Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

ОПЯТЬ ВОЖДИЗМ

«Они – слепые вожди слепых; а если слепой
ведет слепого, то оба упадут в яму»
(Мф.15,14).

Всем давно ясно, что Россия и в материальном и в духовном плане находится в бедственном состоянии, к тому же не видится выхода из этого. Экономика страны, национальная промышленность, оборонная мощь давно разрушены, держимся лишь благодаря высоким ценам на мировом рынке на природные общенародные богатства: нефть, газ, металлы, и это временно, пока «благодетельные» дяди из-за океана и силы зла, захватившие управление страной считают не пришедшим время растоптать и поработить Русь. Уровень жизни русского населения страны самый низкий во всем развитом мире, и это при неисчерпаемых природных богатствах и еще не отученной способности народа трудиться. О духовном же уровне населения нашей державы даже думать страшно: полная бездуховность, прикрытая видимостью религиозности, церковности. Все именующие себя «православными» находятся в безблагодатном сергианстве, в раскольничьих «церквах» и сектах, и никто не ищет пути возврата к Христу в Его настоящую Церковь, чтоб обрести жизнь в Нем. Народу нашему нужны истинные пастыри во образ «Пастыря доброго», знающего своих овец и овцы Его. Крайняя необходимость и в вождях народа на политическом поприще, опирающихся на волю Его. Но зато, какое скопище лжепастырей и вождей лжи! Припоминаются слова стихотворения еще революционных лет:

И ведут нас слепые вожди,

Низвергая былые святыни,

Пропасть мрачная ждет впереди,

Позади остаются пустыни (по памяти).

Вожди народа, руководствующиеся отсутствующим разумом и нулевой верой, были, считай, всегда. Уже Каин построил город в земле Нод, и был вождем своего народа без Бога. Нимрод - потомок Хама, пользующийся авторитетом в хамитском народе, основывает сильное Вавилонское государство в Месопотамии. Он организует Вавилонское столпотворение как бы в протест Богу. И всегда за исключением редких случаев народ избирал себе вождей, ведущих не к истинному счастью в Боге, хотя их упрашивают люди Божии одуматься и вернуться к Подателю всех благ. Так пророки, особенно Иеремия и Иезекииль, всячески старались вразумить Иудеев уничтожить своих идолов, вернуться на путь верности Богу, а не укреплять стены Иерусалима, в надежде на их крепость, ибо их ждет страшная кара за измену Господа Бога – разрушение города и длительное пленение Вавилоном. Но народ верил своим вождям. Пророка Иеремию за его предсказания объявляют врагом народа, бросают в сухой ров на голодную смерть. Лишь милостью Божией он был спасен. Но они увлекают его с собой в бегство в Египет и там побивают камнями. И сколько еще было случаев в истории человечества, когда вопреки проповеди Божиих человеков и здравому смыслу избирают худшее. Интересная мысль была высказана одним фарисеем Гамалиилом: «Если это предприятие и это дело – от человеков, то оно разрушится, а если от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деян.5,38).

Далее тот же фарисей приводит пример такого разрушения предприятий, производимых вождями не от Бога:

«Явился Февда, выдавая себя за кого-то великого, и к нему пристало около четырехсот человек; но он был убит, и все, которые слушались его, рассеялись и исчезли. После него во время переписи явился Иуда Галилеянин и увлек за собою довольно народа; но он погиб, и все, которые слушались его, рассыпались» (Деян.5,36-37).

Кстати, дело Иуды Галилеянина не исчезло совсем, но было продолжено его сыном Манаимом во время Иудейской войны 68-70 гг., как доводит об этом Иосиф Флавий – Иудейский историк.

«Этот Манаим отправился во главе своих приверженцев в Масаду, разбил здесь арсенал Ирода, вооружил кроме своих земляков разбойников и с этой толпой телохранителей вступил, как царь, в Иерусалим, стал во главе восстания и принял руководство над осадой» (Иосиф Флавий, Иудейская война).

В осаде находились люди Иудейского царя Агриппы с первосвященником Ананией, пытавшиеся уговорить Иудеев не совершать восстания против могущественного Рима, а потом противоставшие мятежникам, имея отряд воинов. Мятежники во главе с Манаимом поступили жесточайшим образом, умертвив всех осажденных и убив первосвященника, обнаруженного спрятавшимся в водопроводе.

«Разрушение укрепленных мест и смерть первосвященника поощрили Манаима на безумные жестокости; он думал, что нет у него соперника, который мог бы оспаривать у него власть, и сделался несносным тираном. Против него восстали поэтому Елеазар и его сторонники (начавшие восстание)… Сговорившись таким образом между собой, они напали на Манаима в храме, когда он в полном блеске, наряженный в царскую мантию и окруженный толпой вооруженных приверженцев, шел к молитве. Когда люди Элеазара кинулись на него, то весь народ, присутствовавший при этом нападении, собирал кучи камней и бросал ими в софиста (Манаима) в том предположении, что если только он сойдет со сцены, то мятеж придет к концу. Манаим с его людьми держались некоторое время, но увидев, что весь народ восстал против них, каждый бросился бежать, куда мог… Сам Манаим, бежавший в так называемую Офлу и трусливо спрятавшийся там, был вытащен оттуда и после многих мучений лишен жизни; той же участи подверглись его военачальники, а также Авесалом, бывший худшим орудием его тирании» (там же).

В этой иудейской войне, конец которой был предсказан Христом Спасителем, подобными Манаиму были, считай, все. Люди, поправшие человечность, распявшие Безвинного, не разглядев в своей злобе в Нем Бога, и не раскаявшись в этом, пришли в ярость от притеснений мировой державы – Рима. Они восстали против великой империи, не имея достаточной военной силы и истинной веры, за которую можно было страдать. Ими руководила только одна ненависть к иностранной власти, доводящая их до безумия. И вот, руководствуясь своей маленькой «правдой»: «нам нужна свобода» (ныне знакомый всем лозунг: «ОСВОБОЖДЕНИЕ!»), они объявляют войну мировой державе. Надежды на помощь Божию у них не могло быть, ибо от учения отцов, победы которых приводили себе в пример, они отступили, распяв предсказанного ими Христа (Мессию). А он предупреждал их, когда они вели Его на распятие:

«И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем. Иисусу же обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших, ибо приходят дни, в которые скажут: блаженны неплодные, и утробы нерождающие, и сосцы не питавшие! Тогда начнут говорить горам: падите на нас! Ибо с зеленеющим деревом это делают, то с сухим, что будет?» (Лук.22,27-31).

Плакали о Христе, конечно же, не все люди, ведшие Его на распятие, но «и женщины» - некоторые из них. Спаситель же обращается к ним, чтоб слышали и другие. К тому же они брали на себя вину остальных, шествуя с ними на величайшее из злодеяний. И ученикам Христос говорил на горе Елеонской, показывая на храм Иерусалимский:

«Видите ли все это? Истинно говорю вам: не останется здесь камня на камне все будет разрушено» (Мф.24,2).

Так же Спаситель говорил и при Входе Его в Иерусалим за несколько дней до распятия:

«И когда приблизился к городу, то смотря на него, заплакал о нем и сказал: о, если бы и ты хотя в сей твой день узнал, что служит к миру твоему! Но это сокрыто ныне от глаз твоих, ибо придут на тебя дни, когда враги твои обложат тебя окопами и окружат тебя, и стеснят тебя отовсюду, и разорят тебя, и побьют детей твоих в тебе, и не оставят в тебе камня на камне за то, что ты не узнал времени посещения твоего» (Лук.19,41-44).

«Время посещения твоего» - только ли о Своем Входе в Иерусалим говорил здесь Спаситель? Первое пришествие Христа Сына Божия было предсказано многими пророчествами, и все люди в Израиле ждали его. Но в том-то и была беда, что большинство людей ждали самолюбиво не Сына Божия, Который принесет благодатное учение любви и всепрощения и откроет небесные двери для вечного восхождения из силы в силу, а обеспечителя жирной жизни. Им нужен был закон не любви, но злобного попирания народов, закон насилия. Они не узнали, что служит к их миру. Может ли быть счастье и благоденствие с надеждой на вечное блаженство не чрез мир с Богом, не чрез исполнение заповеди: «блаженны милостивые, ибо они помилованы будут»? Только сам Творец является Подателем всех благ, но при условии верности Ему и подражания Ему. Так вот, иудеи, распяв воплотившегося Бога, рассчитывали не столько на освобождения от иноземной власти, т.к. этого мировая держава маленькому народцу, подчиненному ей, допустить не могла в то время. Нужно было бороться этому племени до полной победы и захватить власть над народами, на что в своем безумии, между прочим, и рассчитывали иудеи. Когда-то прор. Иеремия и Иезекииль тщетно взывали к безумному своему народу, вернуться к верности Богу, уничтожив идолы, и тогда надеяться на защиту Божию от нашествия вавилонян, а не надеяться на себя без Бога. И вот ярчайший пример – восстание против мировой державы маленького племени, распявшего обетованного Христа. Об этом безумии можно бы не вспоминать, если бы оно не готовилось повториться в наши дни.

Восстание иудеев, предсказанное Христом Спасителем, должное кончиться так ужасно, готовилось задолго. Оно постепенно наращивало свои силы и создавало атмосферу нетерпимости, явно по предусмотренному потусторонними силами и с их помощью. Пока были справедливые правители Иудеи, посылаемые Римом, в стране сохранялся относительный мир. Хотя уже тогда участились выступления разбойничьих банд, руководимых их вождями, из которых выделялись некие Элеазар и Александр. Они, воспользовавшись конфликтом между самарянами и галилеянами по причине убийства одного иудея, напали со своими разбойниками « на ближайшие к Акрабатской топархии самарийские деревни, убили всех жителей, не щадя никакого возраста, а сами деревни предали огню» (там же). В это же время множество иерусалимлян двинулись в поход против самаритян. Однако самые знатные жители Иерусалима, одетые все в траур, «заклинали их возвратиться домой, дабы этим мстительным походом против самаритян не вызвать вторжения римлян в Иерусалим. Пусть сжалятся над своим отечеством, храмом, над своими же женами и детьми и не рискуют всем из-за мести за одного галилеянина. Вразумленные этими увещеваниями, иудеи разошлись. Но многие, в надежде остаться безнаказанными, обратились к разбойническому ремеслу. Грабежи и мятежные попытки со стороны более отважных бойцов распространились по всей стране».

Для наведения порядка императором Клавдием был поставлен правителем Иудеи Феликс, о котором так же, как о его преемнике Фесте упоминается в Деяниях Апостолов. Они были более справедливыми по сравнению с последующими. Феликс «схватил живыми разбойничьего атамана Элеазара, разорявшего страну в течение двадцати лет, и многих из его сообщников и послал в Рим. Огромная масса разбойников была им распята; много других лиц, замешанных в соучастии, было предано разным другим казням. Когда страна была таким образом очищена, в Иерусалиме образовалась другая шайка разбойников, получивших название сикариев. Они убивали людей среди белого дня и в самом городе, преимущественно в праздничные дни. Они смешивались с толпой и скрытыми под платьем кинжалами закалывали своих врагов. Первым, который был таким образом заколот, был первосвященник Ионатан. Вслед за ним многие другие погибали ежедневно».

Далее Иосиф Флавий приводит и других разбойников, которые обещаниями легкого освобождения вывели в пустыню множество людей. «Это были обманщики и прельстители, которые под видом божественного вдохновения стремились к перевороту и мятежам, туманили народ безумными представлениями. Феликс усмотрел в этом семя восстания и выслал против них тяжеловооруженных всадников и пехоту, которые убивали их массами». Ко всему прочему явился из Египта обманщик, выдавая себя за пророка, и прослыл за посланника неба. «Он собрал вокруг себя около 30000 заблужденных, выступил с ними из пустыни на так называемую гору Елеонскую, откуда он намеревался насильно вторгнуться в Иерусалим, овладеть римским гарнизоном и властвовать над народом с помощью телохранителей, окружавших его. Феликс, однако, предупредил осуществление этого плана, выступив навстречу ему во главе римских тяжеловооруженных всадников; весь народ также принял участие в обороне. Дело дошло до сражения; египтянин бежал только с немногими своими приближенными».

«Едва потушена была эта вспышка, как появилась другая, точно в больном организме воспаление переходит с одной части на другую. Обманщики и разбойники соединились на общее дело. Многих они склонили к отпадению, воодушевляя их на войну за освобождение, другим же, подчиняющимся римскому владычеству, они грозили смертью, заявляя открыто, что те которые добровольно предпочитают рабство, должны быть принуждены к свободе. Разделившись на группы, они рассеялись по всей стране, грабили дома облеченных властью лиц, а их самих убивали и сжигали целые деревни. Вся Иудея полна была их насилий, и с каждым днем эта война разгоралась все сильнее» (Иудейская война).

Иосиф правильное сделал сравнение Иудеи с больным организмом. Но нужно бы его поправить, что не плоть, а дух растлился в ней. Он, будучи иудеем и талмудистом – жидом, повинным также в убиении предсказанного и воплотившегося Сына Божия, неоднократно указывает на гнев Божий на народ его за что-то, но не за указанный грех. Он не видит подлинную причину появления такого количества разбойников, мятежников с их вождями. Не указывает и на то, что Рим, славящийся справедливыми законами, посылает на смену справедливых правителей в Иудею бессовестных хапуг: Альбина, а потом тирана Флора, который казалось намеренно творил бессовестные притеснения с целью привести народ к восстанию.

«Флор же, как будто он специально нанялся для этого, нарочно раздувал пламя войны. Он послал за храмовой казной и приказал взять оттуда семнадцать талантов под тем предлогом, будто император нуждается в них. Весть об этом привела народ в негодование; с громкими воплями он устремился в храм, взывая к имени императора, и молился об освобождении от тирании Флора. Некоторые из более возбужденных открыто хулили имя Флора».

Однако народ в момент прибытия этого правителя в Иерусалим вышел ему на встречу с почестями. Флор же послал впереди центуриона с пятьюдесятью всадниками и разогнал народ. Назавтра Флор «отдал приказ войску разграбить так называемый Верхний рынок и убить всех, которые только попадутся им в руки. Повеление начальника пришлось по вкусу алчным солдатам: они не только разгромили указанную им часть города, но врывались во все дома и убивали жильцов. Все пустились бежать в тесных улицах; кто был застигнут, тот должен был умереть. Общее число погибших в тот день вместе с женщинами и детьми (и бессловесные дети не были пощажены) достигало около 3600».

Вскоре Флор такое повторил вновь, но на этот раз преследуемый народ обернулся против римлян: «Народ повернулся лицом, выдержал натиск римлян и, взобравшись на крыши, стал стрелять в римлян сверху вниз. Римляне потянулись назад в свои квартиры, близ царского дворца».

Иудеи стали готовиться к войне под влиянием свершившейся несправедливости римлян и под воздействием горячих слов агитаторов из своего народа. В связи с этим приехал в Иерусалим царь Агриппа, управлявший другими областями Иудеи. Он собрал жителей города и старался привести их в разум, указывая на гибельность их устремлений:

«Какое войско, какое оружие вселяет в вас такую уверенность? Где ваш флот, который должен занять римские моря? Где те сокровища, которыми вы должны поддержать ваше предприятие? Не воображаете ли вы, что подымаете оружие против каких-нибудь египтян или арабов? Не знаете ли вы разве, что значит римское государство? Или вы не имеете масштаба для собственной своей слабости? Разве вы не бывали уже часто побежденными вашими соседями? А мощь римлян, напротив, на всей обитаемой земле непобедима».

Вначале народ дал себя уговорить и успокоить, но нашлось много сторонников войны во главе с предводителем храмовой стражи Элеазаром, которые отказались приносить жертву за императора и римлян и, обособившись в прихрамовой части города. Умеренные же люди во главе с первосвященником заняли верхнюю часть Иерусалима. Им в помощь царь Агриппа дал три тысячи конных солдат.

«Ободренная этой помощью знать с первосвященниками и миролюбивой частью населения, заняла верхний город. Нижний же город и храм находились в руках мятежников. С обеих сторон пустили в ход камни и метательные снаряды, и начался беспрерывный ряд перестрелок между обоими лагерями. Отдельные отряды делали в то же время вылазки и завязывали сражение на близких дистанциях. Царские отряды…стремились главным образом к тому, чтобы овладеть храмом, дабы изгнать оттуда осквернителей святилища; мятежники под предводительством Элеазара, напротив, захватить в свою власть и Верхний город. Семь дней подряд лилась кровь с обеих сторон».

На восьмой день был праздник ношения дров для поддержания вечного огня, и в момент богослужения в гущу молящихся вкрались так называемые сикарии, убивающие спрятанными в одежду кинжалами. С их помощью сторонники войны взяли перевес, вторглись в Верхний город, захватили царский дворец, сожгли дом первосвященника Анании и архив, уничтожив долговые обязательства, чтоб не платить налог. Противники войны во главе с первосвященником Ананией заперлись в верхнем дворце, где их взяли в осаду мятежники. В это время явился Манаим сын Иуды Галилеянина, о котором уже приводилось в начале статьи. Там же описана и смерть Манаима. Мятежники по просьбе первосвященника вначале согласились освободить осажденных иудеев, оставив римских солдат, находившихся с ними. Потом же пошли на ложное обещание не убивать остававшихся римлян, выпустив их из дворца. Но когда они сложили по условленному оружие, то напали на них и всех истребили. Для римлян урон в этом был не велик, но теперь открыто была объявлена им война со стороны иудеев. Население Иерусалима объявило траур. С этого момента началось преследование иудеев в разных городах иными народами. В этот же день в Кесарии сирийской их было уничтожено более 20000, всех до одного. В свою очередь иудеи восстали во многих городах Сирии и также убивали множество людей. Произошло разделение на национальной почве. Однако в Скифополисе против иудейских мятежников выступили и местные иудеи. Но это их тоже не спасло от уничтожения: побито было их около 30000 человек. Убито было в Аскалоне 2500 иудеев, в Птолемаиде – 2000. В александрии было убито взбунтовавшихся иудее около 50000 человек.

В связи с повсеместным избиением бунтующих иудеев правитель Сирии Цестий собрал огромную армию и двинулся к Птолемаиде, которую нашел оставленной иудеями и разграбил ее. Далее он двинулся на осаду Иерусалима. И здесь не взирая на то, что город уже готов был к сдаче, он остановил осаду и удалился.

«Если бы он хоть еще немного продолжил осаду, он тотчас имел бы город в своей власти. Но я думаю, - пишет Иосиф Флавий, - что по вине злых Бог уже тогда отвернулся от святыни и не дал поэтому войне окончиться в тот день… Его (Цестия) внезапное отступление возвратило смелость разбойникам, которые напали на арьергард и убили массу всадников и пехоты».

Иудеи еще долго преследовали Цестия, убив более 5000 его воинов, и затем возвратились в Иерусалим.

Здесь иудеи навели порядок в административном отношении, назначив начальников областей. Иосифа Флавия они назначили правителем Галилеи. В то время ему нашелся противник из знатных – Иоанн, сын Леви, «который в гнусности не имел себе равных». Впоследствии он был один из руководителей восстания. Иерусалим стал готовиться к полномасштабной войне, готовить вооружение, обучать молодежь военным действиям.

В это время император Нерон назначает главнокомандующим в Сирию и Иудею Веспасиана, а его сына Тита – в Александрию. В связи же с готовящейся войной с Иудеей Тит вызывается в помощь Веспасиану, высаживается со своими легионами и прибывает в Птолемаиду, где присоединяется к своему отцу Веспасиану. Здесь они приводят войска в нужный порядок и, наконец, Веспасиан вступает в Галилею. Первым он берет с боем город Габары, потом спешно осаждает Иотопату, по случаю прибытия туда правителя Галилеи Иосифа Флавия, чтоб затворить его там и уничтожить. Состоялась продолжительная осада этого города и штурм. Здесь Флавий явил талант полководца, но все же в последний момент он сдался сам римлянам, оставшись одним из нескольких иудеев в живых, скрывшихся в потаенной пещере. Воины, захватив город, убивали всех подряд, чрез что пало около 40000 и взято в плен 1200 человек.

Далее римляне брали один за другим города Галилеи: одни с боями штурмом, другие чрез осаду, третьи без боя при добровольном подчинении жителей их. Одним из последних был город Гамала. Здесь в бою иудеи принесли немалый урон римлянам в бою в связи с тем, что при продвижении боя вверх по крутому склону от веса взобравшихся на крыши воинов верхние дома стали падать и своим весом рушить нижестоящие на наступающих римлян. Но всем было ясно, что город обречен. Тогда многие иудеи в безвыходном положении бросались с кручи, на которой располагался город в пропасть в долину. «Многие в отчаянии, обняв своих жен и детей, бросались с ними в бездонную пропасть, зиявшую под крепостью. Ожесточение римлян далеко еще уступало изуверству пленников против самих себя: римляне уничтожили 4000, между тем как в лощине найдено свыше 5000, которые сами бросились туда. Никто не остался в живых, кроме двух женщин».

«Один только городок в Галилеи остался не покоренным – это была Гисхала. Население ее, хотя было мирно настроено, так как оно большей частью состояло из земледельцев, все помыслы которых сосредотачивались постоянно на урожаях, - но, к его несчастью, в среде житиелей свила себе гнездо значительная шайка разбойников, и эта шайка заразила своим образом мыслей также и часть граждан. Человек, который подстрекал их к отделению и сплачивал в одну силу, был Иоанн, сын некоего Леви, - обманщик, человек чрезвычайно коварного нрава, носившийся всегда с обширными планами и умевший ловко их осуществлять; ко всему этому он был склонен к войне, так как на этом пути, как известно было, надеялся достигнуть власти». «Веспасиан послал против них Тита с 1000 всадников».

Тит не стал брать город приступом немедленно, но вначале обратился к жителям с призывом сдаться. Ответ дал хитрец Иоанн, простые граждане не могли даже приблизиться, будучи заслоненные разбойниками. Иоанн сказал, что ответ они дадут утром, т.к. дело происходило в субботу. Тит поверил ему и не усилил стражу. Среди ночи Иоанн собрал всех желающих бежать и покинул город, будучи ни кем не замеченным. Вскоре он со своими приспешниками покинули беззащитную толпу, спасая свои жизни. От вождей без Бога всегда можно ожидать этого. Бежали же с Иоанном семьями с детьми. Будучи покинутыми предводителем и воинами. Из них многие сбивались с пути, топтали слабых сограждан и вопили от бессилия и страха, ожидая в любую минуту погоню римлян. И она не преминула.

Утром Тит приступил к городу, из которого вышли граждане с повинной и объявили о поступке Иоанна.

«Тит немедленно отрядил отряд всадников для преследования Иоанна. Его самого не догнали, так как он уже достиг Иерусалима, но из людей, бежавших вместе с ним, они убили около 6000, а около 3000 женщин и детей они оцепили и погнали назад».

Иоанн, прибежав в Иерусалим со своими разбойниками, постарались показать себя героями, город явили захваченным римлянами. Им вначале поверили, тем более, что в Иерусалим бежали со всех городов. Иоанна даже сделал своим приближенным первосвященник Анан.

В то время когда римляне осаждали и брали приступом города, по стране гуляли разбойничьи банды, к каким примыкали бежавшие из этих городов другие бежали в Иерусалим, будучи уверенными в его непобедимости. И разбойничьи шайки беспрепятственно, пользуясь безвластием, вторгались в город. Но и здесь они не оставляли свое ремесло: грабили и убивали знатных людей. Народ стал являть недовольство засилием разбойников, признавая своим руководителем первосвященника Анана. Боясь возмущения народа не только за разбой, но и за выход из подчинения священства, разбойники избрали по жребию своих «священников».

«Когда народ собрался толпой, и все были полны негодования против занятия храма, грабежей и убийств (хотя никто еще не решался сделать шаги к мщению, так как зелоты, по справедливости, считались трудно победимыми), среди собрания поднялся Анан, который несколько раз возведя к храму влажные от слез глаза, сказал: «Лучше бы мне умереть, чем видеть дом божий полным стольких преступлений, а высокочтимые святые места оскверненными ногами убийц… Но зачем я порицаю тиранов? Разве они не вскормлены вами же и вашим долготерпением? Не вы ли сами своим молчанием давали первоначальным немногочисленным сборищам разрастаться в целые орды… Когда они опустошали дома, никто из вас словом не обмолвился, и не удивительно поэтому, что они убивали их владельцев!».

После этой речи стали примыкать к нему и вооружаться люди доброй воли. Анан стал во главе возмущенного народа и повел к храму. Зелоты (так поименовали себя разбойники, будто бы они являются ревнителями обрядов и традиций, патриотами) вышли из храма. Пошли в ход камни и стрелы, а потом дошло дело и до мечей. Было много убито уже в первой стычке. И хотя верх одерживали чрез сплоченность и умение разбойники, но армия Анана возрастала чрез приток новых бойцов. Много вредил Иоанн, бежавший из Гисхалы, притворно выказывающий верность Анану, хотя все доносил зелотам. Наконец он предложил им впустить в город идумеев, выдав себя за защитников города, а Анана с людьми сторонниками римлян. Были приглашены идумеи, и в одну бурную ночь были зелотами впущены в город. Здесь совместно с идумеями зелоты устроили страшную резню всех подряд жителей города. Были убиты и первосвященники Анан и Иешуа, и тела их брошены посреди города без погребения. Иосиф Флавий пишет:

«Я решительно не ошибусь, если скажу, что смерть Анана была уже началом падения города, и с того дня, как иудеи увидели своего первосвященника, указывавшего им путь к спасению, убитым посреди города, их стены уже были разрушены и дело проиграно».

«После их смерти зелоты вместе с идумейской ордой накинулись на народ и уничтожали его, как стадо нечистых животных. Истребляя повсюду простой народ, они знатных и молодых забирали в плен и скованными в кандалах бросали в темницу в надежде, что при отсрочке казни иные может быть перейдут на их сторону.. Никто, однако, не склонялся на их убеждения, все предпочитали умереть, нежели стать против отечества на стороне злодеев. Ужасные муки они перенесли за свой отказ: их бичевали и пытали и, когда их тело уже не было в состоянии выносить пытки, тогда только их удостаивали казни мечом… Двенадцать тысяч человек благородного происхождения постигла такая участь».

Идумеяне, наконец, почувствовали, что их обманули зелоты, обвинившие народ в предательстве. Тем более что теперь они рассмотрели этих зелотов, и нашелся человек из их числа, который вразумил их; они покинули город, вернувшись к себе.

Полководцы римлян настаивали на штурме Иерусалима, но Веспасиан объяснил им, что когда иудеи рвут на части друг друга лучше подождать, иначе они объединятся против римлян. Потом отсрочкой явилась смерть Нерона и переход власти в Риме от одного к другому не подходящему претенденту. Наконец Веспасиан получил власть и признание народа. В Иерусалиме же произошло новое событие. Симон, сын Гиоры, из знатных людей давно терзал с набранной шайкой галилеян грабежами. К нему постоянно примыкали все новые силы. Затем он переключился на Идумею и исходил ее всю со своими разбоями. Для зелотов он был опасным претендентом на всевластие, поэтому они сделали засаду в узком месте и захватили в плен его жену с многочисленной свитой. Симон подступил к Иерусалиму и убивал всех, кто выходил из города. Он передавал зелотам, что если они не вернут ему жену он будет штурмовать город. Жена была ему возвращена, но он находился все же близ Иерусалима. Иоанна зелоты сделали вождем, и он в благодарность позволил солдатам делать все, что заблагорассудится. Для жителей Иерусалима от грабежей и убийств не было спасения. Поэтому старейшины произвели совет и решили оградить себя от зелотов Симоном, призванным в город. Симон вошел с бандой в город. Он вскоре сделал попытку овладеть храмом, но Иоанн с зелотами отбили его штурм. Среди же зелотов также произошло разделение. Елеазар, прежний лидер зелотов занял внутреннюю часть храма, а Иоанн - внешнюю, отделившись друг от друга, Симон же был в городе. От этого Иерусалиму стало еще хуже. Зелоты делали постоянные вылазки против Симона и, когда они вторгались далеко в город, то предавали огню дома с припасами, вредя не весть кому. Тоже делал и Симон. Запасы продовольствия на случай осады римлянами быстро исчезали. Страдали и жители города от постоянных разбоев от тех и других. Люди молились о том, чтоб быстрее вошли в город римляне и освободили их от этих «патриотов». И наконец, к стенам их города приблизился Тит с войсками, началась подготовка осады. Слова Христа Спасителя начинают сбываться:

«Когда же увидите Иерусалим, окруженный войсками, тогда знайте, что приблизилось запустение его: тогда находящиеся в Иудее да бегут в горы; и кто в городе, выходи из него; и кто в окрестностях , не входи в него, потому что это дни отмщения, да исполнится все написанное» Лук.21,2022).

И действительно христиане, предупрежденные этим предсказанием, заблаговременно покинули Иерусалим, убравшись в указанные Богом безопасные места. Оставшихся в городе ждали небывалые ужасы.

В это время произошли некоторые изменения в составе разбойников. Был праздник и все зелоты без оружия собрались в храм, но вдруг люди Иоанна сбросили верхнюю одежду, оказались при оружии в доспехах. Народ в страхе сбился в угол, а люди Элеазара сбежали в подземные ходы. Банда Иоанна овладела внутренней частью храма. Потом они позволили выйти из подземелья зелотам Элеазара, но уже на правах побежденных. Теперь зелоты были едины против банд Симона.

Приводить здесь весь ход осады, удачи и поражения в сражениях с той или другой стороны смысла нет: достаточно увидеть финал этой трагедии.

Постепенно приближался ужас голода. В первую очередь он коснулся мирного населения. Разбойники теперь грабили не богатство, а отнимали у населения все съестное.

«Когда жизненные продукты перестали появляться на рынке, мятежники вторгались в частные дома и обыскивали их. Если находили что-нибудь съестное, они били хозяев за то, что те не выдавали добровольно; если ни чего не находили, они также их истязали, предполагая, что припасы тщательно ими сокрыты… Жалкое было питание, и сердце сжималось при виде того, как более сильные забирали лучшую часть, тогда как слабые изнемогали в отчаянии. Голод господствовал над всеми чувствами, но ничто не подавлялось им так сильно, как чувство стыда; все, что при обыкновенных условиях считалось достойным уважения, оставлялось без внимания под влиянием голода. Жены вырывали пищу у своих мужей, дети у своих родителей и, что было немилосерднее всего, матери у своих бессловесных детей; любимые детища у них на руках умирали от голода, а они, не робея, отнимали у них последнюю каплю молока, которая могла бы еще продлить им жизнь».

«А голод между тем, становился с каждым днем все более сильным, похищал у народа целые дома и семейства. Крыши были покрыты изможденными женщинами и детьми, а улицы – мертвыми стариками. Мальчики и юноши, болезненно раздутые, блуждали как призраки на площадях города и падали на землю там, где их застигала голодная смерть. Хоронить близких мертвецов ослабленные не имели больше сил, а более крепкие робели перед множеством трупов и неизвестностью, висевшей над их собственной будущностью. Многие умирали на трупах в ту минуту, когда они хотели их хоронить, многие еще сами доплетались до могил прежде, чем их настигала неумолимая смерть. Никто не плакал, никто не стенал над этим бедствием: голод умертвил всякую чувствительность. Глубокая тишина, как страшная могильная ночь, надвинулась на город. Но ужаснее всего этого все-таки были разбойники. Точно могильщики, они вламывались в дома, грабили мертвецов, срывали с них покрывала и со смехом удалялись… Последнее одно время погребали умерших на средства общественной казны, так как запах трупов был для них невыносим, но после, когда число мертвецов все увеличивалось, их прямо швыряли со стен в пропасть».

«Однажды, когда Тит на одном из своих обходов увидел эти пропасти, наполненные мертвецами, он со вздохом поднял свои руки и призвал Бога в свидетели, что не он виновен во всем этом».

Так выглядел Иерусалим еще до занятия его римлянами. К этому привело безумие вождей во имя свое. После же захвата города римлянами Иосиф Флавий приводит некий счет павших иудеев:

«Число всех плененных за время войны доходило до девяноста семи тысяч, а павших во время осады было миллион сто тысяч. Большинство их было родом не из Иерусалима; ибо со всей страны стекался народ в столицу к празднику опресноков и здесь был неожиданно застигнут войной, так что густота населения породила прежде чуму, а скоро после нее – голод… Большая часть этой массы людей прибыла извне, следовательно, судьба устроила таким образом, что весь народ очутился запертым, как в темнице, и неприятельское войско оцепило город, битком набитый людьми. Размеры гибели людей превысили все, что можно было ожидать от человеческой и Божеской руки. Из тех, которые и теперь еще появлялись, римляне одних убивали, а других брали в плен. Они разыскивали скрывавшихся в подземельях и, раскапывая землю, убивали всех там находившихся. В этих же минах найдено было свыше 2000 мертвых… Из подземелий были извлечены наконец пленники, брошенные туда тиранами, которые и в самые последние минуты упорствовали в своих жестокостях Но и им обоим Бог воздал по заслугам. Иоанн, который вместе со своими братьями терпел голод в подземелье, попросил наконец у римлян так часто отвергнутой им милости; Симон же сдался после того, как вынес еще упорную борьбу. Симон был предназначен для триумфальной жертвы, а Иоанн – к пожизненному заключению. Римляне наконец предали огню и отдаленнейшие части города и срыли стены до основания» (Иосиф Флавий. Иудейская война).

Так кто же все-таки виноват в трагедии Иерусалима? Виноваты были все иудеи, которые еще помнили, как смотрели на Распятого на кресте, воплотившегося Бога, который сотворил на их глазах великое множество добра и чудес, который их близких исцелял и воскрешал, освобождал от бесовского одержания. И все виновны, кто не восстал хотя бы в душе против этого высшего злодеянии. Здесь не имеет значения количество: один ли страдал или массы. Распята была высшая добродетель, высшая жертвенная любовь.

И опять же следует вспомнить всем известные слова Спасителя:

«Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Ин.5,43).

И принимали и еще принимать будут, и примут в конце времен самого врага рода человеческого – антихриста. Все эти, приходящие «во имя свое», ищут только своей власти, только своей славы, только своей «правды». Они обещают на словах в своих множественных выступлениях освобождение народа от чьего-то гнета, а воцарившись, ввергают этот народ в полное бесправие и нищету. И уже путь к власти такие «освободители» устилают трупами «врагов» и друзей, потому что они идут «во имя свое». Их уже было много и все они похожи друг на друга: Марат и Робеспьер, Ленин, Сталин и Гитлер. Но это состоявшиеся тираны, а сколько их не дошедших до воцарения!? Какое великое изобилие благоденствия наобещано ими, только помогите им воцариться. Ближе же к явлению человека греха таких его предтеч будет еще больше, но, однако больше всех наобещает счастья народам он сам, потому как ему должно погубить человечество таким же образом, как вожди зелотов погубили Иерусалим. Не просто так в пророчестве о последних днях мира приводятся места, относящиеся к гибели этого города. Вот и теперь мечутся вожди «во имя свое», измышляют свои пути обольщения «мудрыми» проектами завоевания благоденствия, то «Соборным проектом», то «православным социализмом», потому как «старое» Православие их не устраивает и старые виды социализма вышли из моды. По их воззрениям, святой русский лозунг «За веру, Царя и Отечество» устарел, потому что призывает не «во имя свое». О, горе вам вожди слепые! Вместо того, чтоб все силы бросить на обращение людей к чаянию предсказанного православного Царя, вы измышляете новые виды закабаления народа.

Что мы увидели в описании Иудейской войны? Не беспощадность ли этого богоборческого племени, воспитанного с древних времен на ненависти ко всем окружающим «не нашим»? А оно теперь управляет миром – властители большинства государств или из него, или работают на него, или покорно заискивают перед его могуществом. Финансы всего мира в его руках. К духовной пище нашего народа оно умело примешивает различного рода тлетворную ложь и заблуждения, направленные на создание высшей лжи – религии антихриста. Экуменизм стремится создать объединенную «церковь» из всех отступнических направлений, ересей и лжерелигий. По преп. Нилу Мироточивому такая «церковь» коронует антихриста в «единодержца» и «самодержца» всего мира. Для этого подсунута чрез М.Бабкина и далее раскатана «митр». Дамаскиным и «еп». Диомидом идея уничтожения Православной Церкви за «предательство» Царя - помазанника Божия и, следовательно, по их учению «наместника» Христа на земле непогрешимого, с непререкаемым авторитетом. Остается явиться антихристу и объявить себя единодержцем всего мира, и уже не наместником Христа, а самим Христом. Почва к этому подготовлена. Такая же идея, проповедуемая теперь еп. Диомидом, - имябожество. «Имя зверя», похоже, будет Иисус, ведь так старательно проводят «имяславцы» ересь, что имя Божие содержит в себе всего Бога – символ и сущность, по их учению, равнозначны.

Также и проведение в жизнь идеи «православного социализма» направлено именно на подготовку установления режима антихриста, прикрытого учением о единодержце – хозяине всех богатств. Социализм есть система насилия: насильственной отмены естественного права на частную собственность, на частную инициативу, замену рыночной экономики распределиловкой. При антихристе именно это будет, ведь он разрешит покупать и продавать только своей элите, что может быть только при полной национализации всех ресурсов. А «православным» назван этот бесчеловечный режим только потому, что у сил лжи маскировка является важнейшей из составляющих ложь: «И не удивительно, потому что сатана принимает вид Ангела света, а потому невеликое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их» (2 Кор.11,14-15). Давно ли видели душителей-большевиков со свечками в руках? И теперь стало модным разную ложь прикрывать словом «православный». Осталось только схватить оружие, как призывают теперь новые вожди, и лить кровь во имя этой идеи насилия, повторить инцидент Иудейской войны на русской почве. А ведь по всем пророчествам падение Иерусалима является всего лишь прообразом всемирной катастрофы и конца мира. И то надо сказать: иудеи, убив воплотившегося Бога и в лице Его жертвенную любовь, не раскаявшись, хотели победить всемирную империю, освободиться без помощи Бога. Не к этому ли же самому призывают теперь вожди социализма? Свергнув православный государственный строи, потопив в крови страну и Церковь Православную, уведя в неверие сотни миллионов людей, строя атеистическое царство сатаны на земле – социализм, и теперь не раскаявшись в этом, они без Бога хотят освободиться от всемирного засилья жидовства, силою нескольких сот вооруженных профанов. Конечно, иудейский вариант повториться теперь в полном масштабе не может, потому что сумасшествия масс в этом направлении еще не наблюдается. Народ за химерой не пойдет и кончиться может это только малой смутой. Но ведь есть же безумцы, верящие этим глашатаем насилия даже среди духовенства. Они утверждают, что их на кровопролитие «благословила Церковь».

Полное повторение Иудейской войны во всемирном масштабе по всем пророчествам должно совершиться в последние дни в момент царствования антихриста, явление которого подготавливают «вожди» - его предтечи.

«И тогда придет конец…. Ибо тогда будет великая скорбь, какой не было от начала мира доныне, и не будет. И если бы не сократились те дни, то не спаслась бы никакая плоть; но ради избранных сократятся те дни» (Мф.24,14.21-22). «Иерусалим будет попираем язычниками, доколе не окончатся времена язычников. И будут знамения в солнце и луне и звездах, а на земле уныние народов и недоумение; и море восшумит и возмутится; люди будут издыхать от страха и ожиданий бедствий, грядущих на вселенную, ибо силы небесные поколеблются» (Лук.21,24-26).

Так показаны беды и скорби последних дней. О главном же вожде пишет ап. Павел:

«День тот (пришествия Христова) не придет, доколе не придет прежде отступление и не откроется человек греха, сын погибели, противящийся и превозносящийся выше всего, называемого Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он, как Бог, выдавая себя за Бога» (2 Фес.2,3-4).

Таким обрисован величайший «вождь». Современные же «наполеончики» копируют его, и если по своему размаху деятельности еще не могут чувствовать себя Богом, то на пути к своему идеалу – власти над народом все же уверены, что они самые умные, самые справедливые, способные только они «осчастливить» человечество. Большинство из них пока не выдают себя за Бога, но объявляют себя «православными», иначе кто же пойдет за ними, ведь теперь в почете православие. Антихрист «в храме Божием сядет», т.е. православном, чтоб осквернить высшую святыню, а не какое-то там магометанство, иудаизм, протестантство или сектантство. Видимо он сразу будет именовать себя «православным», а свою обольщающую идею «православным социализмом». Хорошо его охарактеризовывает преп. Нил мироточивый:

«Мир будет воображать, что сей антихрист кроток и смирен сердцем, а на самом деле он будет по сердцу – лисицей, по душе – волком; смущение людей будет его пищей. Когда превращаться будут люди, тогда живопитаться будет антихрист. И сделается антихрист главою над городами, над селами и над округами сел, после того как не окажется никакой главы в селах, городах и округах сельских. Тогда он захватит власть над миром, станет распорядителем мира, начнет властвовать также и над чувством человека. Люди будут верить тому, что он будет говорить, потому что он будет действовать как единодержец и самодержец на погубление спасения, т.е. люди, и без того сделавшиеся сосудами дьявольскими, возымеют крайнее доверие к антихристу, сделают его всемирным единодержцем и самодержцем, так как он будет орудием дьявола в последней попытке его истребить христианство с лица земли. Находясь в погибели, люди будут думать, что он есть Христос Спаситель и что он содеет их спасение. Тогда Евангелие Церковное будет в пренебрежении. Посем, когда погибель внесет великое бедствие в мир, тогда во время сих бедствий, произойдут страшные знамения. Наступит страшный голод, на мир же найдет великая алчба. Великое бедствие настанет повсеместно. Тогда любостяжатели откроют свои любостяжательные житницы, т. е. капитализм упразднится, имущество уравняется на началах социализма. Тогда злато обесценится как навоз на дороге» ( Посмертные вещания преп. Нила Мироточ. Афон, 1912г.).

Описывает преподобный и то «счастье», какое обещают современные вожди и какое воплотит «самодержец»:

«Эта проклятая печать наведет великое бедствие. Мир тогда столь будет угнетен, что люди станут переселяться с места на место. Туземцы же, увидав пришельцев, скажут: О несчастные люди! Как решились вы покинуть собственное, столь благодатное, место и прийти в проклятое место сие, к нам, у которых не осталось никакого человеческого чувства?! – Так будут говорить на каждом месте, куда будут люди переселяться со своего места на другое… Тогда Бог, увидав смятение людей, от которого они зло бедствуют, повелит морю восприять прежде свойственную ему горячесть, которую оно раньше имело, чтобы не переходили бы для переселения с места на место. И когда воссядет антихрист на проклятом троне своем, тогда море вскипит так, как кипит вода в котле. Когда вода долго кипит в котле, то не испаряется ли она паром? Так будет и с морем. Кипя, оно будет испаряться и исчезнет как дым от лица земли. Иссохнут на земле растения, дерева дубравные и все кедры, от морского жара все иссохнут, жилы водные иссохнут; жилы водные иссохнут; животные, птицы и пресмыкающиеся, все умрут».

«И тогда антихрист начнет печатать людей своей печатью, якобы для того, чтобы знамением сим спасать х от бедствия, ибо только имеющим печать, согласно Апокалипсису, будут продаваться хлеб. Многие будут умирать на дорогах. Люди сделаются как хищные птицы, набрасывающиеся на падаль, будут пожирать тела мертвых» (Там же).

Кто же найдется в то время и даже теперь, чтоб сказать не ложно, как римский полководец Тит, «что не он виноват во всем этом». Верили жидобольшевикам, строили социализм – царство сатаны на земле, систему насилия, ходили в сергианскую «церковь», безсомненно веря в правильность пути митр. Сергия в соединении с врагами Христа – большевиками. Когда же наконец поймут эти люди, что за две тысячи лет в Апокалипсисе, специально направленном на предупреждение людей последнего времени, указываются три страшные силы, с какими под страхом погибели сближаться нельзя. Эти силы: большевизм, социализм и сергианство, отмеченные в Откровении Иоанна Богослова под образами зверя, выходящего из моря с семью головами, на которых написаны имена богохульные, далее зверя, выходящего из земли, которому дано заниматься распределиловкой: кому можно покупать, а кому нет, т.е. социализм, и третья сила – блудница (изменница), которая точнейшим образом обрисовывает Московскую патриархию. И эти-то нераскаявшиеся большевики, строители социализма и иудо-искариотовцы сергиане берутся освободить Русь от иноземной оккупации, оставаясь неверными Богу, как их собратья бесы.

+ Архиепископ Виктор (Пивоваров)


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru