Рассылка


Если вы нашли ошибку на странице, пожалуйста, выделите ее мышкой и нажмите на клавиатуре Ctrl+Enter

Календарь

Сегодня Завтра

Комментарии

Борис Талантов

СЕРГИЕВЩИНА ИЛИ ПРИСПОСОБЛЕНЧЕСТВО К АТЕИЗМУ
(Иродова закваска)

В Англии вышла в свет книга Никиты Струве "Христиане современной России", в которой он. как и другие на западе, в общем одобряет деятельность Патриарха Сергия, сравнивая его даже с Сергием Радонежским и Патриархом Ермогеном. На западе Патриарха Сергия чуть ли не считают святителем Православной церкви в России. Такая неверная оценка деятельности Патриарха Сергия основана на том, что западным исследователям неизвестны подспудные факты и явления жизни Русской Православной Церкви. Корни тяжелого церковного кризиса, который сейчас обнаружился, были заложены именно Патриархом Сергием.

В своем обращении к верующим 19 августа 1927 года Митрополит Сергий изложил новые основы деятельности Управления Церкви, которые тогда же были названы Е. Ярославским "приспособлением" к атеистической деятельности СССР.

Приспособленчество состояло прежде всего в ложном делении всех духовных потребностей человека на чисто религиозные и общественно-политические. Церковь должны была удовлетворять чисто религиозные потребности граждан СССР, не затрагивая общественно-политических, которые должны были разрешаться и удовлетворяться официальной идеологией КПСС. В дальнейшем развитии это приспособленчество вылилось в теорию советских богословов, по которой коммунистический строй общества является единственным счастливым и справедливым, якобы указанным самим евангелием. При этом не допускалось никакой критики (обличения) официальной идеологии, порядков и действий властей. Всякое обличение действий гражданских властей или любое сомнение в правильности официальной идеологии считалось отклонением от чисто религиозной деятельности и контрреволюцией. Церковное Управление во галве с Митрополитом Сергием не только не защищало верующих и церковнослужителей, попавшших в концлагеря за обличения произвола и насилия гражданских властей, но и само с рабской угодливостью высказывалось за осуждение таких людей, как контрреволюционеров. По существу приспособленчество к атеизму представляло собой механическое соединение христианских догматов и обрядов с социально-политическими взглядами - официальной идеологией КПСС. Фактически вся религиозная деятельность свелась к внешним обрядам. Церковная проповедь тех священнослужителей. которые строго придерживались приспособленчества, была совершенно оторвана от жизни, а потому оказывала ничтожное лвияние на слушателей. В результате этого интеллектуальная, общественная и семейная жизнь верующих, воспитание молодого поколения остались вне церковного воздействия. Это таило большие опасности для Церкви и Христианской Веры. Нельзя поклоняться Христу и в то же время в общественной и семейной жизни говорить ложь, творить неправду, совершать насилия и мечтать о земном рае. Впоследствии приспособленчество к атеизму завершилось еретическим учением Х. Джонсона о новой религии, которая должна, по его мнению, заменить христианскую и явиться синтезом христианства и марксизма-ленинизма. (См. Х. Джонсон "Христианство и коммунизм" М. 1957 г.) Ныне абсурд учения Джонсона очевиден.

Обращение Митрополита Сергия 19 августа 1927 г. произвело тяжелое впечатление на всех верующих, как пресмыкательство перед атеистической властью. Одни мирились с ним как с неотвратимым злом, а другие решительно ывступали с осуждением его. Часть епископов и верующих откололись от Митрополита Сергия. Епископы, осудившие обращение Митрополита Сергия, ксоро были арестованы и сосланы в концлагеря, где они и умерли. Отколовшиеся верующие образовали так называемую ИПЦ (Истинно Православная Церковь), которая с самого начла ее возникновения и до настоящего времени является запрещенной.

Современные влиятельные атеисты рассматривают приспособленчество как модернизацию религии, политически полезную для КПСС и безвредную для материалистической идеологии. "Это (приспособленчество, наша вставка) - один из путей угасания религии" (Жур. "Наука и религия" №12, 1966, стр. 78).

Многие и у нас, и на Западе считали и считают обращением Митрополита Сергия вынужденным выступлением Церковного Управления, в целях сохранения во время деспотии И. Сталина церковных приходов и священнослужителей. Но это не верно. Коммунистическая партия увидела в этом обращении слабость Церкви, готовность нового Церковного Управления исполнять беспрекословно любые приказания гражданской власти, готовность выдать на произвол властей, под видом контрреволюционеров. церковнослужителей, дерзнувших обличать произвол и насилия. Вот как это оценил в 1927 г. Е. Ярославский: "С религией, хотя бы ее епископ Сергий прикрасил в какие угодно светские одежды, со влиянием религии на массы трудящихся мы будем вести борьбу, как ведем борьбу со всякой религией, со всякой церковью" (Е. Ярославский "О религии" Москва, 1957 г., стр. 155).

Объективно это обращение и последующая деятельность Митрополита Сергия была предательством Церкви. С конца 1929 г. и по июнь 1941 г. происхоило массовое закрытие и варварское разрушение церквей, аресты и осуждения тройками и негласными судами почти поголовно всех церковнослужителей, мнгие из которых просто были физически уничтожены в концлагерях.

В 1930 г. Папа Пий XI выступил перед мировым общественным мнениеем с протестом против преследования христиан в Советском Союзе. Как реагировал на все это Митрополит Сергий? Он в Богоявленском Соборе города Москвы с крестом в руках выступил с заявлением, что в Советском Союзе никакого гонения на верующих нет и никогда не было. Отдельных священников и верующих, по его заверению, судят не за веру, а за контрреволюционные выступления против Советской власти. Такое заявление было не только чудовищной ложью, но и низким предательством Церкви и верующих. Этим заявлением Митрополит Сергий прикрыл чудовищные преступления И. Сталина и стал послушным орудием в его руках.

Следует заметить, что, хотя большинство епископов в 1927 г. признавали Митрополита Сергия своим главой, однако в своей деятельности они не придерживались "Обращения" и в своих проповедях мужественно обличали произвол, беззакония и жестокость гражданских властей, призывали народ твердо стоять за веру и помогать гонимым. Поэтому они за свои проповеди скоро были посажены в концлагеря и там погибли. Конечно, много церковнослужителей и верующих было посажено в концлагеря без всяких оснований, как потенциально опасные элементы. В этих условиях мужественное выступление Митрополита Сергия в защиту правды и веры могло бы иметь большое значение для судеб Русской Православной Церкви, как большое значение имела для Польской Церкви мужественная борьба за веру и правду Кардинала Вышинского в конце сороковых годов.

Что же Митрополит Сергий спас своим приспособленчеством и чудовищной ложью? К началу Второй Мировой войны в каждой области осталось от многих сотен церквей 5-10, большинство священников и почти все епископы (за исключением немногих, сотрудничавших с властями подобно Митр. Сергию) были замучены в концлагерях. Таким образом, Митрополит Сергий своим приспособленчеством и ложью никого и ничего не спас, кроме своей собственной особы. В глазах верующих он потерял всякий авторитет, но зато приобрел благоволение "отца народов" И. Сталина.

Большинство оставшихся церквей не признавало Митрополита Сергия.

Обращние Митр. Сергия к верующим-гражданам СССР 22 июня 1941 г. было воспринято истинно верующими, как новое пресмыкательство перед деспотической властью и новое предательство интересов церкви. Все верующие в России считали и считают Вторую Мировую войну, как гнев Божий за величайшее беззаконие, нечестие и гонение на христиан, имевшее место в России с начала Октябрьской революции. Поэтому в час грозных испытаний не напомнить народу и правительству об этом, не призвать народ к покаянию, не потребовать немедленного восстановления церквей и реабилитации всех невинно осужденных граждан СССР было великим грехом, великим нечестием. Митр. Сергий опять явил себя послушным орудием атеистической власти, которая в этот момент хотела использовать в своих целях религиозные чувства своих граждан с наименьшими для атеизма уступками.

Восстановление церквей в определенных и узких пределах было государственной политикой И. Сталина, а не результатом деятельности Митр. Сергия. В то время в народе и в армии открыто говорили о коренных изменениях внутренних порядков в стране. Народ надеялся, что сразу после окончания войны будут объявлены: свобода занятий и в частности роспуск колхозов, свобода партий и свобода совести. Открытие церквей было той костью, которую И. Сталин бросил народу, утомленному войной и голодом. Само раскрытие церквей происходило под контролем госбезопасности. Эти же органы подыскивали часто священников из числа тех, кто остался на свободе или отсидел свой срок заключения. В Западной Украине были случаи, когда священники отказывались служить под началом Митр. Сергия, а позднее Патр. Алексия, и их те же органы водворяли в концлагеря. Во многих областях Патриархия и новые епископы никакого участия в открытии церквей не принимали. Были случаи, когда новые епископы под тем или иным предлогом даже противодействовали открытию церквей и иназначению в их приходы священников, сидевших в концлагерях. Восстановление церковной жизни было непоным, внешним и временным. С 1949 года КПСС стала незаметно переходить к новому давлению на Церковь.

Итак, открытие церквей в узких пределах не было делом рук Патриарха Сергия или Патриарха Алексия, но это открытие совершала сама атеистическая власть под давлением простого народа для успокоения его.

Патриарх Сергий, а позднее Патриарх Алексий, подобрали и поставили новых епископов, которые, в отличие от прежних епископов, погибших в концлагерях, как правило (были, конечно, исключения) были послушны Патриархам и хорошо усвоили Иродову закваску, т.е. приспособленчество к сильным мира сего. Вот как, например, выразил приспособленчество в своей проповеди 28 мая 1967 года Епископ Кировский Владимир: "Мы должны приспособляться к новым обстоятельствам и условиям жизни подобно ручейку, который, встречая на своем пути камень, обходит его. Мы живем вместе с атеистами и должны считаться с ними и не должны делать ничего, что им не нравится".

Интересно, что Б. В. Талантову в КГБ 14 февраля 1967 года сказали почти то же самое: "Вы, - сказал сотрудник КГБ, обращаясь к Талантову, - требуете открыть все закрытые церкви, но вы живете вместе с атеистами и должны считаться с их желаниями, а они не желают, чтобы были открыты церкви".

В серафимовской церкви города Кирова 20 января 1966 года - в день памяти Св. Иоанна Крестителя - один священник в своей проповеди сказал: "Иоанн Креститель всех очень просто учил - слушайтесь во всем начальников". Из этого видно, чт онвоый епископ, усвоив приспособленчество к атеизму, стал послушным орудием в руках атеистической власти, и эт оявляется самым гибельным для церкви результатом многолетней деятельности Митрополита, а затем Патриарха Сергия.

Приспособленчество к атеистической власти ярко и четко изложено в книге "Павда о религии в России", изданной под редакцией Патриарха Сергия в последние годы его жизни при участии Митрополита (ныне Патриарха) Алексия и Митр. Николая. В этой книге Патр. Сергий и Митрополиты Алексий и Николай категорически утверждают, что в СССР никогда не было гонений на христиан, что сообщения западной печати об этих гонениях - злостные выдумки врагов советской власти, что епископы и священники с 1930 по 1941 гг. были осуждены советскими судами исключительно за свою контрреволюционную деятельность, и что само Церковное Управление в свое время было согласно с их осуждением. Чудовищная ложь этого утверждения видна уже из того, что очень многие священники, расстрелянные и погибшие в лагерях при И. Сталине, были реабилитированы при Н. С. Хрущеве. Самые мужественные борцы за правду и христианскую веру объявляются в этой книге раскольниками, политиканами и чуть не еретиками. Эта книга должна быть предана проклятию: она будет вечным позорным памятником Патриарху Сергию. И теперь мы с полным основанием приспособленчество к атеистической власти можем назвать именем Митрополита Сергия - сергиевщиной.

Спасло ли приспособленчество (сергиевщина) Русскую Православную Церковь? Из изложенного ясно, что оно не только не спасло во времена деспотизма И. Сталина Русскую Православную Церковь, но наоборот, способствовало потере подлинной свободы совести и превращению Церковного Управления в послушное орудие атеистической власти.

Категорическое отвержение Кардиналом Вышинским приспособленчества к атеистической власти и его последовательная и твердая борьба за Евангельскую правду и подлинную свободу совести првиела к тому, что сейчас в Польше Церковь действительно независима от государства и пользуется значительной свободой.

Итак, ложью нельзя защищать Церковь.

Приспособленчество - маловерие, неверие в силу и Промысел Божий. Приспособленчество не совместимо с истинным христианством, т.к. в основе его лежит ложь, угодничество сильным мира сего и ложное разделение духовных потребностей на чисто религиозные и общественно-политические. По учению Христа, вера должна направлять интеллектуальную, семейную и общественную жизнь каждого христианина. "Вы соль земли", "вы свет мира" (Мф. 5, 13-14), говорит Христос, обращаясь к своим последователям. В соответствии с этим Кардинал Вышинский говорит: "В Польше Церковь должна пронизывать все: книги, школу, воспитание, культуру народа... живопись, скульптуру и архитектуру, театр, радио и телевидение... общественную и экономическую жизнь"


Добавить комментарий


© 2009-2017 eshatologia.org. Сайт Архиепископа Виктора (Пивоварова).
При перепечатке материалов активная ссылка на сайт www.eshatologia.org обязательна.
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Маранафа: Библия, словарь, каталог сайтов, форум, чат и многое другое. Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru