ мірѣ представляетъ факторъ, имѣющій самостоятельное значеніе.

Я думаю, что человѣку свойственны стремленія двоякаго рода. Во-первыхъ, онъ заботится о поддержаніи своего физическаго существованія и для этого предпринимаетъ различныя дѣйствія. Bo-вторыхъ. онъ заботится о познаніи окружающаго міра и самого себя, и это стремленіе присуще ему независимо отъ всякихъ матеріальныхъ разсчетовъ. У дикаря оно выражается въ формѣ простого любопытства, у культурнаго человѣка пріобрѣтаетъ форму научнаго изслѣдованія метафизической и религіозной потребности. Подъ вліяніемъ этихъ стремленій люди занимаются накопленіемъ знаній и художественнымъ творчествомъ независимо отъ экономическихъ цѣлей и разсчетовъ.

Часто добытыя знанія оказываются полезными и въ экономическихъ цѣляхъ и тогда получаютъ техническое примѣненіе немедленно. Но многія изобрѣтенія, впослѣдствіи оказавшіяся очень полезными, появились первоначально внѣ прямой связи съ матеріальными потребностями. Большою ошибкою является чрезмѣрная раціонализація, приводящая къ представленію, будто изобрѣтенія всегда оказываются отвѣтомъ на возникшія экономическія потребности, и даже вообще не сознанныя людьми потребности.

Изобрѣтенія иногда представляютъ продуктъ случайнаго съ этой точки зрѣнія творчества, появляются раньше, чѣмъ будутъ сознаны практическія потребности, которымъ они могутъ отвѣтить, и лишь потомъ утилизируются для ихъ удовлетворенія. Было бы ошибочно приписывать такія открытія, какъ скотоводство, хозяйственному разсчету. Искусственное прирученіе животныхъ развилось гораздо болѣе подъ вліяніемъ того удовольствія, которое человѣкъ получаетъ отъ общенія съ животными. Поэтому первоначальпо приручаются не наиболѣе полезныя животныя, а наиболѣе пріятныя и забавныя (собака, птицы). Многіе кочевники хотя очень цѣнятъ свои стада, не умѣютъ ихъ хозяйственно эксплоатировать во многихъ отношеніяхъ, напр., не знаютъ употребленія молока. Хозяйственная польза прирученія сознается лишь постепенно. Бываетъ и такъ, что новая потребность возникаетъ именно подъ вліяніемъ изобрѣтенія, послѣ его появленія. Но часто бываетъ и обратное: несмотря на всю остроту экономической потребности, не оказывается необходимыхъ для ея удовлетворенія знаній, и потребность остается неудовлетворенной, хотя бы люди гибли отъ этого. Это относится не только къ знаніямъ о физическомъ мірѣ, но и къ соціальнымъ знаніямъ. Случается иногда, что вслѣдствіе незнанія законовъ соціальной жизни и неумѣнія овладѣть ими и справиться съ возникшими затрудненіями, оказываются не выполненными назрѣвшія экономическія реформы. Такъ, я убѣжденъ, что главною причиною неудачи аграрной реформы братьевъ Гракховъ въ Римѣ было полное ихъ незнакомство съ экономическими явленіями, противъ которыхъ имъ пришлось бороться. Имъ не приходило въ голову бороться съ тѣми общими процессами, которыми вызывалось обезземеленье крестьянъ въ Италіи, какъ-то: съ отсутствіемъ дешеваго кредита, съ конкурренціей дешеваго хлѣба, и они предлагали палліативы, которые дѣла не могли поправить. Тѣмъ же незнаніемъ основныхъ экономическихъ законовъ объясняются тѣ мѣры, которыми римскіе императоры пытались поправить состояніе государственныхъ финансовъ, каковы: порча монеты или знаменитая такса товаровъ по всей имперіи, введенная подъ страхомъ смертной казни за ея нарушеніе императоромъ Діоклетіаномъ.

Точно также и состояніе чувствъ имѣетъ свое самостоятельное зваченіе въ исторіи. Я не могу допустить, чтобы развитіе религіознаго чувства, напримѣръ, или чувства племенной и расовой вражды находилось въ исключительной зависимости отъ экономическихъ отношеній, и не вижу, чтобы это было кѣмъ-либо доказано. Конечно, въ каждомъ историческомъ язленіи, при внимательномъ разсмотрѣніи, можно найти и экономическую сторону. Но изъ этого не слѣдуетъ, чтобы экономика являлась единственнымъ основнымъ и самостоятельнымъ факторомъ исторіи. А между тѣмъ (марксистская) аргументація обыкновенно состоитъ въ томъ, что намъ обнаруживаютъ экономическую сторону процесса, а затѣмъ уже безъ всякихъ доказательствъ объявляютъ, что теорія экономическаго матеріалпзма оправдалась въ примѣненіи къ данному процессу.

По моему мнѣнію, историкъ долженъ прослѣживать ходъ экономической эволюціи, эволюціи знанія и мысли, эволюціи чувства, но не имѣетъ никакихъ основаній и никакой необходимостп стремиться всѣ эти эволюціи вывести изъ какой-нибудь одной. Наукѣ же приходится имѣть дѣло со всѣмъ разнообразіемъ эмпирической дѣйствительности. Изучая ее, наука дѣлаетъ все болѣе и болѣе широкія обобщенія, но свести къ единству причинные ряды при современномъ состояніи опытнаго знанія, оставаясь въ предѣлахъ эмпиризма и не прибѣгая къ умозрительнымъ спекуляціямъ, невозможно. Настаивать на этомъ не значитъ быть „эклектикомъ", но значитъ только считаться серьезно съ границами опытнаго знанія, отмежевывающими его отъ монистической метафизики" (В. М. Хвостовъ: „Теорія историческаго процесса." Стр. 228—234).

[4] „Потребность, интересъ можетъ быть отраженіемъ въ нашей психикѣ извѣстнаго состоянія нашего физическаго организма и тогда она называется матеріальною. Точно также психическій характеръ имѣютъ тѣ процессы, при посредствѣ которыхъ совершаются техническія изобрѣтенія, дающія намъ средства идти навстрѣчу удовлетворенія этихъ потребностей. Психическій характеръ имѣютъ и тѣ общественныя отношенія, которыя складываются въ обществѣ по поводу дѣятельности, направленной къ удовлетворенію этихъ потребностей, — тѣ отношенія, которыя представители разбираемаго взгляда называютъ производственными". (В. М. Хвостовъ).

[5] Въ задачу настоящаго сочиненія не входитъ общая и всесторонняя критика матеріализма. Опроверженія матеріализма, слѣдовательно и марксизма, съ этой стороны см. въ соотвѣтств. курсахъ систематич. философіи. (Изъ учебн. Кудрявцева „Начальныя основанія философіи"—соотвѣтств. отдѣлъ).

[6] „Экономическое развитіе выражается увеличеніемъ зависимости отдѣльнаго человѣка отъ общественности рядомъ съ постепеннымъ ослабленіемъ той полной зависимости, въ которой первоначально человѣкъ находится отъ внѣшней физической природы: живетъ лишь тѣмъ, что природа даетъ ему сама, трудъ же сводится почти исключительно къ овладѣнію. Затѣмъ мало-по-малу человѣкъ начинаетъ видоизмѣнять даваемое природою, направлять ея силы соотвѣтственно своимъ цѣлямъ, — здѣсь большое значеніе пріобрѣтаетъ и постепенно выдвигается на первый планъ трудь человѣка. Слабость физическихъ силъ, данныхъ природою человѣку, является значительнымъ препятствіемъ для дальнѣйшаго развитія: человѣкъ ведетъ, при помощи силы ума, борьбу съ природою не только внѣ себя, но въ самомъ себѣ: слабость своихъ внѣшнихъ чувствъ и мускуловъ вознаграждаютъ изобрѣтаемыя имъ орудія; вѣтеръ, вода, паръ, электричество и т. п. обращаются человѣкомъ въ средства для полученія отъ природы тѣхъ цѣнностей, которыя были бы недоступны человѣку при приложеніи однѣхъ силъ, присущихъ его организму. Тамъ, гдѣ недостаточно или менѣе выгодно приложеніе разрозненныхъ усилій, на помощь человѣку является кооперація — сотрудничество нѣсколькихъ или многихъ лицъ. На этой ступени экономическаго развитія общественность и орудія производства (или капиталъ) пріобрѣтаютъ выдающееся значеніе. Такимъ образомъ на разныхъ ступеняхъ экономическаго развитія то одинъ, то другой факторъ производства играетъ болѣе выдающуюея роль. То же можно замѣтить и относительно отдѣльныхъ мѣстностей и отдѣльныхъ отраслей производства, напр., откормка скота въ Техасѣ требуетъ главнымъ образомъ содѣйствія природы, при занятіи земледѣліемъ у насъ, по крайней мѣрѣ, на крестьянскихъ земляхъ уже болѣе значительную роль играетъ трудъ человѣка; онъ выдвигается на первый планъ, напр., въ нашихъ кустарныхъ промыслахъ; а на фабрикахъ и заводахъ обнаруживается господство капитала въ видѣ безчисленнаго множества машинъ, за которыми человѣкъ только наблюдаетъ, давъ имъ первый толчекъ, пустивъ ихъ въ дѣйствіе". (П. И. Георгіевскiй: „Политическая Экономія". Томъ II, стр. 101—102).

[7] „Здѣсь обѣщается, напр., не только уменыпеніе общественно-необходимаго труда до 5 и даже до 3—2 часовъ въ день; обращеніе его путемъ разнаго рода усовершенствованій изъ тяжелаго бремени въ пріятное развлеченіе; полное освобожденіе отъ него дѣтей, юношей и старцевъ; необычайная продуктивность труда, вслѣдствіе прогресса техники и правильной организаціи производства; обезпеченіе за каждымъ права на полученіе всего продукта своего труда, равно какъ и права на самый трудъ, сообразно склонностямъ и способностямъ каждаго; полное удовлетвореніе всѣхъ жизненныхъ потребностей и обезпеченіе каждому наибольшей суммы наслажденій; полный расцвѣтъ наукъ и искусствъ; совершенство людей въ физическомъ и нравственномъ отношеніи; развитіе въ нихъ духа общественности, необычайнаго трудолюбія иготовности каждаго добровольно подчинять себя интересамъ цѣлаго; полная свобода личности; отсутствіе всякаго рода насилія внѣшнихъ принужденій; равенство всѣхъ людей и во всѣхъ отношеніяхъ, несовмѣстимое съ классовьши дѣленіями игосподствомъ однихъ надъ другими; равныя общественныя и политическія права; непосредственное участіе каждаго въ общественномъ строеніи и т. п*. (Л. Я. Рождественскій; „Краткое руководство къ обличенію соціализма". Владиміръ. 1910 г.).

[8] Напримѣръ: домъ, какъ жилище для хозяина и квартира для найма; садъ, какъ мѣсто для прогулки и орудіе производства плодовъ для потребностей семьи и для продажи на рынкѣ; корова, даже молоко отъ нея; экипажъ для надобностей хозяина и какъ перевозочное средство для другихъ по найму и т. д. до самаго незначительнаго предмета домашняго обихода включительно.

[9] А. Я. Рождественскій.

[10] „Но рабство никогда не было источникомъ дѣйствительнаго прогресса въ жизни человѣчества; напротивъ, оно всегда вело лишь къ умственному одичанію в нравственному разложенію человѣческихъ обществъ, за которыми слѣдовало обыкновенно и пониженіе уровня ихъ матеріальной культуры, примѣры чего можно видѣть какъ въ жизни древнихъ, такъ и новыхъ народовъ. Извѣстные въ исторіи факты временнаго подъема культурной жизни рабовладѣльческихъ государствъ нисколько не нарушаютъ этого общаго закона соціальной жизни человѣчества, такъ какъ за быстрымъ культурнымъ расцвѣтомъ этихъ государствъ обыкновенно слѣдовало не менее быстрое увяданіе и затѣмъ совершенное исчезновеніе ихъ со сцены исторіи. То же самое неизбѣжно должно произойти и съ соціалистическимъ обществомъ, — съ тою, впрочемъ, особенностью, что здѣсь процессъ всесторонняго разложенія жизни пойдетъ еще болѣе ускореннымъ темпомъ и будетъ еще болѣе ужаснымъ по своимъ разрушительнымъ послѣдствіямъ, такъ какъ въ этомъ обществѣ принципъ принужденія будетъ проводиться съ гораздо большею послѣдовательностью, чѣмъ это было въ какомъ-либо изъ прежнихъ человѣческихъ обществъ. Помимо того, — и это самое главное, — въ соціалистическомъ царствѣ уже не будетъ тѣхъ жизненныхъ устоевъ, вліяніемъ которыхъ, въ большей или меньшеи стенени, задерживался указанный процессъ саморазложенія въ ранѣе сошедшихъ со сцены исторической жизни рабовладѣльческихъ обществахъ.

Въ этомъ обществѣ не будетъ:

1) никакой религіи, какъ несовмѣстимой съ общимъ характеромъ міросозерцанія его членовъ — атеистическимъ и матеріалистическимъ;

2) никакой общеобязательной для всѣхъ нравственности, основы которой могутъ заключаться только въ религіи (попытка обосвовать такую нравственность ва принципѣ индивидуальнаго или коллективнаго эгоизма, этой коренной основы соціалистическаго строя жизни, не можетъ быть признана состоятельною);

3) не будетъ также частной собственности, каковому институту, изъ какихъ бы источниковъ ни объясняли его первоначальное происхожденіе, человѣчество обязано въ настоящее время: а) возможностью индивидуальнаго развитія, осуществляемой въ свободномъ, независимомъ трудѣ и вообще въ дѣятельности, сообразной со способностями и наклонностями каждаго; б) прогрессомъ экономической жизни и накопленіемъ матеріальныхъ цѣнностей; в) сильнѣйшими побужденіями къ развитію промышленной техники и вообще практическихъ прикладныхъ знаній; г) возможности посвящать всю свою жизнь занятію науками и искусствами, безъ чего никакой прогрессъ въ указанныхъ областяхъ человѣческой дѣятельности, а слѣдовательно и вообще культурный процессъ былъ бы немыслимъ; наконецъ, д) возможностью реализаціи нравственной связи между людьми чрезъ заботы о семьѣ и личную благотворительность, и особенно связи между смѣняющимися поколѣніями людей — чрезъ право наслѣдованія, служащее, съ одной стороны, выраженіемъ чрезмогильной жалости отцовъ къ дѣтямъ, съ другой — побужденіемъ для потомковъ къ благодарной памяти о предкахъ и обязанности продолжать дѣло ихъ жизни;

4) не будетъ далѣе индивидуальной семьи, этого единственнаго оплота общественной нравственности, — какъ потому, что въ жизни, построенной на атеистическихъ началахъ, не можетъ быть для нея твердыхъ идеальныхъ основъ, такъ и по причинѣ ненужности ея именно при соціалистическомъ строѣ жизни и даже совершенной несовмѣстимости ея съ указаннымъ строемъ; ибо по идеѣ послѣдняго, для человѣка будущаго, устроеніе личной жизни котораго во всѣхъ ея деталяхъ возьметъ на себя общество, уже не будетъ потребности съ супружеской взаимопомощи при прохожденіи жизненнаго пути, равно какъ и необходимости заботиться о воспитаніи и образованіи дѣтей и объ обезпеченіи ихъ будущности (всѣ эти заботы также должно взять на себя демократическое общество въ видахъ соблюденія равенства условій сущесгвованія своихъ членовъ), для одного же только рожденія дѣтей нѣтъ надобности сходиться на всю жизнь; съ другой стороны, безъ частной собственности указанныя выше задачи семьи и не могутъ получить практическаго осуществленія;

5) не будетъ, наконецъ, дѣленія людей: а) на классы или сословія, съ опредѣленнымъ кругомъ соціальныхъ функцій для каждаго изъ нихъ и съ особыми правами и привилегіями, соотвѣтственно относительному достоинству этихъ функцій, каковое дѣленіе, какъ и вообще всякая спеціализація въ общей сложной работѣ, является необходимымъ условіемъ культурнаго роста обществъ, и б) по національностямъ, съ особыми, соотвѣтствующими духовному складу каждой изъ нихъ, формами государственно-правового устройства, каковое дѣленіе имѣетъ столь же важное значеніе для культурнаго прогресса всего человѣчества, какъ и классовое дѣленіе — для жизни отдѣльныхъ обществъ.

Останется одна желѣзная сила внѣшняго принужденія, которая всюду будетъ вносить съ собою мертвенность и застой, подавляя въ самомъ же зародышѣ всякое свободное дыханіе жизни, заглушая въ самомъ началѣ слабые ростки свободныхъ жизнепроявленій всякій разъ, какъ они случайно будутъ возникать въ той или другой области индивидуальной или общественной жизни" (А. Я.Рождественскій: „Краткое руководство къ обличенію соціализма").

[11] Въ знаменитой соціалистической программѣ на Эрфуртскомъ конгрессѣ 1891 г. Ферри заявляетъ, что „религія — частное дѣло", хотя въ своей брошюрѣ „3а и противъ коммунизма" онъ прямо говоритъ: „новѣйшія научныя исторіи (?) необходимо приводятъ къ отрицанію Бога". Очевидно, признаніе въ Эрфуртской программѣ религіи „частнымъ дѣломъ" представляетъ собою не болѣе, какъ тактическій пріемъ соціалистической партіи въ Германіи, разсчитанный на привлеченіе крестьянъ въ ряды партіи. И все-таки на томъ же съѣздѣ запрещено общественную собственность употреблять на церковныя нужды, а на другомъ съѣздѣ выражено желаніе, чтобы „въ виду боевога положенія, занимаемаго соціалъ-демократіей по отношенію къ церкви, члены ея не занимали почетныхъ церковныхъ должностей". Однако, находятся среди соціалистовъ такіе, какъ, вапр. „Вандервельдъ, горячо осуждающій и такое проявленіе терпимости и требующій полнаго „пораженія старыхъ религіозныхъ вѣрованій" и замѣны ихъ „цѣлостнымъ и систематическимъ ученіемъ соціализма". Такая враждебность объясняется тѣмъ, что Вандервельдъ, вопреки общему мнѣнію соціалистовъ, признаетъ „глубокое воздѣйствіе религіи ва соціальную жизнь". Это вліяніе онъ и считаетъ вреднымъ: „во имя откровенія, говоритъ онъ, религія заставляетъ принимать обществененую мораль, правило которой рѣшительно противорѣчитъ земнымъ интересамъ бѣдняковъ".

„Религія, по мнѣнію Бебеля, есть не иное что, какъ предразсудокъ; христіанство не выше, а часто и ниже другихъ религій, а Христосъ не выше Будды, Конфуція, Магомета; христіане — это глупцы, желающіе у церкви купить спасеніе души. Христіанскіе догматы заимствованы христіанствомъ отъ буддизма; подобно всѣмъ другимъ религіямъ, и христіанство есть созданіе человѣка (стр. 10), особенно ловкихъ жрецовъ. Религія вытекаетъ изъ невѣжества и изъ страха передъ природою; изъ страха передъ врагами-поработителями вышла вѣра въ Мессію у евреевъ, которые потомъ создали христіанство (стр. 11). Христіанство даже не лучшая и не совершеннѣйшая религія" и т. д. Далѣе: „Я противникъ не только католичества (христіанства), но и вообще всякой религіи (стр. 21). Съ точки зрѣнія прогресса человѣчества, упраздненіе христіанства прямо-таки необходимо (стр. 22). Иаиболѣе ревностные вѣрующіе, воображая, что они дѣлаюгь добро, больше всего вредятъ человѣчеству (стр. 24). Христіанство враждебно свободѣ и культурѣ. Своимъ ученіемъ о пассивномъ повиновеніи „установленнымъ Богомъ" властямъ, своею проповѣдью покорности и терпѣнія... и блаженства въ загробной жизни христіанство отвлекло человѣчество отъ его цѣли—всесторонняго совершенствованія (стр. 25). Все хорошее, возникшее во время господства христіанства, принадлежитъ не ему, а всего того злого и дурного, что оно принесло съ собою, мы не хотимъ (стр. 30). Поэтому христіанство и соціализмъ враждебны другъ другу, какъ вода и огонь. Такъ-называемое доброе зерно въ христіанствѣ, котораго я, впрочемъ, въ немъ не нахожу, не принадлежитъ собственно исключительно христіанству, но всему человѣчеству, а вся суть его—это масса ученій и догматовъ, враждебныхъ человѣчеству" (стр. 37). (Бебель: „Христіанство и соціализмъ". См. статью въ наст. томѣ: „Христіанство и соціализмъ", гл. III).

„Мы ни въ какого Бога не вѣруемъ", говоритъ соціалистка Штейнбахъ ва Гамбургскомъ съѣздѣ. „Мы не успокоимся, пока красное знамя не будетъ развѣваться со всѣхъ церквей", говоритъ Зангеръ. Либкаехтъ заявляетъ: „Наша обязанность—тщательное искорененіе вѣры, и только тотъ достоинъ имени соціалиста, кто, будучи самъ невѣрующимъ, со всѣмъ усердіемъ содѣяствуетъ распространенію невѣрія". „Богословіе съ его небомъ и адомъ—извѣстная чушь!" восклицаетъ Моостъ. „Если бы даже все поповское сословіе закрыло солнце соціалистическихъ рабочихъ, полетѣвъ, какъ саранча, все-такине отвратитъ ихъ отъ ихъ пути и цѣлей", (Тамъ же).„Религіозная чума"—таково названіе у Мооста для всякой религіи.

[12] См. статью въ наст. томѣ „Христіанство и соціализмъ". Стр. 75, 83 84, 91, 92.


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru